Поиск по сайту
Размер шрифта А А А
Цвет сайта Ц Ц Ц
Изображения выкл
Обычная версия

30 Октября 2019

Темнота как ресурс

Беседа об источниках вдохновения, ресурсах и важности смотреть сердцем


Текст: Анастасия Мошкина Текст: Анастасия Мошкина
Фото: Татьяна Доукша Фото: Татьяна Доукша
Мне нравится!

Накануне Всероссийской открытой научно-практической конференции «Культура и социальная ответственность: мы все разные. Культура для всех» журналист и фотограф портала «Культура Екатеринбурга» встретились с тремя прекрасными девушками, которые выступят тренерами на мастер-классах для специалистов культуры. Юлия Дик, Татьяна Брагина – гиды по темноте, Оксана Александрова – директор и один из инициаторов проекта «Галерея в темноте «Смотри сердцем» отвечали на наши вопросы о том, где они берут ресурсы и вдохновение, что для них важно, для кого создана галерея и как правильно общаться с незрячим человеком.

Галерея «Смотри сердцем» со скоростью звука выдает программу за программой: в темноте уже можно не только проводить квесты по ориентированию, но и выжимать и дегустировать соки, готовить вкусную еду, рисовать, заниматься йогой и растяжкой, учиться правильно дышать, лепить скульптуры, слушать музыку, проходить командообразующие тренинги и тренинги личностного роста, читать и писать стихи, устраивать романтические свидания и еще множество всего, что не уместится на одну страницу. Помимо вышеперечисленного галерея «Смотри сердцем» активно участвует в жизни социального и инклюзивного Екатеринбурга. А все потому, что темнота для этой команды – не причина страха, тоски и прочего со знаком минус, а ресурс и интерактивное пространство для самопознания и ярких впечатлений. Как действовать в темноте? Смотреть сердцем.

Мы сидим за столиком в галерее, на котором лежат кубик Рубика, книги, калькулятор с шрифтом Брайля, головоломки, записная книжка, механические наручные часы на кожаном ремешке… Последние и привлекают мое внимание: на циферблате точки, но точки под стеклом, как можно узнать время человеку незрячему – загадка… Оксана чувствует разгорающееся любопытство, легким движением руки нажимает на секретную кнопочку корпуса часов – и стекло поднимается! Раздается легкий возглас удивления непосвященных.

Оксана: Это часы со специальной маркировкой. Несмотря на разговорчивый цифровой мир, которым активно пользуются незрячие, многие все равно носят такие часы, потому что это удобно: тихо (никто вокруг даже не догадается, что ты не видишь, если у тебя нет в руках трости и голосового сопровождения) и элегантно – что тоже важно чувствовать.

С этих слов и завязывается разговор.

– Что для вас важнее: чувствовать или понимать?

Юлия: Чувствовать. Если я почувствую, то я пойму. Это правило действует и символически, и буквально: я осязаю предмет – чувствую его, и потом понимаю его.

Оксана: Наверное, название нашей галереи «Смотри сердцем» как раз ставит на первое место то, что важнее – чувствовать. Многие вещи понять невозможно, их можно только почувствовать, затем прочувствовать, затем принять или нет. Нам в какой-то момент показалось, что ощущенческих моментов сейчас многим не хватает, так появилась наша галерея как площадка, где можно почувствовать и увидеть сердцем.

Татьяна: Я все обдумывающий человек, но тоже соглашусь, что через ощущения мне все становится понятней. Через разные ощущения, новый опыт, любопытство. Если раньше я сидела и наблюдала, слушала, старалась понять, то сейчас я всегда на первой линии – участвую сама, пробую руками, стараюсь ощутить, даже высказываю мнение. От этого чувствую себя лучше.

– Какая победа для вас на сегодня – главная?

Татьяна: Найти себя – победа. А найти себя и быть при этом полезной – двойная победа. Я целенаправленно искала работу, потому что реализовалась как мама, жена, но мне хотелось полезной деятельности. Хотелось такую работу, чтобы она нравилась и я была при этом полезной. В галерее, в темноте – я приношу пользу. Я чувствую, какими люди заходят туда, какими выходят. Поэтому здесь я делаю то, что люблю, и получаю за это деньги.

Оксана: Галерея для меня сейчас тоже две моих победы – личная и профессиональная. Когда три года об этом мечтаешь, а потом берешь и делаешь, то это еще какая победа! Сейчас уже реализованному проекту один год и семь месяцев. Я помню, как два года назад я просто окунулась в это с чувством, что «в омут с головой», потому что не у кого было спросить, как надо, и мы осваивали все с ноля. И вот уже мы набираем обороты, нас узнают. Вторая часть победы – это отзывы. Недостаточно сделать для галочки – важно еще получить обратную связь. Гостям, выходящим из темноты, мы раньше задавали много вопросов, сейчас только один – удалось ли нам их удивить. И в ответ мы получаем: «О! Да!». Когда мы читаем отзывы, то есть ощущение, что мы вдохновляем людей, открываем им в них самих что-то новое, помимо нового снаружи – незнакомого до этого им мира незрячего человека – еще и новое внутри, то, чего они не понимали, не чувствовали в самих себе.

Юлия: Моя главная победа – победа над самой собой. Та, какая я сейчас, – это моя победа. Я стала уверенней в себе, стала выходить из дома, нашла работу. На тот момент, когда потеряла зрение, я думала, что никогда в жизни не буду работать. И даже убедила себя начать от этого получать кайф – вроде как живешь и живешь. А сейчас я уже не понимаю, как я могла так думать, как можно жить без работы, все пустить на самотек. Сейчас у меня новая планка – каждый день делать что-то новое: один день – работа и бассейн, к примеру; второй – танцы и работа; третий – новый маршрут. Это разве не победа? Осталось еще победить один пункт – страх, что я заблужусь. Часто бывает, что я иду правильно, но маленький червячок в голове сидит и повторяет: «Ты не туда идешь. Ты не туда идешь», – от этого чувствуешь себя неуверенным. Иногда даже начинаешь сбиваться с правильного пути именно из-за неуверенности. Сама себя завожу, потом собираюсь с духом и справляюсь с ситуацией. Я называю это «Потеряшки».

– Что намечено следующим уровнем победы?

Татьяна: Хочется расти. Повышать свою квалификацию гида. Хочется осваивать город – ходить каждый раз новыми маршрутами. Раньше я ходила от дома до школы сына, а в центр одна не выбиралась, сейчас я езжу на работу одна – пора осваиваться дальше.

Юлия: Мне нужна уверенность еще. И какой-нибудь рост карьерный: к примеру, обучать новый персонал. Уверенность я уже тренирую новыми маршрутами. Еще подойти к незнакомым людям и попросить помощи – это тоже тренировка. Хочется учиться – у меня много есть всяких желаний. К примеру, сейчас я осваиваю Инстаграм и хочу стать блогером.

– Что для вас труднее – подождать, пока предложат помощь, или попросить ее самим у незнакомых людей?

Юлия: Чаще получается, что как только заметался, то стал выглядеть неуверенно. Пока ты думаешь, люди к тебе уже подошли и предложили помощь. Принимать ее или нет, всегда зависит от настроения: иногда оно бывает такое, что не хочешь никого затруднять, иногда вдруг появляется уверенность, что ты сам справишься с ситуацией, в которую влип по своей вине. Это такой маленький реванш над собой.

Иногда бывает, что ты полон решимости помочь себе сам, а к тебе кто-то подскакивает и, не спрашивая, начинает куда-то вести. Смешно получается, потому что человек не спросил, нужна ли мне помощь и куда мне надо. К примеру, вчера из-за «червячка сомнений» в очередной раз случилась со мной «потеряшка», хотя я шла правильно. Подскочил человек, который, не спросив, повел меня в сторону со словами «Вам туда надо!». Я ему пыталась сказать: «Подождите, откуда вы знаете, куда мне? Я еще сама не разобралась!», в этот момент второй человек начал тянуть меня в другую строну, уверяя, что нет – мне туда… И тут начинается переполох! Самое главное, никто не спрашивает, куда надо мне (Смеется. – Прим. ред.) и тащит туда, куда ему по пути. Что в голове у людей происходит, когда они видят незрячего человека, откуда это желание тащить меня куда-то (Задумчиво. – Прим. ред.)… Только что в метро ехала, и добрый человек, когда я заходила на эскалатор, схватил мою трость и говорит мне: «Так, а теперь давайте, ступайте на эскалатор». Я пытаюсь выдернуть свою трость у него из рук и говорю: «Так я тростью и определяю, куда мне ступить». Нелепая ситуация: трость – это же мои глаза, зачем ее забирать – она мне помогает, а не мешает.

– Как правильно помочь растерявшемуся незрячему человеку, как правильно подойти и спросить, надо ли помочь и как это сделать?

Юлия: Это моя любимая тема, мой конек. Я люблю об этом говорить и хочу об этом рассказывать на всех углах. Если вы видите незрячего человека, который просто идет или стоит, задумавшись, но не растерянно, то не надо ему мешать. Если он в стеночку лбом не бьется, то у него все в порядке. Если видите, что человек не уверен, и вы располагаете свободным временем и не бросите его, к примеру, на середине перекрестка, то подойдите, затроньте за локоть и спросите, не нужна ли ему помощь и какая именно помощь нужна. Может, он идет, о дороге думает, слушает уличные ориентиры, прислушивается к шумам, а тут вдруг под ухо прямо: «Вам помочь?!» Так забудешь все на свете, кто ты, где ты, куда шел… Тихонечко задеть и спросить, нужна ли помощь. Спросить, куда именно надо, и только потом помочь, но на полдороги не бросать. Можно еще представиться – это приятно. Только не надо насильно помогать.

Оксана: Нам наш друг Михаил Войцеховский рассказывал, как он приехал в другой город на семинар, вышел из гостиницы, стоит на тротуаре и прокладывает маршрут в голове. И вдруг его какие-то два бравых парня подхватывают за локти и переносят через дорогу – молча… Причем именно переносят, так как они высокие и сильные, а он даже ногами до дороги не достает… Ставят не в том направлении, которое ему нужно, и уходят. А ему не надо было на эту сторону улицы. Ему теперь надо обратно…

Татьяна: Это называется причинить добро.

Юлия: Еще есть одна распространенная ситуация: я иду, захожу в помещение, ищу вторую дверь тростью. Шаг, второй… Я знаю, что по логике вещей она здесь где-то, но ее нет. Я думаю, может, не в ту сторону пошла… И тут я прямо в торец двери лбом влетаю! Ага, думаю, значит, опять эту дверь мне люди добрые открыли и стоят молча, даже не дышат, спасибо большое вам (Смеется. – Прим. ред.). Но, пожалуйста, или не отрывайте дверь передо мной, или предупредите, что вы ее держите открытой.

Оксана: Когда человек побывает в галерее в темноте – все очень становится понятно: понятно о себе в таких же условиях. Ты понимаешь, что не видишь дверь и дверной проем, но ты можешь ее найти сам или тебе правильно помогут. Человек, единожды это испытав, уже не совершит такой ошибки.

Юлия: Мне бы еще хотелось добавить, чтобы люди не боялись незрячих. И вообще, чтобы люди не боялись людей. Иногда обращаешься за помощью, а человек начинает заикаться от страха. Я в этот момент думаю, неплохо бы сделать какой-нибудь реабилитационный центр для людей, которых я ранила своей просьбой.

Возвращаемся к вопросу, что труднее (или проще) – просить помощи или ждать.

Татьяна: Я в равной степени и прошу помощь, и принимаю ее. Если понимаю, что иду не туда, сначала осматриваюсь, а в этот момент мне всегда предлагают помощь, если кто-то рядом. Я лишний раз анализирую то, что происходит вокруг меня, и потом принимаю решение, даже предложенную помощь обдумываю.

Когда мне надо перейти дорогу, то подхожу к человеку и спрашиваю: «Можно, я к вам присоединюсь?» Однажды так я подошла к французу, когда ехала в театральную студию. Повторяю несколько раз: «Можно, я к вам присоединюсь?», а в ответ – тишина. И тут кто-то другой рядом говорит мне: «Так это иностранец», – и попытается ему объяснить, что я прошу помощи, так и познакомились втроем.

А еще однажды я шла на работу, а тут несколько дверей на входе в «Успенский». И в какой-то момент меня за плечо кто-то молча схватил, крепко так, скорректировал, направил в нужном направлении и отпустил… Прямо как рука судьбы, подумала я… (Смеется. – Прим. ред.). Правда, в другой раз мне помогли зайти в «Успенский» и поставили на эскалатор, хотя я попросила к лифту подвести…

Оксана: Сильной женщиной в этом мире быть проще. Я оглядываюсь назад на свою жизнь и понимаю, что я многое могу сама. И еще понимаю, что предложить помощь легче, чем ее просить. Но, глядя на гидов, учусь у них, как просить помощь – просто попроси. Я вообще многому учусь у них – они моя зона роста.

– Темнота – это что? Темнота – это страх или она полна идей?

Оксана: Темнота – это бесконечный ресурс. Подобные проекты в других городах работают дольше, чем мы, но у нас на сегодняшний день программ больше, чем у остальных. И с утра я придумала еще одну – специально для тюменской компании дегустаторов, которая приедет к нам. Как мы это делаем? Я знаю там (В темноте, темной части галереи. – Прим. ред.) каждый миллиметр – все сделано своими руками. Так бывает, что одна компания гостей вот-вот зайдет, а предыдущая только вышла, и мне надо туда попасть, пока девочки проводят программы, чтобы что-то поправить, поменять, поставить, обновить. И я заметила, что я выхожу из темноты каждый раз с новой идеей. Так придумали свежевыжатые соки в темноте, знакомства в темноте, музыку в темноте и так далее. Для меня темнота – это творческий ресурс и потенциал. А сейчас мы готовим новую программу «Мозговой штурм в темноте», потому что хотим доказать, что темнота полна идей.

Татьяна: Мне очень понравилась фраза одной посетительницы, которая после того, как прошла галерею, сказала: «Темнота – это, прежде всего, возврат к себе». Темнота – это ситуация ощущения себя самого, когда нет ничего, кроме чувства себя, своих конечностей, своего положения в пространстве. Темнота – это возможность остановиться и подумать о себе. Я сама в темноте бываю и на музыкальных вечерах, и лепку в темноте посещала – это всегда открытие новых ощущений, вдохновения, поиск. Темнота – это космос, откуда можно черпать и черпать. Снова и снова.

Пока Оксана и Юлия отвлекаются на посетителя, я задаю сокровенный, давно мучающий меня вопрос Татьяне, незрячей от рождения:

– Расскажите, как вы понимаете для себя новые слова, особенно если это абстрактные понятия, а не предметы?

Татьяна: Иностранные слова, которые входят в нашу жизнь, мне сейчас сын объясняет – иногда не по одному разу: через описание, ассоциации, а если это предмет и его возможно взять в руки, то это ускоряет, конечно, процесс. Еще я постоянно развиваю свой опыт – люблю посещать выставки, музеи. Искусство в этом очень помогает. Особенно если есть тактильные модели или тифлокомментирование. К примеру, ходила на выставку Эрика Булатова, и там были тактильные модели. Трудно ведь объяснить картины, а у Эрика Булатова к тому же шрифтовая графика – слова, чаще беспредметные – свобода, к примеру. Мне очень понравилась его картина «Иди туда, иди сюда» и по описанию, и по тактильной модели: мне дали возможность понять, что такое туда и сюда. Куда-то в коридор уходит слово – туда, ко мне приближается – сюда. У меня рисуется внутри картинка по таким описаниям. А если я еще потрогала тактильную модель, то впечатление стопроцентно складывается! Интересно изучать то, что на первый взгляд невозможно объяснить незрячему человеку. Но на самом деле для всего есть понятное объяснение – возможно все.

Татьяна предлагает мне попробовать почитать шрифт Брайля, и я, как трудную головоломку с ключом – алфавитом, разбираю цитаты из фильмов, книг: «Для того чтобы услышать сердцем, нужно успокоить мысли – не думать, а чувствовать; не оценивать, а ценить»; «Словами можно обмануть, глазами это невозможно. Во взгляде можно утонуть, если смотреть неосторожно». Возвращаются Оксана с Юлией, а с ними и тема темноты как ресурса.

Оксана: Мы проект не для незрячих – мы проект для всех людей. Мы предлагаем: давай посмотрим, как ты дружишь с темнотой; насколько чувствительны твои кончики пальцев; как ты определяешь запахи, когда не видишь, что пахнет; как тебе на вкус еда, когда ты не знаешь, что ешь; как обостряется твой слух, твоя интуиция, твое чувство пространства. Я вот после технического открытия галереи вообще думала, что я оглохну. Почему? Потому что оказалось, что наш мир такой шумный, когда ты не видишь его! Я выходила вечером в машину, садилась, рука привычно тянулась включить какой-нибудь диск, а я одергивала ее: потому что темнота, темнота и шум, темнота и шум…

Еще я заметила, что темнота предсказывает будущее. Гости в темноте достают пожелание-предсказание, и мы каждый раз удивляемся, как они удивительным образом сбываются – сами люди пишут нам об этом. И таких историй у нас уже множество.

– Какими качествами должен обладать гид по темноте?

Оксана: Есть люди, которые хотят стать нашими гидами, но мы не берем. Один из важных критериев – незрячесть. Нашей Татьяне и Юлии практически не устроиться на работу – у них нет остаточного зрения, но в нашем случае, наоборот, именно они подходят в качестве гидов по темноте.

Юлия: Можно я встречный вопрос задам? Вы нас какими видите сейчас?

Я: Открытыми, общительными, красивыми. Увлеченными своим делом.

Юлия: А дальше стоит отвечать нам на ваш вопрос?

Все смеются.

Татьяна: Хороший гид не перестает учиться и искать что-то новое, чтобы с ним было интересно.

Оксана: Самостоятельность – вот еще что важно. Есть ребята, которые ходят везде с кем-то, с мамами чаще всего. Они обижаются, потому что мы их не берем на работу, но мы отвечаем: мы несем в этот мир идею, что это мир равных прав и возможностей. Зрячий человек сможет сходить на конкурс и незрячий может. Зрячий может сходить на соревнование по кубику Рубика и незрячий может (Татьяна – чемпион по сборке кубика Рубика. – Прим. ред.). Если мы говорим, что мы обычные люди, мы хотим того же, что и все, то тогда давайте учиться самостоятельно передвигаться и не зависеть от других. Независимость – это важно. Сегодня мама может привезти на работу незрячую девочку, а завтра мама заболела и не смогла, а тут рабочий процесс – тут все по-взрослому.

Юлия: Да и вообще ходить на работу с мамой – как-то не очень.

Оксана: Еще один важный момент – личностные качества. Безусловно, любовь к людям. Какие-то трудности делают нас более жесткими, но если ты злой на этот мир, то ты не гид. Гид – это открытое сердце: чтобы ни происходило в этом мире, ты идешь к нему открытым. Еще нужна гибкость психики. Очень часто происходят разные ситуации в темноте, поэтому мы говорим – работа у нас творческая: где-то надо быстро пошутить, где-то переключить внимание гостей, где-то даже сделать внушение – если речь о школьниках.

– Что такое для вас слова «настоящий инклюзивный проект»?

Оксана: Инклюзия – это не когда я делаю что-то для своих ребят – гидов, а когда мы все вместе делаем. Они ходят с гостями, не я – поэтому они мне нужны для разработки новых программ. В темноте работать им, и с людьми работать им.

Татьяна: Инклюзивный проект – такой проект, которым могут воспользоваться все: на коляске, на ногах, зрячие – для всех в настоящей инклюзии должно быть открытие, вдохновение, откровение. Меня часто спрашивают случайные люди, с которыми я где-то разговорилась: «К вам, наверное, только незрячие ходят»… Я всегда отвечаю, что отнюдь. Наш проект не для незрячих – он для всех остальных. Человек, который и так в темноте всю жизнь, открытий тут не сделает, но их сделают все остальные.

– Ресурсы где черпаете, в чем находите силу?

Юлия: (Смеется. – Прим. ред.) Есть ночь на подзарядку!

Татьяна: Меня иногда вдохновляет сама экскурсия с какой-нибудь группой. Происходит взаимная подзарядка – от общения. Бывают такие группы, люди замечательные! Они стучатся потом даже в «ВКонтакте» ко мне. С москвичами так однажды подружилась. Постоянное общение, поток экскурсий – вроде закрутился за день, должен домой прийти уставший, а приходишь обновленный и вдохновленный, еще дома все переделаешь. Еще любимое дело помогает – театральная студия, в которой я занимаюсь («Инклюзион». – Прим. ред.), – для меня все. Мои увлечения помогают – собираю головоломки, сейчас увлеклась настольным теннисом. Для себя найти дело, которое приносит радость, это тоже важно.

Юлия: Спортом важно заниматься. Танцы, бассейн, теннис, походный туризм – на сплаве была недавно.

Оксана: Юля у нас может прислать в выходной фотографию, где она висит вниз головой в каске на какой-нибудь скале между небом и землей, а ты даже не понимаешь, где у этой фотографии верх, где низ, и вертишь ее туда-сюда.

Я сама свой ресурс нашла случайно. Изначально я была практикующим психологом, и когда я однажды поняла, что опустошена, то у меня случайно получилось поехать в санаторий с группой детей. И для меня эта ситуация оказалась ресурсом: я с детьми бегала, прыгала, развлекалась, заряжалась. Теперь появилась галерея, я начала заряжаться от гостей. Иногда на входе они такие напряженные, особенно, когда в группе оказываются малознакомые люди, а на выходе они как будто десять лет уже дружат между собой – я всегда это вижу, отмечаю про себя и мне от этого радостно. Когда бывают сильные эмоции у гостей по выходу из галереи – это тоже мой ресурс, потому что в этот момент я понимаю: это то, ради чего весь проект сделан. Кстати, это понимание пришло со временем, не сразу. Вот так, оказывается, мы меняем мир, вот так мы делаем коммуникацию между мирами, вот так мы помогаем миру незрячего человека и миру видящего соприкоснуться друг с другом и понять друг друга. Это ресурс.

Юлия: Юмор – тоже наш ресурс. Я часто прошу в темноте: «Кто не нашел диван? Поднимите руку». И ведь гости поднимают ее, а потом смеются, понимая нелепость ситуации. Как-то гость рассказывает: «Стою в темноте с поднятой рукой минуты две, потом вдруг понимаю, что я один такой, видимо…» И рассказывает это со смехом. Это тот смех, который помогает адекватно воспринимать сложную ситуацию.

– За год и семь месяцев чувствуете сдвиг в обществе или хотя бы вокруг себя в сторону инклюзивности среды?

Татьяна: Неадекватных реакций стало намного меньше. В метро после Чемпионата мира по футболу появилось сопровождение. Нас с Юлей уже знают там – приветствуем друг друга как давно знакомые, обмениваемся новостями. А раньше иногда даже и не пускали в метро...

Оксана: Мы торговый центр, в котором находимся, кажется, точно поменяли. Особенно после того, как первый раз собрались на общее собрание всей толпой – тринадцать незрячих человек. Это вызвало коллапс у охранников и администратора. Гидов наших стали хватать, вели не туда, тащили на эскалатор. Пришлось идти в администрацию, разговаривать, просить не помогать лишний раз. Сейчас охранник отрывает дверь и говорит: «Я дверь вам открыл». Еще наши соседи подстроились под нас – в ресторане по соседству появилось аудиоменю и меню, написанное шрифтом Брайля.

Татьяна: Мне как человеку, любящему искусство, не хватает его пока в Екатеринбурге. Я езжу в Москву, хожу на спектакли с тифлокомментированием. Это нужный момент, и специалисты в этом нужны, чтобы любой самостоятельный человек мог этим воспользоваться. В конце концов, человек имеет право жить в родном городе яркой и насыщенной жизнью в любом состоянии.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов