Поиск по сайту

28 Октября 2015

Елена Владимировна Давыдова: «Душевный посыл затмевает любые физические ограничения»


Мне нравится!

IX открытая научно-практическая конференция «АртЕкатеринбург» неслучайно проходит на площадке Театра балета «Щелкунчик»: под его крышей всегда рады поддержать любую инициативу, а особое внимание здесь всегда уделялось благотворительным проектам. Директор «Щелкунчика» Елена Владимировна Давыдова рассказала нам, возможно ли исцеление искусством, почему особым театрам приходится бороться за свое существование и можно ли достичь высокого художественного результата, несмотря на физические ограничения.

— Елена Владимировна, в этом году научно-практическая конференция «АртЕкатеринбург» посвящена взаимодействию культуры и социальной ответственности. Почему эта тема сейчас актуальна?

— Потому что наши учреждения культуры очень много работают с людьми, имеющими ограничения по здоровью. Мы хотели бы объединить этот опыт, проанализировать его и поделиться с другими. Задача конференции ― направить и систематизировать этот процесс, найти дальнейшие пути развития, потому что сейчас это делается, как правило, время от времени, по велению души. Совсем другое дело, когда подобные инициативы поддерживает Управление культуры: в последнее время оно заняло в этом вопросе активную, даже главенствующую позицию ― большое им за это спасибо. А когда есть подобная поддержка, то все выходит на совершенно другой уровень.

У наших учреждений культуры большой опыт подобной работы, им есть, чем поделиться. Сфера культуры ― та область, где должна быть создана безбарьерная среда. Не только в буквальном смысле: безбарьерным должен стать не только доступ в здание театра или музея, но и само искусство, творчество. Ведь это та сфера, где люди с ограничениями здоровья могут общаться, развиваться через какие-то художественные практики, чувствовать себя наравне со здоровыми людьми.

— Есть даже такое понятие ― театротерапия. Как вы считаете, насколько в наше время актуален этот термин? Возможно ли исцеление театром?

— Тут нужно говорить сразу о двух ситуациях. Первая: человек приходит в театр как зритель, получает эмоциональный заряд ― и, как и любой зритель после хорошего спектакля, чувствует необыкновенный душевный подъем и желание жить. Вторая: человек непосредственно занят в театральном представлении. Это такая возможность для самореализации, для ощущения себя совершенно полноценным членом общества, что в какой-то момент можно забыть о наличии каких-то ограничений. Это не значит, что человек выздоравливает, но он чувствует, что может делать что-то наравне со здоровыми людьми.

К сожалению, таких коллективов, которые могут наравне с профессиональными артистами интегрировать в спектакль людей с ограничениями, не очень много. Но их опыт показывает: глядя на это искусство, зритель смотрит как бы сквозь тело — душевный посыл, который идет со сцены, настолько мощный, что затмевает любые физические ограничения. В результате спектакль приобретает высокую художественную ценность. Но для этого в руководителе должен сложиться талант и постановщика, и педагога, а это громаднейшая редкость. Это должен быть человек необыкновенной души и профессионализма, как, к примеру, Лилия Севастьянова — художественный руководитель театра «ЛИК», который привезет на конференцию спектакль «Из глубины воззвах к Тебе…».

— Вы знакомы с этим театром, видели их спектакли?

— Не просто знакома ― я дружу с Лилией уже больше 30 лет. Мы познакомились с ней в Ташкенте. Сначала у нее был театр с профессиональными танцовщиками, но Лилию, очень талантливого педагога, нередко приглашали во Францию проводить мастер-классы по пластической импровизации. Однажды в ее группу попала девушка на костылях. По итогам серии мастер-классов Лилия с участниками показывали какой-то готовый результат на зрителя — тот прекрасно воспринял эту девочку на костылях в составе профессионального коллектива. Видимо, этот случай как-то подтолкнул ее, чтобы попробовать заниматься не только с профессиональными танцовщиками, но и с артистами, имеющими ограничения по здоровью.

Первое время профессиональный состав и коллектив детей, которым требовалась реабилитация, существовали отдельно. А потом стали появляться совместные спектакли, объединенную труппу начали приглашать на российские и международные фестивали. Конечно, им очень сложно находить средства на такие поездки: этот театр не является ни муниципальной, ни государственной структурой, живет за счет редких грантов, которые Лилии время от времени удается «выбивать».

― Насколько я понимаю, таким «особым» театрам вообще существовать нелегко. В одном из своих интервью директор театра «Синематографъ» Ирина Кучеренко говорила о том, что никакой финансовой поддержки нет, доходы от продажи билетов не покрывают ни зарплат актеров, ни затрат на аренду помещения, приходится постоянно искать какие-то выходы, пробиваться. Не мешает ли это творческому процессу?

― Конечно, мешает. Хорошо, если у руководителя театра, помимо творческой жилки, есть еще и качества продюсера. Но это большая редкость, и, слава богу, что такие люди вообще есть. Конечно, если бы в обществе было бы немножко другое отношение, то было бы проще. Должна быть какая-то бюджетная поддержка, потому что на одном энтузиазме далеко не уедешь. И, наверное, наша конференция призвана изменить нынешнюю ситуацию, сформировать более внимательное отношение к целым театрам и отдельным людям, которые хотят заниматься творчеством. Власти и общество должны посмотреть на это под несколько другим углом.

—А «Щелкунчик» часто работает с подобными проектами?

— Да, мы не раз принимали такие мероприятия. Иногда мы просто предоставляем концертную площадку. Разумеется, на льготных условиях, как в случае с проектом «Солнечные дети». Есть еще акция «Искусство ради жизни», мы ее первые и главные организаторы. Проект родился по народной инициативе: к нам пришли артисты Оперного театра Александр Краснов и его супруга с предложением организовать благотворительный концерт, а все собранные средства передать в детский онкологический центр. Мы откликнулись, хотя понимали, что работы будет много. Но она нас очень захватила. С одной стороны, было непросто, потому что нужно было продавать достаточно дорогие билеты, а это нелегко. С другой стороны, артисты, которым мы предложили поучаствовать в концерте, откликнулись просто на «ура», без лишних вопросов.

А главное, за несколько месяцев, пока мы готовились, организовали занятия для детей-онкобольных по разным видам искусства: хореографии, вокалу, музыке. Они так готовились к концерту, к тому, что будут артистами! Эти занятия были для них очень важны. И когда в финальной сцене концерта дети вышли на сцену и спели с Александром Красновым «Прекрасное далеко», слезы, конечно, лились ручьем ― и у женщин, и у мужчин.

Еще мы ежегодно принимаем у себя «Особый вечер»: его проводит Ротари-клуб «Екатеринбург» для новоуральской организации «Благое дело», которая занимается с детьми-инвалидами художественно-прикладным творчеством, вокалом, музыкой, театром. Они тоже испытывают большие финансовые сложности, и Ротари-клуб помогает им: организует выступления на нашей площадке, привлекает все бизнес-сообщество, и в итоге собирает немаленькие средства, которые передает в «Благое дело».

Мы принимали у себя гастроли «Синематографа» — это жестовый театр, очень выразительный. У нас здесь были аншлаги, люди выходили потрясенные…

Но проекты ― это все равно проходящее, как бы мы ни старались в их рамках уделить детям больше внимания. Особенным людям нужен системный подход, какая-то образовательная программа. А потом уже их можно интегрировать в спектакли, где они будут играть наравне со здоровыми детьми. Мне кажется, это тот результат, к которому нужно стремиться.

А вообще в «Щелкунчике» еще есть резерв времени, и у меня мечта ― организовать в наших стенах комплексную работу с подобными детьми. Но я, конечно, ищу педагога, который возглавил бы эту работу, это должен быть совершенно особенный человек.

— Елена Владимировна, такие мероприятия, несомненно, нужны особенным детям. А что получает другая сторона – та, которая делает «для»?

— Приведу пример. В апреле к нам приезжал американский коллектив Revolution Dance во главе с Дуэйном Шёнеманом — это бывший военнослужащий и спортсмен, который сейчас прикован к коляске. Но какие потрясающие вещи он делал на сцене! Просто дух захватывало! Он организовал коллектив, в котором участвуют и профессиональные, совершенно здоровые участники, и инвалиды. Несколько дней у нас шли мастер-классы, и нашлось несколько людей с ограничениями по здоровью из Екатеринбурга, которые систематически ходили на эти занятия, в итоге их включили в финальный номер концерта этого коллектива.

Там же принимали участие и дети из «Щелкунчика», и пока они ждали своего выхода, я позвала их на технический балкон — посмотреть выступление Revolution Dance. Ведь одно дело — выступить и даже не знать, что будет дальше на сцене, и совсем другое — когда видишь это своими глазами. Какие у детей были эмоции, какой восторг! Надеюсь, они поняли и запомнили одну важную вещь: оказывается, находясь в трудном положении, можно делать совершенно потрясающие вещи и достигать высокого художественного результата. И уже не так важно, на коляске человек или нет… Думаю, для наших детей это прекрасный воспитательный момент и эмоциональное потрясение, которое запомнится им надолго.

Беседовала Дарья Мичурина

Фото: Эдуард Крылов

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга