Поиск по сайту

18 Апреля 2017

История современного танца

Что такое современный танец и как его понимать


Текст: Анастасия Мошкина Текст: Анастасия Мошкина
Фото: Татьяна Доукша Фото: Татьяна Доукша
Мне нравится!

Уральский филиал ГЦСИ продолжает образовывать горожан в понимании современного искусства: театральный блок продолжили лекции Екатерины Васениной, которая рассказывала о генезисе современного танца на Западе и ситуации в России, союзе с визуальными искусствами и противопоставлении балету, а также о том, зачем нам он вообще – современный танец.

Екатерина Васенина – историк танца, сотрудник Культурного центра ЗИЛ (Москва), постоянный автор журналов «Балет», «Большой театр» и собственных книг «Российский современный танец. Диалоги» (2005) и «Современный танец постсоветского пространства» (2013). Екатерина читает лекции о современном хореографическом искусстве и его свободных формах, курирует различные танцевальные проекты.

Историю и день сегодняшний в современном танце интересно слушать в интерпретации Васениной: как человек, занимающийся непосредственной практикой, она подает различные факты через призму актуальной ситуации.

Зачем нужен свободный танец тогда и сейчас

Современный танец зародился на рубеже XIX-XX веков: именно индустриализация рождает интеллектуальную парадигму во всем современном искусстве XX века. До этого у искусства, в частности у танца, были совершенно разные подоплеки: информационная, религиозная, социальная, политическая, развлекательная… Основа современного танца – интеллектуальность.

Без идеи, которая должна быть заложена хореографом, а зрителем считана и истолкована, это будет просто набор движений, гимнастика. Основная задача танца, которая дана ему от рождения, – осмысление прошлой эпохи и поиски нового, всегда – слом, переходность, поэтому в постиндустриальном обществе так актуален современный танец. Как эту рефлексию подтолкнуть дальше? Человек освобождается от реальных станков, становясь к виртуальному станку. Мы сейчас не вырабатываем свою энергию, потому что 90 процентов времени сидим, а танец дает возможность остаться человеком из мяса и костей, дыхания. Практики современного танца существуют ради нейрогенеза не только танцовщика, но и зрителя: можно заниматься танцем, а можно только интересоваться им как зритель – и на уровне кинестетики твое тело все равно будет двигаться вслед за танцором. Зачем сейчас нужен танец? Современный человек на 95 процентов состоит из автоматизма, и чтобы чувствовать себя живым, надо двигаться или интересоваться пластикой.

Как в России зародились свободные танцевальные формы

На сломе эпох в XIX-XX веке, когда академический балет расцвел, особенно в России, все, кто шел за Петипа, чувствовали усталость стиля. Амбициозные хореографы спрашивали себя, что им делать. Так появляется интерес к свободным формам танца у Горского, гастроли Айседоры Дункан, Дягилевские сезоны, многочисленные кружки последователей Дункан. Но молодая советская культура отказывается от этого вида танца, в балете происходит отказ от бессюжетности. Свободный танец, как ни странно, сохранился через детскую самодеятельность: бывшие «дункановки» занимались по всей стране в ДК танцами с детьми, а одноактные абстрактные балеты все равно взяли свое, через интерес к хореографии Баланчина. Эти два факта, кстати, свидетельствуют о том, что в культуре, несмотря на запреты, все равно происходит взаимное влияние.

Почему в российском современном танце нет аутентичности

Освоить сейчас все техники современного танца невозможно и не нужно, но многие российские танцевальные компании почему-то пошли этим путем: они нагромождают танцевальные техники в своих номерах, присваивая этому какую-то псевдоидею, которую пишут в программках, потому что без них зритель этого не считает. Но это тупиковый путь. Тело есть тело – не надо казаться умнее, чем ты есть, надо просто иметь идею, верить в нее и танцевать об этом. А сложившаяся искусственность может снизить качество восприятия современного танца, что приведет к потере публики. Причем у этого явления есть свое объяснение: это связано с корневой историей современного танца в нашей стране – он изначально был заимствован. Приехала Айседора Дункан с феминистским проектом женского осознанного тела, многие танцовщики заимствовали вид пластического искусства. С идеей, но именно заимствовали. В начале 90-х заимствование продолжилось: кто-то хотел джинсы, кто-то – танцевать по-новому, как в Америке, Европе, поэтому аутентичности в современном российском танце нет, а хотелось бы. Возможно, это придало бы ему новые смыслы. Свободные формы танца как были заимствованным, потусторонним, так и остались, а народный танец, фолк отдали полностью академизму. Молодое поколение танцовщиков ушло в перформанс, а это, как сказала Екатерина, «лужа, которая позволяет все».

Старшее поколение хореографов современной России училось на народном танце еще в танцевальных студиях СССР, но всячески старается от него дистанцироваться, существовать от противного. Молодое поколение уже не имеет этого детского танцевального багажа, но танцевать хочет. Хватает их на перформансы. Разница с законченной танцевальной инсталляцией в том, что в перформансе важен зритель. Именно он несет ответственность за свое впечатление. В спектакле ответственность за создание впечатления на режиссере, хореографе. Почему молодые танцовщики ставят только перформансы, Екатерина объясняет тем, что для полноценного художественного высказывания не хватает бэкграунда.

Марта Грэм: мама модерна

Биографию и вклад в современный танец танцовщицы, хореографа, идеолога Марты Грэм не описать множеством книг. Кстати, одна из ее биографий выйдет в конце весны в издательстве «Гараж». Историю этой женщины в трактовке Екатерины Васениной было интересно слушать тем, что лектор делала параллели с современной ситуацией в танце.

Все свои 96 лет жизни Марта Грэм положила на алтарь танца. В 26 году она создала свою труппу — в тех, где она танцевала до этого, ее не устраивал излишний лиризм. В своих постановках она размышляла о роли женщины и других актуальных для вопросах, тогда как современные танцовщики не думают об общественном, они слишком заботятся о себе, слишком серьезны. Грэм была общественным человеком: ее занимали социальные, религиозные вопросы, вопросы искусствоведческие. К примеру, ее номер «Плач» — это застывшая скульптура, которая пытается вылезти из своей кожи, женского существа.

Грэм создала свою технику: собрала движения в систему, ввела понятия сжатия и расслабления. У нее есть даже лицензионная система для педагогов: ее танец не просто техника, а бизнес. На контрасте с ней действовала Дункан, которая ездила по миру, вдохновляла своим танцем, собирала полные аудитории последователей, говорила им: расслабляйтесь, горизонт возможностей бесконечен, снимайте корсет, сбрасывайте тапки и танцуйте, как хотите. Дункан учила философии, а Грэм – технике. Кстати, из традиций Дункан вырос интерес современного танца к йоге.

Труппа Грэм существует по сей день: показывает ее постановки, ведет педагогическую деятельность. Но современные танцовщики – не люди эпохи модерна, они живут в эпоху глобализма и антиглобализма. Наша социальная жизнь о другом, поэтому мы не станцуем так, как танцевала Марта Грэм о своей эпохе.

В этом заключается главный смысл свободного, или современного, танца – он то, что случается здесь и сейчас, такой пунктум для присоединения к коллективному сочувствию и переживанию.

Марта Грэм и ее наследие являются национальным достоянием в Америке. Это говорит о значимости современного танца в этой стране. Такого же развития и признания он добился еще в Финдляндии, Швеции, Израиле. Как мы видим, в списке только достаточно молодые государства, в которых нет широкого распространения народного танца, или народный танец не аутентичен государственности. В России современный танец развивается без культурной идентичности, но он идет через междисциплинарность, через интерес к современному искусству, соединяя визуальное и танец.

Вклад Мерса Каннингема в современный танец

Один из танцовщиков Марты Грэм – Мерс Каннингем, как это и бывает с талантливыми учениками гениального мастера, пошел дальше своего учителя. Он вырос из репертуарного танца Марты Грэм и организовал свою труппу, со своим художественным видением.

Одно из отличий его стиля — в пространстве, как в учении Эйнштейна, нет зафиксированных точек. Танцевать надо в сложных отношениях между музыкой и пространством. Задача современного танца — сломать пространство и время, тогда как, скажем, в классическом балете сохраняется линейность. В современном танце важно одномоментное присутствие на сцене.

Что продолжил и усилил Каннингем у Грэм – так это ее «миротворчество». Типичная установка для модерна – я визионер, я воображаю мир и так я его создаю. Грэм в свое время увлекалась трудами Ницше, повторяя «Бог умер, поэтому я создам свой мир сама». Овладение миром при помощи тела – с таким посылом она создавала свои номера. Каннингем продолжил это. У современных танцовщиков нет такого посыла, сегодня все человечество ощущает себя среднеэнергетическим, и почти утратило веру в силу своей мысли, воли, идеи.

И все-таки, зачем сейчас нужен современный танец

Упорство и фанатичная вера в свои силы вели хореографов XX века к славе и тем свершениям, что произошли. Надо сказать, что на них тоже поначалу ходили, как выразилась лектор, «40 кроликов». Но самопредъявление, органичное актуальным проблемам общества, сделало их звездами.

Возможно, удельный вес публики, которая способна воспринимать современный танец, остался тот же, но сейчас стало гораздо больше событий, историй, на которые можно пойти зрителям. Поэтому внутренняя конкуренция среди компаний современного танца выросла. Самое главное, считает Екатерина, это не забывать об индивидуальности, интеллектуальной основе танца, об актуальности проблемы. С другой стороны, современный танец – это прекрасный инструмент для того, чтобы найти свое лицо. Сегодня хореографов и танцовщиков много, они все имеют право на свое высказывание, и «выстрелить» своей индивидуальностью надо, условно говоря, со 100 евро в кармане. Помочь могут современные средства коммуникации, существование в так называемой «системе грибницы» – несколькими коллективами, локализация, из которой можно почерпнуть стратификацию, не забывая о том, что в основе должна лежать актуальная общественная проблема.

Самый главный ответ на самый важный вопрос, зачем современный танец, звучит так: это право на самовыражение, которое должно быть актуальным, т.е. тот вид искусства, который рождается на стыке индивидуального и общественного, монолога и диалога.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга