Поиск по сайту

15 Мая 2017

Любовь и одиночество вдвоем

Рецензия на спектакль «Дочка» московского театра «СТУДИЯ.project»


Текст: Александра Петкау Текст: Александра Петкау
Фото: Татьяна Доукша Фото: Татьяна Доукша
Мне нравится!

В четверг, 11 мая, в Государственном центре современного искусства состоялся спектакль «Дочка» режиссера Евгения Балтина. Особенность представления заключалась в рифмованности его основных составляющих: два актера и два прочтения, две пьесы в качестве основы и две главные темы.

Начало спектакля было назначено на 19:00, но когда стрелка часов дошла до нужной цифры, представление началось не совсем традиционно: с рассказа о себе двух актеров – Надежды Лариной и Александра Туравинина, а также об их театре – экспериментальной площадке, в рамках которой труппа представляет проекты с необычной подачей материала. На сцене нет привычных декораций, кроме мультимедийного экрана и белого полотна. Актеры не одеты в специальные костюмы, на них одежда в стиле casual. Зрителю предлагается погрузиться не в визуальное, а в слуховое пространство. Задача актеров не поразить антуражем, а увлечь внутренним содержанием. Есть только текст, который оживает в речи актеров и отдается эхом в сознании зрителя, заставляя его дорисовывать картину в пространстве «пунктирной фабулы».

Спектакль «Дочка» условно разделен на две части. В начале Александр Туравинин представляет рассказ Захара Прилепина «Дочка», затем Надежда Ларина – пьесу Кати Гуземы «Вся правда о моем отце». Две истории, переплетенные друг другом  тематическими нитями любви и одиночества вдвоем.

У каждой картины есть рама, у каждой оперы – увертюра. В этом спектакле роль  вступления в тему играет рассказ «Дочка».

С первых минут самого спектакля зритель погружается в историю мужа и жены, которые любят друг друга, но переживают непростой период. Зритель не знает имен, возраста, предыстории отношений этой пары, есть только словесный коллаж из жизненных ситуаций: «…а ты всегда смотрела на меня, и в минуты, когда меж нами происходило кипящее и непоправимое, и спустя без трех месяцев год – когда приходила пора дать жизнь моему крику в тебе: всех наших детей мы рожали вместе. Тогда, заглядывая в сведенные от страха глаза, я и понял, что нет сил никаких относиться к своей женщине, как будто она женщина какая-то. И как нежно относиться к женщине, будто она дочь твоя; так и звать ее: «Дочка, доченька».  Сложность актерской работы заключается в том, что нужно, с одной стороны, расставить акценты, но, с другой стороны, не перегрузить произведение своим видением, своими интерпретациями – не заузить его.

Другая сторона «медали» показана во втором произведении – «Вся правда о моем отце». Его автор – Катя Гузема – является ученицей известного драматурга Николая Коляды. В центре пьесы находится 16-летняя Таня, которая познала боль распада семьи родителей. Ее монолог в исполнении Надежды Лариной также строится на вербальных эскизах: «Мне пять лет, и у меня есть такая фотография. Там все точно так. И я завидую. Той, которая на фотографии. У нее там все есть, но она этого не понимает, для нее это совершенно обычно. Так и должно быть для нее. Только я знаю, как ей, пятилетней, там везет. Она тоже в платье, тоже красивая. Мне пять лет. Кажется, что папа любит маму, мама любит папу, а мне пять лет». 16-летняя Таня уже знает, что папа спустя время начнет пить, бить маму и говорить обидные слова ей – своей дочке,  они как занозы вопьются в сердце и никогда оттуда не выйдут.

На экране появляется белый альбомный лист, на котором рука невидимого человека начинает рисовать карандашами и гуашью главные события повествования. Лист бумаги – это ведь артефакт, его можно взять и сжать, порвать, выбросить, с чувствами и воспоминаниями так сделать сложнее:  «Две баночки от удара открылись. Зеленая и красная. Диван весь был в краске. Только было непонятно, где красная гуашь, а где мамина кровь. Папа мне сказал, чтобы я принесла ему тряпку из ванны. А я стояла и ревела. Мама кричала, чтобы я ничего не приносила, пусть тут так все и остается, чтобы люди видели».

Постараться забыться, когда терпеть бурю внутри себя уже нет сил, персонажам из двух рассказов – мужчине и женщине – помогает песня британской певицы Adele «Rolling in the Deep» («Скатываясь на самое дно» – прим. ред.). Их танец с хаотичными движениями показывает раздробленность их внутреннего мира. В одном из своих интервью Adele поясняет, что дословный перевод названия песни является не совсем верным, основная идея в другом: описать этими словами то состояние, когда, несмотря на боль и трагичность ситуации, у тебя есть человек, который может тебя защитить и поддержать. Этими людьми для наших героев будут жена и отец. Зыбкая любовь ведь лучше полного отчуждения. Они танцуют вдвоем, каждый в своих мыслях, их ситуация похожа и непохожа одновременно.

В конце спектакля актеры пригласили своих зрителей к диалогу и рассуждению о том, что было увидено, а также о том, о чем просто хочется поговорить. В зале было не больше двадцати человек. Казалось, что все присутствующие стали очевидцами чего-то личного и потаенного, поэтому и предложение о беседе стало логичным продолжением, поскольку театр – это разговор, прежде всего, души и по душам.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга