Поиск по сайту

11 Ноября 2019

«Инклюзия в культуре – признак вашего профессионализма»

О пленарном заседании IV Всероссийской открытой научно-практической конференции «Культура и социальная ответственность: мы все разные. Культура для всех»


Текст: Дарья Санникова Текст: Дарья Санникова
Фото: Георгий Сапожников Фото: Георгий Сапожников
Мне нравится!

8 ноября в Театре балета «Щелкунчик» состоялась уже четвертая по счету конференция, которую организуют создатели проекта Управления культуры Администрации города Екатеринбурга «Культура для всех». Сюда приезжают специалисты, готовые делиться знаниями, опытом, проблемами и решениями, необходимыми для создания универсальной безбарьерной городской среды. Нынешняя встреча стала, пожалуй, самой полезной из всех, что прошли за эти четыре года.

Участников конференции поприветствовали уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова, первый заместитель министра культуры Свердловской области Галина Головина, уполномоченный по правам ребенка в Свердловской области Игорь Мороков и начальник Управления культуры Илья Марков. Последний поблагодарил за участие в конференции социальных партнеров, заместителей глав администраций районов по социальным вопросам, тех, кто приехал из других городов, а также команду единомышленников из сферы культуры города Екатеринбурга, которые занимаются вопросами инклюзии. Илья Николаевич подчеркнул, как важно сегодня делиться и обмениваться опытом в этой сфере, а также привел недавний пример: «После спектакля «Проданный смех», который прошел с тифлокомментированием в ЦК «Урал», мне сказали: «Представьте, незрячий от рождения человек в принципе не знает, что такое красный цвет». В этот момент в моем мозгу что-то переключилось, и я действительно понял, что мы с этим человеком живем в разных мирах, и этот другой мир очень важно постигать. Мне бы хотелось, чтобы конференция стала шагом в этот мир – чтобы впредь мы разговаривали на одном языке – языке культуры».

В рамках конференции прошло пленарное заседание, серия мастер-классов и итоговый концерт с участием инклюзивных коллективов. Сегодня мы расскажем о содержательных докладах, которые подготовили специалисты в области инклюзии.

«В инклюзии получается не все и не всегда. Почему?»

Первой на сцену вышла ректор Екатеринбургской академии современного искусства Инна Ахьямова. Вопрос о том, почему не все и не всегда получается в инклюзии, стал ключевым в ее выступлении. Представляем главные тезисы доклада.

Инклюзия – это процесс реального включения людей с инвалидностью в активную общественную жизнь; это искусство общения, от которого выигрывает каждый: посетители, сотрудники, само учреждение культуры. И возможен этот процесс лишь при равноправии всех участников. Что этому мешает? Вопиющая форма социального неравенства – неравенство по признаку здоровья. Между тем, сегодня в Свердловской области – 273 644 человека с инвалидностью.

Первое, что мешает инклюзии – средовые барьеры, то есть все, что связано с архитектурными и техническими решениями. Руководителей учреждений культуры пугают трудоемкие и затратные мероприятия по созданию доступной среды. На сегодняшний день это преграждает путь к культуре людям с двигательными нарушениями – это 20% от общего числа людей с инвалидностью.

Убрать только лишь физические барьеры недостаточно – необходимо решить проблему информационной доступности. Этому зачастую мешают стереотипы. Так, вопреки расхожему мнению, лишь пятая часть незрячих умеет читать шрифт Брайля, менее трети глухих могут понимать письменную речь.

Доступность учреждений повышается, когда исчезают отношенческие барьеры. Чтобы преодолеть их, должна расти компетентность персонала: сотрудники должны знать, как встретить человека с инвалидностью, как проводить до места в зрительном зале, как подать информацию – чтобы, в конечном счете, посетитель непременно вернулся.

Почему именно сфера культуры должна организовать социализацию всех категорий граждан? Во-первых, творческие процессы и показатели регламентированно гораздо менее жестки, чем, к примеру, в сфере образования. Во-вторых, творческая реализация здесь не имеет возрастных ограничений для человека, а для людей с инвалидностью сфера культуры зачастую – единственное окно в мир.

Инна Анатольевна также приводит критерии инклюзивности учреждений, разработанные российско-германским проектом InKultur, среди которых – организационная политика, воля, а также устойчивость результатов. Без этого инклюзия не обретет стабильности и не будет развиваться дальше. К счастью, некоторые муниципальные учреждения культуры, понимая это, создают системные проекты. Одним из ярких примеров системной инклюзии, реализующих ведущий принцип инклюзии «Ничего о нас без нас», является Общественный совет муниципальной сферы культуры города Екатеринбурга.

Важно и создание рабочих мест для людей с инвалидностью: уже есть «Мастерская безграничных возможностей» Ассоциации «Особые люди» (именно они сделали для конференции значки и футболки), «Город мастеров» организации «Открытый город» (швейные, деревообрабатывающие мастерские по созданию авторских украшений и экопродукции), мастерские организации «Благое дело» (печать на кружках и футболках, керамическая, швейная, бумажная, деревообрабатывающая мастерские).

Проблемы реализации инклюзивной деятельности:

  • нет переводчиков на жестовый язык, тифлокомментаторов и тифлокомментариев;
  • недостаточное количество лифтов, пандусов, специально оборудованных туалетов, механизмов, автоматически открывающих двери для людей, испытывающих трудности в передвижении;
  • нет зон сенсорной разгрузки, адаптированных программ, социальных историй для людей с ментальными особенностями;
  • на уровне отношений страдают язык и этикет: налицо неумение обращаться и общаться с людьми с инвалидностью.

Мировая тенденция в инклюзии в сфере культуры – отход от нозологического подхода в сторону потребностей человека. Людей с инвалидностью больше не пытаются разделить по группам и видам, а стараются отвечать разным потребностям. Оказывается, что можно одновременно отвечать запросам разных групп населения, сменив или уточнив инструменты инклюзии.

Эффективные инструменты инклюзии:

  • упрощенный, ясный, адаптированный язык, который пригодится не только людям с ментальными особенностями, но и посетителям с нарушениями слуха, мигрантам;
  • видео, сопровождаемое жестовым языком и размещенное на сайте или в приложении: оно может описывать не только конкретное событие (выставку, экспонаты), но и рассказывать о самом учреждении культуры;
  • социальные истории, сопровождаемые фотографиями описываемого места, пути следования к нему и в нем, поясняющие его назначение;
  • крупнотекстовые описания картин – увеличенные экспликации сможет рассмотреть человек с ослабленным зрением, а также люди любого возраста (дети, пожилые);
  • выход артистов театра к аудитории после спектакля с тифлокомментарием, что поможет дополнить, уточнить образы, прикоснувшись к костюмам и декорациям;
  • тактильные картины;
  • словесное описание (тифлокомментарий) выставок, спектаклей.

«Активное применение инструментов инклюзии, делающее возможным включение людей с инвалидностью в работу учреждений культуры, не только создает для всех участников ощущение принадлежности к процессам творчества и сотворчества, но и дает очевидную выгоду самому учреждению. Это помогает принятию решений по созданию безбарьерной во всех смыслах среды, способствует повышению статуса и конкурентоспособности учреждения, формирует его позитивный и современный профессиональный имидж. Глядя на такое учреждение культуры, мы ясно понимаем, что эта история не про жалость и гражданский долг. Эта история про профессионализм», – завершила свое выступление Инна Ахьямова.

«Говорим – думаем – относимся к людям»

С докладом «Инклюзия – новое понятие в масс-медия. Взаимодействие с людьми с инвалидностью» выступила Александра Рубцова, специалист федерального инклюзивного проекта «На урок вместе» Ассоциации «Особые люди», магистр инклюзивного образования.

«Мы все с вами разные. Но в первую очередь мы с вами все – люди. Запомните это слово, оно нам сейчас пригодится», – начала свое выступление Александра Евгеньевна. И действительно, опираясь главным образом на это понятие, докладчик сумела объяснить, какие термины употреблять корректно, а какие – нет, и главное, почему.

То, что мы говорим, выражает наши мысли и отношение к человеку. Обращаясь к людям с инвалидностью (как и к любым другим людям), важно показать свое уважение – без жалости и стереотипов. Именно поэтому не стоит употреблять слова «больной», «ненормальный», «с дефектами» – они могут обидеть того, с кем вы общаетесь.

Если слово – к примеру, «инвалид» – употребляется в документах, это не значит, что его можно использовать при общении: перед вами не бумажка, а живой человек. Поэтому корректный и уважительный термин – «человек с инвалидностью».

А вот еще несколько примеров правильного и неправильного употребления слов.

Верно: «человек на коляске», «человек с инвалидностью с детства», «человек с ДЦП», «человек с ментальной инвалидностью», «человек с синдромом Дауна», «человек с эпилепсией», «человек с особенностями эмоционального развития», «незрячий человек», «неслышащий человек», «человек, говорящий на жестовом языке».

Неверно: колясочник, дефект, ДЦП-шник, умственно отсталый, даун, аутист, даунята, аутята, глухонемой.

Без некоторых терминов не может обойтись медицина, но от них спокойно можно избавиться при общении с человеком.

В массовой культуре сейчас намечаются новые тенденции рассказа о людях с инвалидностью:

– люди с инвалидностью стали выступать на сцене, рассказывая о своей жизни от первого лица;

– они говорят о своей активной позиции в жизни и обществе;

– говорят о том, что у них есть права и им не нужны одолжения: они могут пойти работать, если того захотят, и это только их решение;

– в СМИ стало звучать, что обществу полезно умение учиться взаимодействовать с людьми с инвалидностью – такие люди привносят в общество что-то новое;

– человек с инвалидностью – это не герой. Если он устроился на работу, не факт, что он превзошел себя – просто он хороший специалист;

– допускается юмор вместо драматизации.

10 правил этикета от людей с инвалидностью:

  1. Обращайтесь непосредственно к человеку, а не к его сопровождающему. Если он по какой-то причине не может ответить вам жестом или голосом, сначала обратитесь к нему и только после этого – к сопровождающему.
  2. Если у человека есть трудности в общении, будьте терпеливы. Всегда давайте собеседнику возможность договорить.
  3. При общении с незрячими людьми произносите вслух все, что происходит вокруг, называйте себя и тех людей, с которыми вы пришли, и говорите о том, что уходите.
  4. Если хотите помочь – обязательно спросите, хочет ли этого человек с инвалидностью.
  5. Пожмите руку при знакомстве. Не можете правую – пожмите левую или просто легко прикоснитесь.
  6. Инвалидная коляска, костыли, белая трость, собака-проводник неприкосновенны.
  7. Очень важно быть на одном уровне с собеседником. Если есть возможность – присядьте на стул или на корточки.
  8. Не смущайтесь говорить незрячему человеку «Увидимся», неслышащему «Вы слышали об этом?». Незрячие люди спокойно говорят о себе: «Я смотрел телевизор», неслышащие – «Я слушал музыку».
  9. Чтобы привлечь внимание человека, помашите ему рукой или похлопайте по плечу.
  10. Относитесь к людям с инвалидностью точно так же, как к людям без инвалидности.

«Инклюзивый дизайн – это дизайн для всех»

Елена Леонтьева, эксперт по доступной среде и универсальному дизайну, председатель Екатеринбургской городской общественной организации инвалидов-колясочников «Свободное движение» прочитала доклад «Ошибки и стереотипы при создании доступной среды в учреждениях культуры». Елена Геннадьевна отметила, что главная задача ее выступления – дать общее представление о том, как правильно создавать среду, какие подходы учитывать при этом и каких глобальных ошибок нужно избегать.

«Среда должна создавать равные права и возможности для всех. Задача программы «Доступная среда» – сделать так, чтобы люди, которые сегодня ограничены в правах, могли иметь такие же возможности к независимой жизни, как все остальные граждане. Существуют разные подходы к созданию комфортной, доброжелательной для всех среды», – начала выступление спикер и сразу перешла к примерам.

Елена Геннадьевна рассказала о разнице двух устройств: гусеничного ступенькохода и лифта. Первый, казалось бы, предназначен для того, чтобы люди на коляске могли преодолевать лестничные пролеты. Зачастую учреждения покупают эти недешевые устройства, не разобравшись в их специфике. Между тем, это устройство индивидуального пользования (оно подойдет не каждой коляске), но главное – люди с инвалидностью наотрез отказываются им пользоваться: это неудобно и небезопасно. Не говоря уже о том, что ступенькоходом могут пользоваться только люди на коляске. В то же время лифт – устройство гораздо более дорогое, однако им с удовольствием будут пользоваться не только люди с инвалидностью, но и беременные женщины, пожилые люди и все, кому передвижение по лестнице дается с трудом.

«Когда мы пытаемся создать доступную среду, мы часто пытаемся решить отдельные проблемы людей с разными категориями инвалидности», – отмечает эксперт, предлагая говорить о доступности среды как о факторе, способствующем комфорту абсолютно всех посетителей. Универсальный дизайн недаром зачастую называют инклюзивным дизайном. Среда должна быть эстетичной, красивой, интеллигентной.

Проблема в том, что учреждения, стремясь создать доступную среду, зачастую не знают, к кому обратиться: в России очень мало экспертов, которые могут дать дельный совет. В то же время процветают компании, создающие оборудование для доступной среды, они стремятся продать как можно больше – в том числе то, что учреждению совсем не нужно.

Эксперт приводит несколько подробных примеров: как не стоит оформлять входную группу (обилие ненужного желтого цвета, звуковой маячок, тактильная плитка, которая не будет работать семь месяцев в году, сигнальные полосы по контуру дверей лифта, световые маячки, мнемосхемы на ножках), туалет (с желтой тактильной плиткой, кнопкой чрезвычайного вызова в неподходящем месте, бегущей строкой, наклонным зеркалом).

Где можно получить подробную информацию о создании по-настоящему доступной среды? 18 ноября в Центре культуры «Урал» состоится семинар «Культура. Практика. Доступность», на котором екатеринбургские участники поездки в Берлин по программе InKultur поделятся своими наблюдениями. «Нам детально рассказывали, что и как сделано для людей с инвалидностью, мы задавали массу вопросов. За три дня мы обошли семь абсолютно разных учреждений, увидели семь разных подходов», – сказала Елена Леонтьева. Зарегистрироваться на семинар можно по почте egleont@gmail.com.

«Мы стали энтузиастами, которые внедрили услугу тифлокомментирования»

Четвертое выступление – от директора Центра культуры «Урал» Татьяны Иргалеевой – было основано на практическом опыте: недавно в «Урале» состоялся спектакль «Проданный смех» с тифлокомментированием.

Татьяна Валиевна отметила, что в 2008 году в Центре культуры «Урал» прошла реконструкция, благодаря которой он стал на тот момент практически единственной городской площадкой с запроектированной инфраструктурной доступностью. Тогда появился отдельный вход для людей на колясках, туалетная комната, лифт, отдельное парковочное пространство. Однако при этом не было закуплено оборудование ни для глухих и слабослышащих, ни для незрачих и слабовидящих. Однако в этом году центр культуры стал энтузиастом, который внедрил услугу тифлокомментирования спектакля.

Идея возникла в сентябре во время образовательной поездки в Берлин в рамках проекта InKulture: именно там Татьяна познакомилась с тифлокомментатором из Самары Екатериной Аверьяновой, которая в итоге и озвучивала 2 ноября спектакль «Проданный смех».

Что нужно знать о тифлокомментировании?

  1. Это достаточно новая услуга, хотя Советский Союз был одним из лидеров аудиодескрипции.
  2. Тифлокомментаторы работают не только с театрами, но и с кинопрокатчиками, и с музеями.
  3. Единственная организация, которая выпускает образованных тифлокомментаторов, – Институт «Реакомп», и сегодня в России всего 51 квалифицированный специалист, который прошел обучение по сертифицированной программе. Есть такой специалист и в Екатеринбурге – это Мария Белькова.
  4. Стоимость такой услуги – 18-20 тысяч рублей за разработку адаптационного сценария.
  5. Самый известный в стране кейс по тифлокомментированию – Московский губернский театр, где работает один из самых известных тифлокомментаторов России Ирина Безрукова, а все спектакли проходят с тифлокомментированием.
  6. В Екатеринбурге же опыт довольно скромный – до Центр культуры «Урал» попытки делал только Свердловский театр драмы, а 7 декабря в Театре эстрады состоится премьера спектакля «Львенок и Черепаха».

Работа конференции продолжилась мастер-классами, которые провели ребята с ограниченной мобильностью, нарушением слуха, незрячие и слабовидящие, а также с ментальными особенностями. Они учили на собственном примере, как можно и нужно с ними обращаться. Об этом мы обязательно напишем завтра – следите за обновлениями на сайте.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов