Поиск по сайту

14 Июля 2015

«Искусство для народа»: иконопластика старика Б.У. Кашкина


Мне нравится!

На этот раз в рамках проекта «Искусство для народа» мы изучили деревянную иконопластику уральского художника старика Б.У. Кашкина. Музей его имени существует при Уральском федеральном университете (пр. Ленина, 51). Как обычно, мы сделали снимок работы, собрали мнения и вопросы горожан, на которые потом ответила руководитель выставочных проектов Музея Б.У. Кашкина и директор департамента искусствоведения и культурологии Тамара Галеева.

Старик Б.У. Кашкин, настоящее имя которого Евгений Малахин (1938–2005), — культовый екатеринбургский художник и стихотворец, основатель художественного общества «Картинник», вдохновитель и самоотверженный борец за здравомыслие, человечность и трезвость. Его произведения и работы общества «Картинник» можно увидеть не только в музее при Уральском федеральном университете, но и на улицах Екатеринбурга. Например, на гараже во дворе дома на проспекте Ленина, 5.

Мария, студент Екатеринбургской академии современного искусства (на фото слева):

― Это что-то, связанное с космосом. То, что древние люди пытались воспроизвести. Похожи на идолы, силуэты высших существ, наверняка эта работа связана с религией и божествами.

Светлана, выпускник философского факультета (на фото справа):

― Поддержу мнение подруги, наверняка работа связана с космологией. Возможно, что в ней отражены мифы о космосе и созвездиях. Напоминает очень-очень многое, и не могу сказать, что она какая–то очень оригинальная. Но крест и рамки наталкивают на мысли о религии. Чему посвящена эта работа? Это икона?

Комментарий специалиста Тамары Галеевой:

― И да, и нет. Это не икона в каноническом, религиозном смысле. Она не предназначена для храма и моления. Это светское произведение, созданное на основе обращения к универсальным образам христианского искусства и с использованием приемов авангардной живописи начала 20 века (супрематизма, в частности). Но в широком смысле слова ― это икона (то есть изображение, образ ― так буквально переводится с греческого слово «икона»), воплощающее духовные поиски, идеи автора. Ведь каждый художник верит в абсолют, в универсальные символы времени, жизни человека и пытается их сделать доступными и понятными другим с помощью изображений. Так поступали в истории искусства многие художники, и не только в XX веке.

 

Игорь, семинарист:

― Это не похоже на икону. Нет. Не похоже. С точки зрения иконографии не может быть иконой. Это больше похоже на народный промысел. Видите ли, у иконы есть строгие каноны, которых придерживается церковь. Несколько десятков правил, если все они соблюдены, то это икона, а если лишь несколько из них, тогда это иконой считать нельзя. Потому что, иначе, любой может нарисовать икону ― и Сальвадор Дали, и Пикассо, и кто угодно. В строгом смысле — это, конечно, не икона. Когда сделали это произведение, в каких условиях, из какого материала, в контексте какой истории и жизни, каковы были мотивы создания?

Комментарий специалиста Тамары Галеевой:

― Эта работа входит в большую серию арт-объектов, сделанных Евгением Малахиным ― стариком Букашкиным ― во второй половине 1980-х годов (точную дату установить сложно) из дерева и расписанных его помощницей Екатериной Шолоховой. Это было время всеобщего открытого обращения к традициям религиозной культуры России после десятилетий советского атеизма.

 

Анастасия Долгова, журналист:

— Вижу семь абрисов — силуэтов от иконы. Кажется, что эти углубления должны быть заполнены ликами святых. Словно это икона с абрисом, но без самого лика. А православный ли художник?

Комментарий специалиста Тамары Галеевой:

— Вера ― личная воля каждого человека, в том числе и художника Малахина-Букашкина. Во всяком случае, он прекрасно знал историю русской иконописи, много видел произведений древнерусского искусства, имел в своей мастерской коллекцию уральских икон.

Анастасия Долгова:

— Там пустые ячейки, а где святые?

Комментарий специалиста Тамары Галеевой:

— Ячейки не пустые, в них помещены очень условные фигуры, которые своими контурами и надписями точно указывают, что они символизируют образы Христа, апостолов, архангелов, Марии и Иоанна Предтечи, то есть тех персонажей, что обычно входят в состав одного из рядов православного иконостаса.

Анастасия Долгова:

— Это значит, что нет больше ничего святого? Хотелось ли их чем-то заполнить художнику?

Комментарий специалиста Тамары Галеевой:

— Как раз наоборот: он заполнил ячейки изображениями, которые создают впечатление необычного, неуловимого, невидимого мира духовных сущностей, который существует помимо нашей воли и вне пределов нашего понимания. Это очень сложная проблема, которая веками волновала и богословов, и художников ― «как выразить невыразимое, как передать не имеющее формы».

Дмитрий, инженер (нет фото):

— Это ужасно. Жалко дерево, зря его убили. Можно было бы сделать пару табуреток, а если дерево маленькое, то топорище. А так зазря угробили дерево. И зачем? Зачем он испортил дерево?

Комментарий специалиста Тамары Галеевой:

— Это его индивидуальный путь познания духовной сферы жизни, личная вера художника. Он сам вправе выбирать и материал, и способы воплощения своих идей, и художественные приемы. Он не претендовал на обязательность своего высказывания, на его исключительность и всеобщность. А простое дерево, обычный материал, он смог преобразить в уникальный художественный объект. Надо постараться это увидеть, оценить необычный образ мышления автора.

 

Тимофей (на фото слева) и Николай, ведущие, Тимофей:

— Думаю, я бы нашел, куда это применить в хозяйстве. Например, ложки бы складывал туда.

Николай:

— Я бы использовал вместо иконостаса. На предмете явно просматриваются христианские образы. Видно нимб, подписи, как на иконах. Возможно, это такое современное видение иконы художником. В центре фигуры, мне кажется, имеют что-то общее с супрематизмом, или хотя бы навеяны им.

Тимофей:

— А точно ли им? (смеется) Но знаете, если это икона, то я бы уже ложки складывать туда не стал — побоялся бы. Но если там не было ничего нарисовано, то все-таки можно бы как-нибудь использовать. Это попытка написать икону, при этом завуалировано, чтобы, например, скрыть ее от советской власти?

Комментарий специалиста Тамары Галеевой:

― Малахин работал над такими объектами, которые он называл «иконопластикой», с 1971 года, то есть еще в советские времена. Тогда «завуалированность» действительно присутствовала в его работах. Позднее им двигали и другие чувства. Например, к 1000-летию Крещения Руси (1988 год) он хотел создать тысячу таких маленьких изображений и раздарить их бесплатно людям, принести своего рода безвозмездный личный «дар».

Николай:

А что тут спрашивать, ходи и смотри. Равнодушным она точно не оставляет.

Людмила Сергеевна, пенсионер (нет фото):

— Мне кажется, это нечто церковное. У меня возникают спокойные эмоции. Дерево, мягкие края — спокойное такое. Похоже на какой-то старый предмет. Но я слышала историю, как нашли когда-то камень с письменами и много лет считали, что это старинный предмет. А оказалось, что это реквизит со съемок. Лет 10–15 пролежал, покрылся мхом, и подумали, что это реликвия. Художник молодец, мысли у него четкие, а не абстракция какая–то, не мазня, которая не ясно на что похожа. А этот предмет точно на что-то хоть походит.

Беседовали: Эдуард Крылов, Анна Литовских

Фото: Эдуард Крылов

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга