Поиск по сайту

08 Ноября 2019

«Мое вдохновение – вне зоны моего комфорта»

Интервью с Антоном Снятковым и Ксенией Каминской


Текст: Анастасия Мошкина Текст: Анастасия Мошкина
Фото: Татьяна Доукша Фото: Татьяна Доукша
Мне нравится!

На IV Всероссийской открытой научно-практической конференции «Культура и социальная ответственность: мы все разные. Культура для всех» Ксения Каминская и Антон Снятков вместе со своими мамами проводят интерактивный блок «Взаимодействие с людьми на инвалидных колясках», рассказывая, как предложить помощь и как можно помочь человеку на инвалидной коляске преодолеть препятствие. Ребята – интересные собеседники, а после того, как мы узнали, что у них огромный опыт волонтерской помощи (волонтеры – они), нам захотелось с ними познакомиться поближе. А уже после этого знакомства мы поняли одно: наше «не могу» – это наше собственное нежелание что-то менять.

– Расскажите, какими волонтерскими, благотворительными проектами вы занимаетесь?

Антон: Я принимаю участие в благотворительных акциях волонтерского клуба «Искорка добра», занимаюсь с ребятами из детского дома компьютерной грамотностью. Всегда радуюсь, когда удается кому-нибудь помочь.

Ксения: Наша волонтерская деятельность началась, когда я училась еще в школе – лет шесть назад. Сначала я участвовала в общественно-благотворительных акциях, которые организовывали другие люди, а потом постепенно мы создали свой инклюзивный клуб волонтеров «Искорка добра». Сейчас у нас обширная работа – мы проводим разного формата акции по сбору средств. Ездим к ребятам в детский дом, проводим мастер-классы, общаемся с ними, можем устроить пикник на улице, если хорошая погода.

Я веду инклюзивную студию телевидения для ребят – занимаюсь с ними азами тележурналистики, монтажа. Это тоже моя волонтерская работа, я даже уже выигрывала грант на оборудование, потому что оно дорогостоящее. Прошла несколько молодежных форумов, где учили, как оформлять заявки на гранты для социальных проектов. И я планирую подавать заявки еще – к примеру, на свой проект «Всегда рядом», который связан с моей собакой Дримом: мы воспитываем из него собаку-ассистента, сделали из него волонтера. Он ездит на разные мероприятия в детский дом, общается с детьми с инвалидностью. Теперь практику надо закрепить теорией – обучиться на канистерапевта (канистерапия – вид анималотерапии, метод медицинской и социальной реабилитации с использованием специально отобранных и обученных животных — собак-терапевтов – прим. ред.)

– Как вы для себя определяете, как ваша деятельность помогает другим и что приносит вам самим?

Ксения: Со многими ребятами мы работаем уже давно и видим, что они развиваются, раскрепощаются. Если говорить об инклюзивной студии телевидения, то мы отправляем работы на конкурсы, и ребята занимают призовые места. Ездим на фестивали с ними – в этом году даже в Москве были. Стараемся, чтобы у ребят были возможности для развития – кто-то уже видит свое будущее, связанное с журналистикой, медиа.

Для меня волонтерская деятельность – это самореализация. Я чувствую так востребованность обществом. Если ты волонтер, то ты не сидишь в четырех стенах – ты все время в движении. Если вдруг мне выпадает возможность посидеть дома пару дней подряд, то я начинаю изнывать. Волонтерская деятельность – это один из таких моментов, которые дают возможность для самореализации. Кроме того, я понимаю, что я пример для других ребят на инвалидной коляске, а им важны примеры.

Антон: На моих уроках ребята получают практические навыки и знания. Но и я понимаю, что учусь вместе с ними – учусь, как рассказать так, чтобы было интересно, чтобы поняли сразу. Мне тоже важно волонтерство, потому что так я чувствую себя нужным. Тем более, что это возможность общения с разными людьми и реализация себя.

– Чему бы вы хотели научиться, что наметили покорить следующим шагом – новые знания, умения, дела?

Ксения: Профессия журналиста такая, что можно развиваться постоянно. Я посещаю различные форумы, семинары, все, что есть по журналистике и по медиа, вдохновляюсь тем, кого вижу. Я сама умею монтировать, составлять видео, но у меня чисто физически не получается снимать, в этом мне помогают мама, друзья или уже мои ученики. Недавно вернулась из Америки, куда ездила по программе обмена студентами, теперь раздумываю о магистратуре в одном из американских вузов.

У меня еще есть идея снимать видеоблог о доступности среды, но чтобы снимать его регулярно, нужны финансы – я пока в поисках. Хотелось бы показывать экстремальные развлечения, активности, которые доступны людям с инвалидностью, потому что у людей есть стереотипы.

Антон: Я думаю об образовании дальше – по специальности я оператор-программист. Еще хочу найти хорошую работу.

– А что вас вдохновляет? Что является ресурсом, где вы черпаете силы?

Антон: Меня вдохновляют книги – люблю читать. Сейчас как раз думаю, за что взяться. Перечитал все книги Ника Вуйчича. Мне нравится, что его не напрягает его физическое состояние – он просто радуется жизни и все. Я стараюсь теперь жить по такому же принципу. Еще я увлекаюсь духовной литературой – питаюсь ею. Читаю книги Паисия Святогорца – это вдохновляющая личность.

Еще мне тоже нравятся путешествия и преодоление себя в каких-нибудь экстремальных активностях. Недавно мы с Ксенией были на форуме «Крылья возможностей» в Москве и познакомились с Андреем Зеленовым, путешественником, который поднимался на Эльбрус. Он сам занимается экстремальным туризмом, но не просто – он еще берет с собой ребят с инвалидностью. Я даже загорелся этой идеей, потом как-то успокоился, но внутри себя все-таки хочу.

Я много чего перепробовал уже. Ездил по заброшенным деревням на снегоходе, на квадроцикле, гидроцикле, прыгал с парашюта, летал в аэротрубе. Каждый раз за пару секунд до того, как все это свершится, думаю: «А зачем мне это надо?», «А я точно это хочу?», «Куда меня занесло опять!». Но это момент слабости, потому что те эмоции, которые получаешь потом, заряжают надолго. Я люблю заставлять себя выходить из зоны комфорта – иногда с трудом. Мое вдохновение – вне зоны моего комфорта.

Вообще, мысль об экстремальных активностях пришла в голову моим родителям. Однажды они со словами «Что-то ты заскучал» повезли меня на аэродром, где прыгают с парашютом. Мне кажется, что пока мы ехали, их уверенности поубавилось, они до последнего думали, что мне или врачи откажут, или инструктор, а этого не случилось. Надо было видеть их большие глаза, когда меня сажали в самолет… Я перед прыжком тоже подумал на секунду, что, может, сказать, что я передумал, а потом решил, что в самолете все равно так шумно, что меня не услышат (смеется – прим. ред.) И прыгнул.

Еще у меня теперь есть собака – питбультерьер, которая ко мне сама пришла. Она пришла в наш подъезд, начала стучаться к нам в дверь – мама открыла, пес зашел в дом и лег. Мы его сфотографировали, выложили в интернет, чтобы поискать хозяина. Он нашелся через месяц, а когда приехал ее забирать, увидел меня с ней, постоял, подумал и сказал: «Ладно, это твоя собака теперь». Я так привязался к нему, а он ко мне...

Ксения: Меня вдохновляет посещение разных мероприятий, где я могу познакомиться с людьми, которые многого добились. Их примеры меня тоже вдохновляют: я ищу новые ресурсы, новые взгляды, чтобы применять это и в своей работе.

Меня вдохновляют путешествия: если бы у меня была возможность тратить все деньги на путешествия – я бы это делала. До отъезда в Америку я работала в Ельцин Центре администратором и смогла заработать денег, которые потом потратила на путешествия по стране в каникулы или праздники.

(На этих словах к нам подходит мама Ксении, Татьяна Каминская, и вступает в беседу): Меня часто упрекают, что мы много путешествуем с дочерью, но это тоже вид образования. Кругозор в поездках расширяется мгновенно. Так я поняла, что многие люди с инвалидностью не путешествуют не потому, что не хотят или не могут, а потому что боятся. Так вот – бояться не надо. Да, есть трудности, но они все преодолимы. И чем больше ты путешествуешь, ездишь, чем больше преодолеваешь, тем меньше боишься. Страх прямо пропорционален наличию опыта: больше опыта – меньше страха.

Ксения: А сколько историй накапливается! Можно после трех дней поездки потом два месяца рассказывать о ней. Ты становишься более интересен людям, когда тебе есть, о чем рассказать.

– Что такое доступная среда для вас?

Отвечает один Антон, Ксению забрал фотограф, и как любая красивая девочка она увлеклась позированием: Когда мы приехали на аэродром прыгать с парашюта, я на инструктора посмотрел и понял, что я его не напрягаю, что ему без разницы, что у меня инвалидность. Для него было главным, хочу я прыгать или нет, готов я к этому внутренне или нет. У него в глазах не было ни капли мысли, что вот приехал инвалид на коляске, чего-то от него хочет невозможного. Это мне понравилось. Он не боялся меня. Я не ходил раньше в общественные места, потому что видел, что люди меня боятся. Сейчас как-то все не так, и стало больше доступности, может, не так, как хотелось, но больше. Я люблю ходить в Ельцин Центр на музыкальные концерты, на концерте Мота был. Ходил в театральную студию в театре ORA, бывал в театре балета «Щелкунчик», даже сам участвовал в спектакле «Цирк Прим-тим-прам», хотя понял, что сцена – не мое, мне больше нравится быть за кадром.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов