Поиск по сайту

30 Ноября 2017

Девять слов-концептов «На грани»

О спектаклях открытия VIII Международного фестиваля современного танца


Текст: Александра Петкау Текст: Александра Петкау
Текст: Дмитрий Ханчин Текст: Дмитрий Ханчин
Мне нравится!

Во вторник, 28 ноября, в Свердловском театре музыкальной комедии состоялось открытие VIII Международного фестиваля современного танца «На грани». Название символично, так как мероприятие представляет широкий диапазон направлений современного танца и географии приглашенных коллективов. Мы посмотрели спектакли открытия фестиваля – «Кафе Идиот», «Стол», «Five» – и в каждом из них нашли слова-концепты, которые отражают их замысел. Предлагаем вам сравнить свои впечатления с нашими.

«Кафе Идиот» Театра «Балет Москва» (Москва)

Слова-концепты – эффектность, экспрессионизм, мастерство

В 2016 году постановка режиссера Александра Пепеляева «Кафе Идиот» Театра «Балет Москва» по мотивам романа Федора Достоевского «Идиот» была отмечена «Золотой маской» в номинации «Современный танец. Лучший спектакль».

Эффектность начинается уже с названия, в нем есть два шифра: «Кафе Мюллер» Пины Бауш и «Идиот» Федора Достоевского. Тот, кто хотел увидеть прямое прочтение романа, наверное, был разочарован, потому что режиссер не ставил себе задачу «объять необъятное». В «Кафе Идиот» полупрозрачная газовая ткань – полноценный герой повествования: зрители входят в зал, рассаживаются по своим местам и уже видят ее: она исполняет свой танец с помощью установленных вентиляторов. Ее тень похожа на блики пламени души или жизни. А, может быть, это метафора невозможности прикоснуться к искусству, но способности почувствовать его, увидеть сердцем?

Во время просмотра спектакля все время вспоминалась картина «Ночное кафе» Винсента Ван Гога. В этом кафе, как художник писал своему брату Тео, «можно сойти с ума и совершить преступление». Такая цель, кажется, была и у режиссера Александра Пепеляева. На сцене герои Достоевского застряли в кафе, они не могут из него никуда уйти, что-либо изменить, история будет повторяться вновь и вновь. Стулья (из «Кафе Мюллер»), закрытие лица одного из героев полупрозрачной тканью (из «Орфея») – эти и многие другие цитаты из спектаклей Пины Бауш считываются насмотренным зрителем и доставляют ему удовольствие от понимания новаторства постановки Александра Пепеляева в виде соединения несоединимого на сцене. Осязаемый текст Достоевского вкупе с отрицанием, присущим Пине Бауш, которая говорила о своем творчестве так: «Мои спектакли не растут от начала и до конца. Они растут изнутри — наружу».

Яркие цвета сразу же привлекают внимание. Алый цвет контрастирует с темно-зеленым во всем: в костюмах, в декорациях и, кажется, даже в музыке. Эту цветовую дихотомию прерывает девушка в белом платье. На фоне остальных – с ярким макияжем, отчетливой мимикой, карикатурными движениями – она выглядит чистым и непорочным ребенком, у которого случилось горе, неподдающееся описанию. Здесь важно сделать ссылку на роман Достоевского, несмотря на то, что текст выражен имплицитно, но все равно главная канва – роман. Когда Достоевский задумывал роман «Идиот», на глаза ему попалась заметка в газете о 14-летней девушке, которая подожгла дом, так как родители к ней плохо относились. Кажется, что этот дом и есть это кафе: в нем горит любовь, страх, сомнения.

Экспрессионизм – вот стиль, который выражен действием на сцене. Зритель услышит от танцовщиков за все время спектакля – за 1 час и 20 минут – только слово «Идиот», произнесенное в начале и в конце действа, и стоны, крики, возгласы. Тело изламывается, кричит, как голосу остаться безучастным? Основная техника артистов-танцоров в спектакле — партнеринг, тесное взаимодействие с партнером. Зритель видит пунктирную пластику – движение и звук не всегда совпадают, они – равноценные герои, у них нет подчиненных отношений. Массовые сцены похожи на современные флешбомы. Изысканная французская музыка перемежается с современными мотивами дискотек – чем не смешение эпох? Одна из самых сильных сцен – пижамная импровизированная дискотека (как не вспомнить женщин в ночных рубашках из «Кафе Мюллер» Пины Бауш) – в ней вся трагикомичность сегодняшнего дня. Спектакль «Кафе Идиот» схватил эту классическую нить и вплел ее в современный контекст, что сделать под силу не каждому.

Мастерство – вот, что делает спектакль запоминающимся. У каждого свой образ Настасьи Филипповны и князя Мышкина, но в спектакле он не разрушается, он возносится на более высокий уровень абстракции. Режиссер помещает в центр повествования нескольких князей Мышкиных и нескольких Настасий Филипповн, едино лишь одно – эмоциональная пестрота. Зрителю необходимо прорваться сквозь нарративное повествование и почувствовать эту историю сердцем.

 «Стол. Фрагменты (20’)» Танцевального театра«Фора» (Екатеринбург)

Слова-концепты – стол, корона и цветок

Чтобы понять спектакль «Стол», неплохо знать о его авторах и исполнителях – танцевальном театре «Фора». Возглавляемый хореографом Аленой Захезиной, театр существует с 2000 года и состоит из четырех неизменных участников: самой Алены и еще трех танцовщиц. Изначально «Фора» была танцевальной командой, затем в названии появилось слово «театр», а в репертуаре – миниатюры в духе современной хореографии. Над созданием собственного стиля участницы коллектива трудились параллельно с работой на корпоративах и подтанцовкой «Уральским пельменям». Итогом стал «Стол» – первый полноформатный спектакль «Форы». Премьера его состоялась в 2015 году, а вчера с ним «Фора» дебютировала на фестивале «На грани».

Крутится ручка радиоприемника, из шума радиопомех вырастает то «Мумий Тролль», то Алла Пугачева, то Майкл Джексон. На сцене – стол, вокруг него – четыре женщины. На сцену они вышли, чтобы рассказать о самих себе, своих судьбах, мечтах, страхах и надеждах. Поначалу в центре внимания – героиня Алены Захезиной. Она забирается на стол и руководит своими партнерами – муштрует их, гоняет шестом. При этом к шесту она прикрепляет красный цветок, который до этого носила на груди. Таким образом, к суровой муштре примешивается чистота помыслов, и это сочетание действует на танцовщиц завораживающе – они признают героиню Алены за безоговорочного лидера. Стол же становится магическим местом, где героини аккумулируют свои идеи, где собирают мечты воедино и пытаются воплотить их в жизнь.

Со временем лидер теряет силы. И вот стол исчезает, а по пустой сцене туда-сюда катается кресло – так танцовщицы пытаются передать друг другу бразды правления, но никто не хочет взваливать на себя эту ношу. На стул насильно усаживают героиню Алены и пытаются ее короновать, но голова танцовщицы раз за разом безвольно повисает, и корона падает на пол. Параллельно каждая из танцовщиц переживает свою личную драму: одна хочет за пределы сцены, другая стремится ее удержать, кто-то ссорится, кто-то ищет пути примирения. Из рук в руки переходит красный цветок, возвращаясь в итоге к его изначальной обладательнице – уже в конце действа, когда возвращается стол, льется шампанское, радио поет о наступающем новом годе и все невзгоды остаются позади.

«Стол» – предельно автобиографический спектакль. Это реальные истории четырех женщин, которые полтора десятилетия работают и творят вместе, много чего пережили, но всегда оставались вместе. Для понимания «Стола» неплохо знать об истории «Форы», но не обязательно. Это история о понятиях, знакомых каждому: о вражде, о дружбе, о семье и о мечте – о том самом красном цветке, что носит на груди героиня Алены Захезиной.

 «Five»Театр танца «нОга» (Омск)

Слова-концепты – маскулинность, соперничество, беззащитность

«Five» от омичей «нОга» – это спектакль с одной из самых кратких авторских аннотаций: «Пять вещей, которые ты должна знать о мужчинах...». Магия цифры «5» пронизывает всю постановку: в ней пять действующих лиц, они проигрывают пять миниатюр под пять музыкальных композиций.

Как нетрудно догадаться из аннотации, в центре внимания – мужчины. В начале 25-минутного действа мы видим их в строгих пиджаках, высвеченных софитами на темном фоне. Они выполняют четкие, механистические движения под аккомпанемент строгого минималистичного техно. К слову, подобную клубную музыку не так уж часто услышишь в современных постановках, и «Five» – пример удачного использования: избавленное от утилитарной танцевальной функции, техно становится повествовательным и раскрывает характеры героев.

С ходу о пятерых мужчинах на сцене понятно, что они – самоуверенные, деловые, дерзкие. Каждый из них находится на отдельной полоске света – метафора «туннельного зрения», когда зациклен на себе и не видишь ничего вокруг. Через какое-то время они начинают контактировать друг с другом – и контакты выходят отнюдь не дружественные. Один толкнул другого в плечо, другой не поддержал в нужную минуту – и вот наши герои вступают в настоящее соперничество. Музыка тем временем меняется, вместо монотонных ритмов из колонок уже льется расхристанный блюз-рок. Пиджаки летят в стороны, с потолка свешиваются петли, и наши герои уже готовы проститься с жизнью – лишь бы сбежать от обязательств.

Но вот небеса разверзаются, и на мир, еще недавно служивший ареной для битв, обрушивается дождь. Звучит одинокая скрипка, печальна ее мелодия. Нагие и одинокие, пятеро мужчин жмутся друг к другу в попытках согреться.

«Five» вступает в любопытный диалог со спектаклем «Стол»: пятеро мужчин против четырех женщин. Они, так или иначе, поднимают гендерные вопросы – правда, в омской постановке они затронуты в более резком ключе. Сама собой напрашивается аналогия с экранизацией романа «Американский психопат». Режиссером того фильма выступила женщина Мэри Хэррон, и главного героя – «белого воротничка» Патрика Бейтмана – она отхлестала по щекам с шиком и наслаждением. Хореограф постановки Ольга Горобчук тоже сурово обходится с мужчинами, разносит в пух и прах их самоуверенность, постепенно лишает их всех преимуществ, но при этом выпускает наружу их внутренних беззащитных детей.

«Five» – хлесткая постановка, не лишенная китча и карикатурности. При этом за яркой оболочкой скрывается довольно глубокое и вдумчивое исследование маскулинности современного общества.

Фото: Андрей Худяков, Дарья Попова, Александр Марашан

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга