Поиск по сайту

20 Сентября 2016

Владимир Макеранец: «Кино – живое искусство»


Мне нравится!

Уже завтра в Екатеринбурге откроется Первый Уральский фестиваль российского кино. В преддверии старта кинофорума нашим собеседником стал его директор – уральский кинорежиссер, кинооператор и председатель Свердловской организации Союза кинематографистов России Владимир Макеранец.

– Владимир Ильич, можно ли сказать, что Уральский кинофестиваль станет ключевым событием Года кино для Екатеринбурга?

– Форум такого масштаба на Урале состоится впервые. Мы много проводили мероприятий в этом году: творческие встречи, специальные показы, мини-фестивали. Радует, что зритель достаточно активно ходит на них. Но предстоящий фестиваль, думаю, действительно станет ключевым. Много лет говорилось о том, что нам нужен такой фестиваль, потому что в Екатеринбурге, исторически, четвертая студия страны и в 2016 году нам помог Год российского кино и Фонд губернаторских программ. Мы хотим сделать акцент на нашем, российском кино. Нужно возвращать зрителя в кинотеатры на российские фильмы. Наша задача – провести его так, чтобы зритель, после фестиваля сказал: «Как было интересно и хорошо!»

– Какова главная миссия фестиваля и что интересного он готовит зрителю?

– Прорыв на экраны иностранного кино не лучшего качества, произошедший в 90-е годы, воспитал уже два поколения зрителей. Миссию можно определить старой, перефразированной пословицей: если гора, а гора это зритель, не идет к Магомету на российское кино, то Магомет (кино) идет к горе. Есть картины, которые не новые, но молодежь их по разным причинам еще не видела. Мы хотим донести это все до зрителя.

Фестиваль включает в себя конкурс, для которого отобрано 14 картин – срез современного российского кино, и множество параллельных программ, включая круглые столы по интересным и серьезным вопросам кинематографа. На экранах будет показано более 90 художественных картин, полнометражных и короткого метра. Приедут участники и гости-кинематографисты: актеры, режиссеры, продюсеры, критики. Это важно и для них, понять, как воспринимает зритель, а фестиваль зрительский, их творения.

В этом фестивале есть и другая составляющая – продвижение города и области. Кроме девяти площадок в Екатеринбурге фестивальные показы пройдут в семи городах области. Хочется чтобы это послужило толчком к возрождению интереса к российскому кино и подъему производства фильмов на Свердловской киностудии.

– Расскажите подробнее о внеконкурсных программах фестиваля?

– Будет программа «Время Тарковского», приуроченная к тридцатилетию ухода из жизни Андрея Арсеньевича. Покажем и его фильмы, и документальные картины о нем. Будет представлена отреставрированная копия фильма «Сталкер», недавно представленная на Венецианском кинофестивале. Интересна программа «Неизвестный Мотыль». Владимир Яковлевич снял ведь не только «Белое солнце пустыни» и «Женя, Женечка и “катюша”». Есть картины, которые молодежь практически не видела. Мы хотим их показать. Грех на фестивале не упомянуть Эльдара Рязанова. На фестивале будет три его картины: «Дорогая Елена Сергеевна», «Предсказание» и «Музыка жизни».

Очень интересную авторскую программу «Палитра» приготовил киновед Сергей Анашкин. Там будут показаны современные фильмы национальных регионов России: бурятское кино, татарское, башкирское. Будет и якутское кино, которое «выстрелило» на мировом уровне. Показательный пример: в Якутии финансируют свое кино, и зритель ходит его смотреть.

Еще будет программа «Театральный антракт», в рамках которой мы покажем киноверсию спектакля «Норд-Ост». Приедут авторы постановки и актеры. Это знаковый мюзикл, потому что он дал старт жанру в России. К тому же памятна та трагедия (теракт в Театральном центре на Дубровке в 2002 году – прим. ред.).

– На фестивале будет представлена не только ретроспектива отечественного кино, но и современные картины…

– Да, у нас есть программа «Взгляд XXI век», составленная из нового кино, которое не взяли в конкурс. Оно тоже достойное, просто невозможно взять все. Будет эхо фестиваля «Дубль дв@», который проводит «Российская газета» в сети интернет. Эти фильмы не имели большого проката, но мы хотим показать, что это тоже хорошее кино, которое надо смотреть. Покажем и короткий метр, который сегодня востребован зрителем.

– Откроет фестиваль драма «После тебя». Почему выбор пал на эту картину?

– Во-первых, это хорошая картина. Во-вторых, Сергей Безруков – очень популярный актер, который является продюсером и исполнителем главной роли. Он и будет на открытии представлять фильм.. Нам кажется, это достойный выбор.

Закрывать фестиваль будет «Ученик» Кирилла Серебренникова – фильм, прозвучавший на Каннском кинофестивале. Будет еще порядка трех-четырех картин, которые вообще впервые показываются на экранах. Для фестиваля это всегда удача.

– Что можете сказать о современном уральском кино?

– А есть оно? Кроме Федорченко, сейчас в Екатеринбурге никто не снимает. Многие, как Василий Сигарев, уезжают снимать в другие места. Глеб Панфилов, Владимир Хотиненко, Владимир Краснопольский – кто только у нас ни снимал! Урал – как стартовая площадка. Но в этом ничего обидного нет: просто в столице большой кинематографический рынок.

– В любом национальном кинематографе существуют культовые фильмы. Как происходит этот «естественный отбор»?

– Это вопрос к зрителям и кинокритикам. У Тарковского, который считается классиком мирового кинематографа, очень непростое кино.

Сейчас есть Андрей Звягинцев. Он делает такое кино, которое, я надеюсь, попадет в золотой список. Оно достаточно серьезное и по качеству, и по актерскому мастерству, и по драматургии, и по проблематике. Все это – вопрос профессии и уровня таланта.

– Появляются ли сегодня фильмы, способные стать культовыми, которые можно разобрать на цитаты?

– На цитаты, как правило, расходятся комедии. А с этим в российском кино есть проблемы. Уже нет Гайдая с Рязановым, те, кто остался, уже не снимают. А где остальные комедиографы? Есть «Квартет И», но вопрос в том, вечно ли это? «Белое солнце пустыни» – вечно. Комедии Гайдая – вечны. Данелия – вечный. И все они разошлись на цитаты. А вот «Иван Грозный» и «Броненосец “Потемкин”» – нет. Хотя это классика.

Кино не может быть только комедийным. Нужны разные жанры. В литературе тоже есть как смешные, так и серьезные книги. Их тоже читают. Но, к сожалению, уже меньше: уровень культуры и образования падает. Есть замечательная молодежь, но она теряет любовь к книгам. Поменялся и сам язык, стал более «клиповым».

– В последние годы в мировом кинематографе прослеживается тенденция к тому, что все меньше в прокате появляется фильмов по оригинальным сценариям. Все больше адаптации, ремейки, биографии. С чем это связано?

– У нас достаточно сценаристов, но им не хватает чего-то, чтобы придумать историю. Сценариев куча! Только читаешь их и понимаешь, что где-то ты это видел. Как в музыке есть всего семь нот, так и в сценарном деле набор инструментов небольшой, но ведь этими ключами надо уметь управлять! А это требует мастерства и таланта.

– Есть массовое кино, а есть – интеллектуальное, авторское. Последнему довольно сложно пробить себе место в прокате, где царствуют кинокомиксы и комедии. Каким образом нужно доносить до зрителя хорошие картины?

– Рецепты достаточно стандартные: разъяснять, рассказывать и продвигать. Для этого существует кинокритика, проводятся фестивали. Кто-то же этим интересуется! Проблема кроется и в образовании, и воспитании. В основном, все схватывают только историю, считывают поверхностный слой. И книжки многие так же читают. Зачем внутрь-то лезть? В прежние времена, на мой взгляд, было больше грамотных читателей и зрителей, которые понимали или старались понять произведение. Время было и такое, когда читали между строк. Но в девяностые годы сумели стать богатыми люди с не лучшим образованием, и возник вопрос: а зачем учиться? Мой отец в свое время окончил три класса, но писал без единой ошибки! Парадокс.

– Российский кинематограф известен во всем мире глубокими авторскими картинами. В последние годы у нас пытаются делать массовое кино всех жанров: боевики, катастрофы, спортивные драмы. Но везде мы заметно уступаем как по бюджету, так и по качеству. Почему так происходит?

– Киношники. В 90-е годы, когда западные фильмы хлынули на российские просторы, захотели делать так же. Мол, мы можем не хуже. Но уровень получался иной.

В прокате мы видим, как правило, сливки. Америка выпускает большое количество картин, среди которых есть много не лучшего качества, не окупающих себя, что-то проваливается, а что-то выстреливает. Это серьезный бизнес. В России снизилось и количество выпускаемых фильмов. Важно и то, что в России в кино вкладывают чужие деньги, а на западе – свои. Поэтому и отношение другое.

Сейчас на наши блокбастеры тоже выделяется серьезный бюджет, который позволяет делать качественное кино. Вот вышел «Экипаж». Сохранив лучшее от прекрасной картины Александра Митты, Николай Лебедев вывел ее на другой технологический уровень. Просто на голову выше! И зритель пошел.

– Таких примеров немного. Может, стоит оставить блокбастеры Голливуду, а самим делать то, что лучше получается?

– Кино должно быть разное. Мы другие и выросли в другой среде. Есть определенный зритель, который считывает кино, а дальше работает сарафанное радио. Но кто будет об этом рассказывать? Учителя должны рассказывать в школе о хороших фильмах, но умеют ли они сами смотреть кино? Замечательный опыт есть в Перми. Там есть режиссер-документалист Павел Печенкин, который сумел ввести документальный кинематограф в вузы. Молодежь смотрит и обсуждает. Это важно, потому что кино – это жизнь.

– Если говорить об отечественных фильмах, вышедших на экраны в последние годы, что бы вы отметили?

– Без вопросов, стоит выделить Звягинцева. Радует, что много хорошей молодежи пришло в режиссерскую профессию. Пришла и женская режиссура – тот же «Хороший мальчик» Оксаны Карас. Кстати, на фестивале будет показана первая ее картина «Репетиции», которую практически никто не видел, а она такого же высокого уровня. Есть замечательные братья Котт, которые тоже создают хорошие фильмы.

– Кино – очень непростой вид искусства, ресурсозатратный и требовательный к профессиональным навыкам…

– Это коллективный труд. Художник подошел к мольберту, нарисовал картину, повесил на выставку. А здесь сценарист пишет историю, режиссер подстраивает ее под себя, дальше нужно найти костюмы, выбрать локацию, сделать декорации. В итоге все это видоизменяется и никто, кроме режиссера, не представляет конечного результата.

Хотя не всегда режиссер получает то, что хотел. На то есть объективные причины. Режиссерская работа – это ежесекундный поиск компромисса. Это тяжелая работа, ну а производство фильма – это болото, которое затягивает.

– Короткий метр – стартовая площадка или отдельный жанр, требующий совсем иных навыков?

– Что такое анекдот? Можно рассказать историю на двух сотнях страниц, а можно – в трех предложениях. Но это сложнее в десять раз, чем полнометражное кино. Этот анекдот ведь нужно придумать и снять так, чтобы зрителю было понятно.

Это и выход в мир большого кино. Поэтому дипломом для режиссера является короткометражная картина. Когда он приходит в кинокомпании со своими идеями, ему есть, что показать.

– Вы с 16 лет в кинематографе, для вас это всегда было профессией. В какой момент вы поняли, что хотите этим заниматься?

– Когда я учился в 9 классе, на Свердловской киностудии объявили набор детей для съемок в фильме «16-я весна». Я решил пойти. Фотопробы я прошел, а кинопробы нет, но увидел этот мир, и он меня затянул. Ушел в вечернюю школу, устроился сушильщиком пленки, бегал в павильон, смотрел, как снимают. Потом из лаборатории перешел в ассистенты оператора и так далее… Выстроилась некая цепочка. Во всяком случае, я прошел весь путь. То есть я знаю, что такое обработка пленки, что такое съемка. Когда я начал снимать сам, то в качестве дипломной работы во ВГИКе принципиально решил сделать игровую картину. Снимал как оператор-постановщик, а потом попробовал себя в режиссуре.

– Кино – важнейшее из искусств? Оцените роль, которую оно оказывает на культурное воспитание человека, формирование его внутреннего мира.

– Его много, и оно доступно. Литературу нужно еще пропустить через себя, нарисовать себе образы. Но у всех ли они возникают? А кино – живое искусство, оно сразу дает тебе картинку.

– В чем сила кино?

– В воздействии на человека. Если это хорошее кино.

Афиша Первого Уральского кинофестиваля здесь.

Беседовал Дмитрий Савельев

Фото: Георгий Сапожников

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга