Поиск по сайту

20 Ноября 2020

Inclusive Art. Точки роста

В Екатеринбурге прошел Международный фестиваль инклюзивного искусства Inclusive Art


Мне нравится!

Это был уже четвертый фестиваль Inclusive Art. Четвертая возможность собраться вместе людям, которые желают показать свои таланты в сфере визуального, танцевального, музыкального и театрального искусства; людям, которые верят в силу инклюзивного искусства; людям, которые развивают для него среду – задают вопросы, ищут сами на них ответы, нащупывают варианты, занимаются практикой, строят теории.

В этом году все большие мероприятия проходят в нестандартных форматах, устроителям приходится искать варианты, экспериментировать с формой. Пришлось это делать и организатору фестиваля Inclusive Art – некоммерческой организации «Благое дело». Но как, перейдя в онлайн-режим, сохранить то, что является главным для этого события – создание особой творческой атмосферы, в которой есть место робким пробам себя, первому выходу на публику, радость живого общения и обретения общности, где тебя понимают? Ведь это условие является важным не только для тех, кто выходит на сцену и пробует себя в качестве артиста, но и для тех, кто пробует стать мастером инклюзивного творчества – организовать театр, музыкальную группу, танцевальный ансамбль, срежиссировать какое-то действие.

Выход нашелся как всегда в гибридной форме. Массовые события – концерты, многочисленные мастер-классы, которые возможны без тактильных практик – перевели в онлайн-режим; пластические воркшопы, анализ конкурсных работ, круглый стол с обсуждением острых вопросов зарегистрировавшиеся участники смогли увидеть вживую, поучаствовать в них, остальные – в режиме zoom-конференции, во время которой можно было задавать вопросы. Площадкой в обеих формах – реальность и интернет – стал Свердловский государственный областной дворец народного творчества. Кстати, стоит отметить, что не было ничего в записи – все события проходили здесь и сейчас и транслировались в интернет.

 

Нам повезло побывать на первом гала-концерте, посвященном хореографии, оригинальному жанру и визуальным искусствам. Работы некоторых участников показывали на экране, а на сцене шло награждение. Первым роликом стал клип Театра жестовой песни из Перми, который ребята записали на песню Веры Брежневой «Люди, любите друг друга». Стиль ролика можно определить как «арт-изоляция» – это ставший популярным в последние полгода стиль домашнего видео, когда участники записываются у себя дома или в своем приусадебном садике, в максимально расслабленной атмосфере, не играя, а представляя собой самих себя и никого более. Такая искренняя степень интимности и открытости вместе со смыслом самой композиции и полетом рук позволила певцам жестовой песни выразить то, что обычно трудно выразить словами. Этот творческий номер сразу же согрел и правильно настроил всех, кто был в зале и смотрел онлайн-трансляцию, на домашнюю атмосферу.

Затем уже звучали приветственные слова гостей и жюри, показывались ролики участников, вручались дипломы, призы и подарки – кому-то в руки, кому-то они будут переданы по почте.

В тех работах, которые мы смогли увидеть во время этого концерта, было что-то общее, что можно назвать искренностью и теплом. Мы не знаем, как это удалось жюри, но нам не хотелось их анализировать, разбирать и ранжировать, чтобы выстроить в какой-то рейтинг. Номера показывались на экране, в записи, но иногда казалось, что участники на сцене. Конечно, такой эффект создавался за счет удачных съемок и того, что во время показа ролика сцена дворца «жила» – был сценический свет.

Подарком для всех стало живое выступление инклюзивной группы Waves Band. Для начала ребята исполнили песню «Сказка», которую сами музыканты представили как песню с уральским характером. Она о том, что перманентно «в небесах не хватает тепла», но это не мешает теплу внутри самого человека, теплу межчеловеческих общений. Вторая песня, с немного экзотическим названием «Камбоджа, я рисую тебя давно», –о том, что мечты не всегда сбываются, но это опять же не мешает мечтать снова и снова, превращать мечты в цели и идти к их реализации.

Обычно на фестивале «Инклюзив Арт» мы попадали на концерт или видели разновекторный организованный диалог, когда мастера инклюзии – педагоги, психологи или сами артисты (в том числе с инвалидностью) – давали мастер-классы всем желающим – таким же педагогам, руководителям коллективов и самим артистам. Но в этот раз мы побывали еще и на обсуждении конкурсных работ, где все желающие могли получить разбор своего ролика. Такие критические разборы помогают расти профессионально тем, кто занимается творчеством. Нам кажется, что такие дискуссионные площадки дают возможность участникам видеть свои проблемы, белые пятна и находить точки роста.

В частности, один из членов жюри фестиваля Андрей Борисович Афонин, художественный руководитель и режиссер театра «Круг II», разбирая театральные работы, давал много информации, от которой можно отталкиваться, вдохновляться и двигаться вперед. Если суммировать и попытаться сформулировать все парой предложений, то профессионал советовал режиссерам инклюзивных постановок быть внимательным к деталям, не позволять быть лишнему на сцене (звуку, слову, оформлению), помнить, что каждая деталь значима и может стать «мусором», отвлечь зрителя от главного. Думать о том, что в театре есть не только тот, кто ставит, и тот, кто на сцене, но и зритель.

Кроме того, мы побывали на круглом столе «Инклюзивное искусство – социальный аспект или культурный феномен?». Инклюзивное искусство только еще складывается как сфера, но уже пытается анализировать себя, искать свое место, формулировать основные принципы в аксиомы и теории. Организаторы фестиваля на круглом столе поставили себе цель проанализировать самих себя, свою деятельность. Как любое растущее образование, фестивалю надо определиться, куда расти, от чего отказаться, что принять, за что взяться более внимательно. Вместе с этим частным вопросом автоматически вставали вопросы об определении, что такое инклюзивное искусство, есть ли там место делению на профессионалов и любителей, есть ли в нем место конкурсу, а если нет, то что тогда должно быть. Дискуссия, если честно, была внутренне горячей – это чувствовалось, но не всегда участники слышали, что мысли других являются продолжением их собственных – не противоречат, а развивают дальше. Это и есть так называемые проблемные лакуны, анализ которых, работа с которыми позволяет расти всему движению дальше.

Асель Омурдинова, лечебный педагог реабилитационного центра «Оберег», Бишкек, Кыргызстан: «Фестиваль задумывался как возможность дать развиваться тем, кого мы называем людьми с инвалидностью – вытащить их из закутка. Они пытаются что-то сделать, пусть неправильно, а фестиваль дает возможность выйти и показать себя. Он стимулирует людей открыться – об этом не надо забывать. И критериев оценки этому нет. Есть только цель – дать мотивацию». К этому мнению примкнула часть участников фестиваля, которые высказались против конкурса, потому что судить всех одними оценками неприемлемо.

Вера Симакова, директор некоммерческой организации «Благое дело», организатор Inclusive Art: «Фестиваль нам помогает соединить личность, институцию, общество. Наша работа разнонаправлена, мы не можем это разъединить, иначе все разрушится». Вера Игоревна предложила, как нам показалось, варианты номинаций или направлений будущего фестиваля: «Инклюзивное искусство сейчас развивается. Мы уже понимаем и признаем, что цели у инклюзивных коллективов могут быть разными, и в зависимости от этого можно подумать о номинациях и направлениях на фестивале: есть коллективы, которые занимаются развитием участников (педагогические); есть те, которые занимаются творчеством, потому что им нравится, для себя (любительские); есть те, которые заявляют себя профессионалами, они привлекают зрителей и хотят жить этим, зарабатывать этим (профессиональные коллективы)». К мнению о том, что надо делить на разные номинации, но оставлять в фестивале все уровни, присоединилась другая часть участников, которая говорила о том, что надо учиться друг у друга.

Андрей Афонин: «С помощью фестиваля человек с инвалидностью становится видимым – принимаю эту миссию, но если мы говорим об инклюзии, то он должен становиться видимым в обществе, а не только среди себе подобных в узком кругу фестиваля, который проходит раз в два года. Искусством становится чье-то произведение тогда, когда оно становится значимым для кого-то. И этот кто-кто готов уделить ему часть своего внимания и даже за это заплатить. Так творческая деятельность становится достоянием и искусством. Критерии качества в любом творческом конкурсе – искусство и неискусство. Да, человек с инвалидностью должен быть виден в обществе, и если он занимается искусством, то на него кто-то должен прийти посмотреть, но сам этот артист, в свою очередь, должен дать пришедшему на него посмотреть некий творческий продукт, который должен быть интересным зрителю с точки зрения искусства. Это должна быть художественная качественная продукция. Если мы говорим о театре настоящем, то неважно, кто на сцене – незрячие, ребята на колясках или с синдромом Дауна, важно, художественно это или нет. Это единственная оценка. Кто ваш зритель и есть ли он у вас?».

У инклюзивного искусства на фестивале должен быть зритель – это как раз и есть зона ближайшего развития Inclusive Art. Потому что мы как зрители (не участники, не педагоги, не руководители коллективов, не родители участников) можем сказать, что перед нами все равны: актеры с инвалидностью или нет, танцоры на колясках или нет, профессионалы на сцене или любители. Зрителям важно, чтобы их «торкнуло», что-то «задело» – с любым знаком, плюс или минус, но лучше плюс, чтобы произошел тот самый катарсис. На то, чтобы у инклюзивного искусства появился зритель, возможно, и должна быть направлена работа фестиваля. Может, это случится уже в рамках пятого по счету события (пусть не всего, но какого-то его блока), возможно, к 10-му, но мы верим, что это точно когда-нибудь случится. В конце концов, этот фестиваль о творчестве – пространстве для проб, экспериментов, удач и ошибок, из которых выносится опыт, а значит, происходит движение вперед.

***

Если вы хотите заниматься инклюзивными практиками, обязательно пересмотрите записи с мастер-классами (ссылки можно найти в группе Inclusive Art), потому что из каждого из них можно вынуть для себя много полезных находок.

К примеру, совет о важности импровизаций в подготовке к пластическому спектаклю от Лилии Севастьяновой (театр «ЛиК», Узбекистан). Или совет из мастер-класса по вокалу и музыке от Мирны Клэйтон (США): «Дайте людям возможность попробовать сделать то, что они никогда не делали, и у них проснется интерес».

«На наших афишах мы не акцентируем внимание на том, что участвуют люди на колясках. Это может оттолкнуть. Пусть зритель приходит просто на спектакль, концерт, и там удивляется и восхищается нашими танцорами», – совет от Марии Новосельцевой (Череповец), дававшей мастер-класс по организации концертной деятельности инклюзивного хореографического коллектива.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры