Поиск по сайту

03 Ноября 2017

Круговая интерпретация

Нужна ли Екатеринбургу четвертая «Золушка»?


Текст: Дарья Мичурина
Мне нравится!

Замечали ли вы, что в последнее время в афишах екатеринбургских театров мелькают одни и те же названия? Сегодня в городе можно побывать на трех версиях «Золушки», двух постановках «Ромео и Джульетты», двух «Снежных королевах», двух историях о Кентервильском привидении… Мы поговорили с режиссерами, заведующими литературной частью театров и театральными критиками, чтобы выяснить, что становится причиной этого явления – простое совпадение или глобальная тенденция; а также понять, нужно ли екатеринбургскому зрителю смотреть очередную «Золушку», сюжет которой он знает наизусть.

Немножко истории

Чтобы не быть голословными (и отвечая на удивленные вопросы некоторых наших собеседников), приведем скромную хронологию выпуска спектаклей с повторяющимися названиями. В нашу выборку попали ныне идущие в театрах постановки, премьеры которых состоялись с 2014 по 2017 годы.

«Золушка»

1 октября 2016 года — Екатеринбургский театр кукол, режиссеры-постановщики — Николай Бабушкин и заслуженная артистка России Алла Антипова.

4 июня 2017 года – Екатеринбургский театр оперы и балета, хореограф-постановщик – заслуженный деятель искусств России Надежда Малыгина.

24 марта 2017 года — Екатеринбургский театр юного зрителя, режиссер Дмитрий Касимов.

«Ромео и Джульетта»

25 октября 2014 года – Екатеринбургский театр кукол, режиссер-постановщик — Олег Жюгжда, художник-постановщик — Юлия Селаври.

5 марта 2016 года — Екатеринбургский театр оперы и балета, хореограф-постановщик — лауреат премии «Золотая Маска» Вячеслав Самодуров.

«Снежная королева»

10 декабря 2016 года — Екатеринбургский театр оперы и балета, хореограф-постановщик — лауреат премии «Золотая Маска» Вячеслав Самодуров.

11 декабря 2016 года — Муниципальный театр балета «Щелкунчик», хореограф-постановщик – Пётр Базарон.

«Кентервильское привидение»/ «Призрак замка»

15 сентября 2016 года – Екатеринбургский театр юного зрителя, режиссер – Илья Ротенберг.

24 декабря 2016 года – Свердловский академический театр драмы, режиссер-постановщик – Андрей Русинов.

«Зойкина квартира»

27 ноября 2015 года – Театр музыкальной комедии, режиссер-постановщик – Владимир Панков

5 сентября 2016 года — театр «Волхонка», режиссер — Людмила Саломон

 «Пиковая дама»

29 августа 2016 года — театр «Волхонка», режиссер — Владимир Гришанин

4 сентября 2016 года – Коляда-театр, режиссер – Николай Коляда

Пара слов о репертуарной политике

Чтобы разобраться в первопричинах, мы решили расспросить экспертов о тонкостях репертуарной политики. Ориентируется ли театр на афишу города, прежде чем взять за основу тот или иной литературный материал? И может ли на выбор повлиять тот факт, что постановка по тому или иному сюжету уже идет в другом театре Екатеринбурга?

«Золушка», Екатеринбургский театр кукол

«Репертуарная политика театров – это сложный и многогранный процесс, — объясняет  заведующая литературной частью Екатеринбургского театра юного зрителя Наталья Киселева. — Решение взять тот или иной материал для постановки принимается не вдруг, а долго обсуждается с разных точек зрения: будет ли пьеса интересна зрителю, какие художественные задачи ставит режиссер и постановочная группа спектакля; естественно, учитывается и творческий потенциал труппы: как известно, удачное распределение ролей – половина успеха спектакля, и так далее. При составлении репертуара, конечно, учитывается городская театральная афиша. Но в нашем миллионом городе с богатыми культурными традициями театральное предложение очень разнообразно – и жанрово, и содержательно. Если случаются совпадения в литературном материале, это только обогащает театральную жизнь, поскольку у зрителя появляется возможность познакомиться с разными художественными взглядами, позициями, точками зрения».

С ней согласен и главный режиссер ТЮЗа Илья Ротенберг: он считает, что тот факт, что пьеса уже идет в каком-то другом театре, не должен останавливать режиссера в решении поставить тот же литературный материал по-своему – при условии, что первоисточник зажигает создателей спектакля и актеров и им есть, что сказать. А вот хореограф-постановщик балета «Снежная королева» в Муниципальном театре балета «Щелкунчик» Пётр Базарон высказывается уже категоричнее: «Повторов, конечно, хочется избежать, ведь каждый театр хочет быть оригинальным, в том числе и в вопросах репертуарной политики, быть единственным «прокатчиком» спектакля с оригинальным названием – в противном случае возникает конкуренция».

В чем же причина?

Итак, судя по словам экспертов, выбор материала для постановки – долгий и сложный процесс, учитывающий множество факторов. Как же получается, что при огромном разнообразии литературных произведений режиссеры порой останавливаются на одной и той же пьесе, рассказе, сказке? Большинство наших собеседников, отвечая на этот вопрос, первым делом объясняют эту ситуацию простой случайностью. Так, заведующая литературной частью Екатеринбургского театра юного зрителя Наталья Киселева утверждает, что появление в афишах разных театров одних и тех же названий примерно в одно время обусловлено случайным совпадением разнообразных обстоятельств. Что же это за обстоятельства?

Версия №1: информационный повод. Пожалуй, самая неожиданная для нас версия была высказана художественным руководителем балета Екатеринбургского театра оперы и балета Вячеславом Самодуровым: «Балеты «Золушка» и «Ромео и Джульетта» на музыку Сергея Прокофьева появились на сцене нашего театра в год 125-летия композитора – именно празднование юбилея стало поводом поставить данный материал».

«Золушка», Екатеринбургский театр оперы и балета

Такая версия, безусловно, имеет право на существование – тем более что совсем недавно Оперный театр, заявляя о планах на ближайший сезон, отметил, что все балетные работы будут посвящены юбилею Мариуса Петипа. Да и практика отмечания юбилея той или иной знаменитой творческой личности в Екатеринбурге довольно-таки популярна. И все же, если говорить о таком глубоком и многогранном искусстве, как театр, эта версия кажется слишком уж поверхностной. Юбилей, безусловно, достойный повод – но лишь повод для размышления. В конце концов, творческое наследие того же Прокофьева насчитывает восемь балетов, а в работу были взяты именно «Ромео и Джульетта» и «Золушка». Тоже, надо полагать, не без оснований.

Версия №2: мода, маркетинговый ход. Финансовую сторону вопроса тоже невозможно не принимать в расчет: в конце концов, театр без зрителя невозможен. А публика, как всем известно, гораздо охотнее идет на известное имя или название. Впрочем, модные течения не всегда создает зритель – порой они приходят из других областей искусства.

«Если какая-то тема становится трендом, то она лоббируется на сценах, в кинематографе и так далее, — делится наблюдениями Пётр Базарон. — Сейчас, например, в тренде фильмы про хакеров, искусственный интеллект и зомби – вы видите, сколько на эту тему выходит сериалов и даже мюзиклов. Несколько лет назад была очень популярна тема вампиров, и это тоже отражалось в спектаклях, фильмах… В какой-то степени тенденции оказывают влияние и на балетную сцену, и на музыкальную сцену вообще».

Наличие модных течений в театральном мире отмечает и Лариса Барыкина, музыкальный и театральный критик, член правления и сопредседатель секции критики Свердловского отделения Союза театральных деятелей, арт-директор фестиваля современного танца «На грани», член экспертного совета национальной театральной премии «Золотая Маска»: «В «Золотой Маске» мы постоянно сталкиваемся с тем, что спектакли с одним и тем же названием идут потоком: вдруг просыпается внезапная любовь к какой-нибудь одной опере, и она идет по многим театрам. Вот, к примеру, совсем недавно многие музыкальные театры начали ставить оперы Моисея Вайнберга. Эта музыка лежала под спудом очень много лет, и вдруг все ей заинтересовались. Тренд немножко странный, хотя и положительный. Но объяснить, почему он возник именно сейчас, вряд ли кто-то сможет».

Опера Моисея Вайнберга «Пассажирка», Екатеринбургский театр оперы и балета

Версия №3: недостаток современного качественного литературного материала

Эта версия родилась в стенах редакции – к спикерам мы обратились с просьбой подтвердить или опровергнуть ее. Отчасти с нами согласился Илья Ротенберг, сказав, что явный дефицит хорошей современной пьесы большой формы неизбежно приводит к совпадениям, когда дело касается спектаклей для детской и подростковой аудиторий. Что же касается взрослых спектаклей,  то упрекнуть родину уральской драматургии в недостатке современной пьесы язык, пожалуй, не повернется. «Параллельно с классикой существует огромный пласт того, что называется современным постдраматическим театром в разных формах – от театра.док до вербатима. Даже наш город дает пример того, что сочиняется огромное количество новых пьес, тем, сюжетов – вспомните Коляду или Ярославу Пулинович», — соглашается с этой точкой зрения Лариса Барыкина.

Версия №4: востребованность классики во все времена

Вообще классический сюжет как понятие – вопрос довольно-таки любопытный. Что он из себя представляет и правда ли, что любое произведение строится на том или ином «каркасе»? С давних пор литераторы пытаются сформировать некий список таких сюжетов. Хорхе Луи Борхес, к примеру, выделил четыре сюжета, а драматург Жорж Польти больше века назад нашел целых 36 (первым это число было предложено еще Аристотелем и намного позднее поддержано Виктором Гюго). Более лаконичный перечень сформировал Кристофер Букер в своей книге «Семь основных сюжетов: почему мы рассказываем истории», на один сюжет больше нашел писатель Курт Воннегут.

А вот, к примеру, список  Д. Джонстона:

— Золушка (непризнанная добродетель),

— Ахилл (роковая ошибка),

— Фауст (долг, который нужно платить),

— Тристан (любовный треугольник),

— Цирцея (паук и муха),

— Ромео и Джульетта,

— Орфей (отобранный дар).

Кстати, «Золушка» фигурирует едва ли не во всех подобных списках (в книге Букера, например, этот сюжет называется «Из грязи в князи»). Вспомните кинематограф – только ленивый не построил на этом классическом сюжете свою историю. Вот и в наших театрах эту историю любят и ставят. «Золушка» – это история вне времени. В ней есть очень многое: любовь, христианское всепрощение, но самое главное — чудо и вера в лучшее, — рассуждает об актуальности сказки Илья Ротенберг. — Сегодня немного можно вспомнить спектаклей, после которых хотелось бы жить, которые бы не примиряли тебя с действительностью, а именно дарили надежду, давали тебе возможность поверить в себя, в то, что ты не одинок со своими бедами. У каждого поколения должна быть своя «Золушка».

«Золушка», Екатеринбургский театр юного зрителя

Разбирая эту версию, очень важно определиться с понятиями. Классический сюжет, безусловно, часто становится некой отправной точкой для режиссера. Однако основа спектакля — это не расплывчатый сюжет, а конкретное литературное (или, если мы говорим о балете/опере/оперетте), музыкальное произведение. Поясним на примере той же «Золушки»: если литературной основой спектакля Екатеринбургского театра кукол стала сказка Шарля Перро, то в ТЮЗе это уже пьеса Евгения Шварца. Что касается Оперного театра, то здесь мы имеем дело не только с литературным, но и с музыкальным первоисточником – либретто Николая Волкова на музыку Сергея Прокофьева.

«Режиссеры никогда не ставят сюжет, — акцентирует Лариса Барыкина. — Если у нас есть две версии «Ромео и Джульетты» (балет и трагическая история в стиле dance macabre) – в Оперном театре и Театре кукол, то это изначально абсолютно разные произведения. Режиссер берет либо пьесу, либо инсценировку, либо балет, либо оперу – и все это отличные друг от друга источники. Мы живем в век интерпретаций. Например, опера Чайковского «Евгений Онегин» с точки зрения трактовки персонажей, смыслов, главных подтекстов очень сильно отличается от того, что написал Александр Сергеевич Пушкин, но мы же не предъявляем ему в этом претензии. Мы понимаем, что Чайковский дал нам свой взгляд на произведение Пушкина. А когда каждый последующий режиссер ставит эту оперу, он тоже создает свою собственную интерпретацию классического текста. Я думаю, то, что выбор режиссеров часто падает на классические сюжеты — это абсолютно естественно. Классика не называлась бы классикой, если бы она не была востребована во все времена. Собственно говоря, ее постоянная востребованность, популярность, значимость, актуальность и делает ее классикой – иначе все остается в своем времени».

Говоря об использовании театрами одних и тех же классических сюжетов, важно понимать: даже если названия совпадают, каждый спектакль – совершенно самостоятельное творение того или иного режиссера. «Даже если в афишах театров случаются совпадения названий, по содержанию и форме это разные спектакли, — подтверждает Илья Ротенберг. — Не помню, кто именно, но один из режиссеров очень верно заметил: «Пьеса – это только повод для творчества». Два спектакля на основе одного материала – это два разных творческих взгляда».

От идеи – к воплощению

Две «Снежных королевы», премьера которых состоялась в Екатеринбурге в одни выходные – пожалуй, наиболее яркий пример «случайного совпадения»: и Вячеслав Самодуров, и Пётр Базарон утверждают, что до определенного момента не знали, что в городе идет работа над балетом по сказке Андерсена.

«Снежная королева», Муниципальный театр балета «Щелкунчик»

«Когда мы уже назначили дату премьеры, были подписаны все договоренности по спектаклю, начали писать либретто и музыку, выяснилось, что в Оперном театре появляется вторая «Снежная королева», — рассказывает Пётр Базарон. — Меня тогда смутило, что в центре города, недалеко друг от друга, в одни выходные выходят два балетных спектакля с одним и тем же названием. Но это разные идеи, задумки, команды, хореографы... Поначалу мы думали поменять материал – не тягаться же с Оперным! Но, с одной стороны, меня заверили, что у театра «Щелкунчик» есть свой зритель, который непременно будет приходить. С другой стороны, это подталкивало делать свою работу хорошо. Конкуренция в этом случае пошла нам на пользу. Я видел версию Оперного театра и мне не хотелось бы сравнивать ее со своей – это получились два абсолютно разных спектакля, чему я очень рад. Честно скажу, что мне очень понравилась и очень вдохновила работа Самодурова».

Вячеслав Самодуров, в отличие от коллеги по ремеслу, признался нам, что не видел «Снежную королеву» в постановке Петра Базарона, а потому не может сравнить эти два спектакля. К счастью, в редакции такая возможность есть: посмотрев обе постановки, в одной мы увидели историю взросления юной души, которая разворачивается на фоне эволюции мирового балета, во второй – красивую сказку, напоминающую взрослым о детстве. Два совершенно разных восприятия Андерсена, два совершенно разных смысла и, конечно, два совершенно разных спектакля в результате.

«Снежная королева», Екатеринбургский театр оперы и балета

Посмотрим, какие смыслы нашли постановщики сразу трех екатеринбургских «Золушек». В Оперном это «балет про балет»: в образе Золушки здесь увидели «свою» — ту, для кого танцевальное искусство – не просто красивая пачка, а пот, кровь и слезы. В Театре кукол – о волшебной силе хороших воспоминаний, которая помогает, когда в рутинной семейной жизни исчезает сказка. В Екатеринбургском ТЮЗе – сказка о том, что праздника и чуда достоин каждый, кто этого по-настоящему заслуживает.

Обласканные вниманием критиков и всевозможными наградами две постановки «Ромео и Джульетты» тоже открывают зрителю совершенно новый взгляд на знакомую историю. Лауреат фестиваля «Браво» - 2015, спектакль Театра кукол – о любви, способной победить саму смерть; лауреат «Золотой маски»,  балет Оперного – о том, что в любви, как и в балете, главное – не  красота, блеск и мишура, а искренность, душа. Постановщик «Ромео и Джульетты» Вячеслав Самодуров «вписал» средневековый сюжет в собственную современную балетную историю, подчеркнув ее актуальность во все времена.  Такая актуализация классики, безусловно, является одним из трендов последних лет.

«Ромео и Джульетта», Екатеринбургский театр оперы и балета

«В XX веке постановка классических пьес, опер и балетов происходила чаще всего в костюмно-историческом антураже, и сегодня очень многие зрители этот костюмно-исторический антураж принимают за классический спектакль. А классического спектакля как такового не существует: театр живет здесь и сейчас, — поясняет Лариса Барыкина. — В истории театра очень мало спектаклей, которые зафиксированы и воспроизводятся один в один — это единицы, которые существуют именно как раритет режиссерского театрального текста. В остальных же случаях каждый спектакль ставится заново, и режиссер, безусловно, не сидит и не думает: «Что бы мне сделать такого эпатажного, чтобы кого-то изумить?» — если, конечно, это не какой-то конъюнктурщик и бездарь. А в принципе каждый режиссер, хореограф, художник берется за то или иное название с целью сказать что-то новое о нем и о мире, в котором живет.

У талантливых режиссеров никогда нет задачи сделать эксперимент ради эксперимента. С помощью классических сюжетов они с нами разговаривают. Вступают в диалог и с самим произведением (а иногда и в контрапункт, спор, дальнейшее развитие). Настоящий режиссер всегда делает спектакль гораздо глубже, чем просто какой-то сюжетный нарратив. Спектакль должен подвигнуть нас к рассуждению на очень многие темы, открыть иные стороны того, чего мы раньше в этом произведении не замечали».

«Ромео и Джульетта», Екатеринбургский театр кукол

Идти или не идти?

Вот, пожалуй, самый главный вопрос, который возникает у зрителя, сомневающегося, стоит ли увидеть вторую, шестую или пятнадцатую в его жизни «Золушку» или «Снежную королеву».  Ответ, как нам кажется, уже очевиден. Но напоследок все же поделимся мнением наших экспертов. «Конечно, я советую идти. Чем отличается тот или иной режиссерский замысел и сценическое воплощение – высказываться об этом должны именно зрители, а не режиссеры. Мне кажется, человеку, погруженному в театр, это должно быть интересно. Именно зритель решает, какое театральное высказывание ему близко», — говорит Илья Ротенберг. «Я бы советовал в принципе как можно больше ходить в театр и водить туда детей, — соглашается Петр Базарон. Приезжая в Екатеринбург, я вижу, что город очень театральный, здесь очень хорошая творческая движуха, много прекрасных театров. Это замечательная среда для создания прекрасных спектаклей».

«Надо понимать, что публика должна ходить в театр не за тем, чтобы узнать какой-то классический сюжет, которого она не знала, а затем, чтобы сравнить свое ощущение от классического текста с тем, что предлагает ей данный постановщик. И как-то задуматься, — рассуждает Лариса Барыкина. — Вообще театр должен побуждать к размышлениям, а не только к получению удовольствия и выгулу прекрасных нарядов. Современный театр – это, конечно же, не то место, где только лишь получают удовольствие. Очень часто он выводит зрителя из зоны комфорта, в которой мы, активные потребители, находимся. Раньше в театр шли именно культурно отдохнуть, сейчас – чтобы вздрогнуть, получить ожог, встряску и о чем-то задуматься, потому что все остальное нас убаюкивает: мы живем в слишком комфортных условиях по сравнению с тем, что довелось нашим родителям, дедушкам и бабушкам».

 

P.S. На прошлой неделе в Екатеринбургском театре оперы и балета состоялась премьера оперы «Русалка», которую, при различии литературной основы, режиссерского замысла, музыкального и художественного оформления и средств выразительности, невозможно не сравнивать с «Русалочкой» Екатеринбургского ТЮЗа. И тот, и другой спектакль – потрясающе красивое зрелище с удивительной музыкой.

«Русалка», Екатеринбургский театр оперы и балета

Не будем углубляться в разбор, отметим лишь, что эстетического удовольствия порой недостаточно, чтобы у зрителя перехватило горло и навернулись на глаза слезы. Недостаточно для того, чтобы со спектакля он вышел пусть немножко, но все же другим человеком – с новыми мыслями и своими личными открытиями. Бывает, что спектакль, несмотря на массу достоинств, проходит бесследно, не задевая души. И потому стоит сходить на сколько угодно «Золушек» — главное, чтобы среди них была хоть одна, которая даст уму и сердцу пищу для размышлений.

«Русалочка», Екатеринбургский театр юного зрителя

Фото: Георгий Сапожников, Татьяна Доукша, Василий Данильчик, Ольга Керелюк

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга