Поиск по сайту

26 Марта 2018

Владимир Варнава: «Мы и есть танец»

Интервью с востребованным хореографом и участником «Context. Diana Vishneva»


Текст: Александра Петкау Текст: Александра Петкау
Фото: Георгий Сапожников Фото: Георгий Сапожников
Мне нравится!

На Международном фестивале современной хореографии «Context. Diana Vishneva», который впервые прошел в Екатеринбурге 17-18 марта, были представлены постановки ведущих молодых хореографов России. Мы поговорили с Владимиром Варнавой, одним из самых молодых лауреатов «Золотой маски» и победителем первого фестиваля «Context. Diana Vishneva» в 2013 году, о специфике российской современной хореографии, о его творческом почерке и понимании того, что есть танец.


– Владимир, в одном из интервью Борис Эйфман сказал, что у него никогда не было желания быть главным балетмейстером Большого театра, потому что все в этом театре временное. Сам театр вечен, но люди временные. Вы работаете хореографом-фрилансером, основная причина такого решения состоит в том, что для вас важно создать что-то свое?

– На данный момент свою деятельность я условно делю на сотрудничество с театрами, куда меня приглашают на постановки, и на самостоятельные поиски, когда нет точного срока премьеры и можно погрузиться в материал. Театры – это заводы по производству спектаклей. Можно к этому по-разному относиться, но это реальность, с которой вынужден считаться каждый причастный. Работая в театре в качестве артиста балета во время общих тусовок и праздников я постоянно слышал: «Давайте только не про балет, я вас умоляю». Мне всегда это было странно и непонятно: почему не про балет, почему не про работу? В основном для артистов театра результат – премьера спектакля. Я стремлюсь получать удовольствие от процесса, обсуждения своей работы с коллегами, от нахождения новых ракурсов подачи материала, от того, что я могу покрутить его со всех сторон. Один из плюсов своей компании, возможность запереться со своими танцорами в репетиционном зале и придумывать канву спектакля, что-то пробовать вместе и выходить на публику, когда мы сами к этому готовы. Так было, например, с нашей интерпретацией балета «Видение розы» Михаила Фокина на музыку моего друга Александра Карпова и композитора Карла Марии фон Вебера. Эта постановка не принадлежит ни одному из театров, у меня есть небольшая компания, в которую входят свободные артисты Александр Челидзе и Полина Митряшина, с ними мы и начали ткать новое танцевальное полотно. В течение года мы встречались и творили, искали, спорили – этот процесс принес мне счастье. Когда я почувствовал, что премьера не за горами, нас сами нашли люди, которые предложили продюсерскую поддержку (Александр Сергеев и Екатерина Барер), площадку для проведения и рекламное пространство.

– А в какой момент вы понимаете, что спектакль закончен, или он априори никогда не может быть закончен?

– Это интересный вопрос, но четкого ответа на него у меня нет. Все зависит от внутреннего ощущения, от того, в какой временной шкале жизни ты сейчас находишься. Иногда кажется, что работа завершена, но это ощущение возникает крайне редко – всегда есть то, что можно доработать, это бесконечный процесс. Между тем, спектакли выпускать необходимо, возвращаться же к ним тебе никто не мешает. На премьере я понимаю, «случилось» или «не случилось», и основным критерием для меня не является реакция аудитории, главный цензор живет внутри. Наверное, каждому художнику хочется, и это не сложно, поддаться зрительской эйфории или приуныть в потоке общего негодования, но в обоих случаях не стоит себя обманывать.

В русском языке есть выражение «Бог в мелочах» – это чистая правда. Хореограф видит каждую деталь, потому что он множество раз проживал ее внутри себя, поэтому, конечно, хочется добиться того качества, что ты задумал. Кроме того, есть еще понятие внутреннего роста. Нужно стараться быть лучше себя вчерашнего, каждый день становиться на ступеньку выше.

У меня есть ударная анализирующая группа. Друзья разных профессий (хореографы, танцовщики, художники, композиторы, режиссеры), к которым я прислушиваюсь. Их опыт в качестве практикующих художников имеет для меня значение. Но так же важен и зрительский фидбэк, потому что, как правило, зритель лишен понимания сложного внутреннего устройства театра и танца. И его незакрытое множеством вопросов восприятие тоже интересно для меня. Существует также понятие «профессиональный зритель» – люди, которые очень увлечены попытками разобраться и понять, в данном случае, танец. Иногда они становятся критиками. Думаю, можно высказывать свое мнение о чем угодно, но когда ты практикуешь, то довольно скоро начинаешь радикально иначе мыслить.

– На ваш взгляд, возможно ли в принципе искусство без оценки зрителя? В постдраматическом театре, о котором пишет Ханс-Тис Леман, может не быть ни режиссера, ни актера, ни сцены.

– Часто балетный театр ассоциируется с развлечением. Это не хорошо и не плохо, просто это не мой путь. Моя цель – активировать сознание зрителя, заставить его думать. Для меня важно то, что он унесет домой, а не его сиюминутная оценка. Взаимоотношение танцоров и зрителей напоминают духовную практику – искусство становится проводником к душе человека. Танец для меня – возможность диалога, прежде всего, с самим собой. Работая над новым проектом, я задаю себе моральные и нравственные вопросы и пытаюсь найти на них ответы. Я приглашаю к диалогу своего зрителя.

– Я смотрела недавно документальный фильм об израильском хореографе Охаде Нахарине, и меня поразила грань отношений, которой он придерживался со своими артистами. На его репетициях нет четко выраженного плана занятий, участники прислушиваются к своим телесным ощущениям, но он может просить их снова и снова выполнять одно и то же движение, пока не будет доволен. На ваш взгляд, хореограф должен быть авторитарным в определенной степени?

– С одной стороны, если у хореографа есть уникальный взгляд на то, что он создает, то он имеет право просить делать в точности то, что он задумал, от людей, с которыми он работает. С другой стороны, танец – это творчество, где ценным является момент совместного поиска. Я могу в деталях объяснить очень важные для меня моменты, но полностью авторитарно я не веду работу над проектом, и я считаю, что он от этого только выигрывает. Степень соавторства может быть различной и определяется авторами спектакля.

Другой важный момент – для того, чтобы заниматься современным танцем, желательно знать разные пластические языки (основы) и вырабатывать свой собственный. Это постоянная химическая реакция. В своем теле я нахожусь, как внутри лаборатории, в которой смешиваю разные ингредиенты, пытаюсь получить новый элемент. Я ценю, когда у танцоров присутствует классическая форма, но при этом они владеют и качественным, осознанным движением. Это два очень простых критерия, но в природе российского танца они редко встречаются. Хореограф и танцор ищут движения совместно, осмысливают их, доводят до совершенства.

– Сейчас становится актуальным вопрос размытости территориальных границ. Балетное искусство практически становится космополитом. К нам на стажировки приезжают иностранные специалисты, и, наоборот, наши танцоры уезжают за границу. Понятие русского балета размывается, является ли это проблемой?

– Это непростой вопрос. Если мы говорим про балет, то здесь есть понятие школы, которая сформировалась не просто так. По разным причинам не в каждой стране наши балетные принципы могут прижиться.  

После победы в конкурсе «Context. Diana Vishneva» я проходил стажировку у Каролин Карлсон в Atelier de Paris. Это был прекрасный период в моей жизни, я многому научился и думаю, в профессиональном плане вырос. Когда мы говорим о классическом балете, то у нас есть традиции, но когда дело касается современного танца, то здесь все зеркально –  в Европе есть система и образовательные программы. В России пока что нет специальности – «артист современного танца». Грустный факт, но есть и хорошие новости – за последние пять лет появились мастерские в балетных театрах, они быстро дали качественный скачок хореографам. Необходимо прицелиться и на создание программы для артистов. В нашей стране все может быть очень быстро, у нас очень хорошая почва, но процессы необходимо запускать.

– Молодому хореографу без имени и определенного опыта не просто найти средства на реализацию своей задумки. Можно попасть в профессию, но вот «выжить» в ней могут не все, для этого действительно нужен талант, призвание и прочие подобные вещи, доступные не всем. Перед вами уже не стоят такие проблемы, как поиск инвесторов на проект, главное – идея?

– Идея всегда на первом месте, и у именитых хореографов, и у молодых. Вы правы в том, что когда у тебя появляются авторитетные премии и твои спектакли становятся известны, контакты устанавливаются легче, но все равно пробиться сложно. И фестиваль «Context. Diana Vishneva» как раз дает такой шанс для начинающих заявить о себе. Если есть желание, то все составляющие соберутся вместе. Не нужно бояться, нужно пробовать, без этого ни одно дело с места не сдвинется.

– На сегодняшний день хореограф – это профессия, в которую охотно идут люди? Мой вопрос связан с тем, что сейчас, например, телеканал «Культура» – феномен телевещания, так как не может похвастаться, к сожалению, высокими рейтингами. Эфир заполнен упрощенными передачами, нацеленными на развлечение и удовлетворение самых простых потребностей человека. Получается, что начинает работать закон спроса и предложения.

– На моем курсе было 14 студентов, сейчас ставлю только я, остальные ушли в другие профессии. Это уже о чем-то говорит. Я же счастлив, что имею отношение к танцу, и ни о чем не сожалею. Я могу закрыться в зале с артистами и создавать свой собственный мир, что считаю нужным – разве это не радость? В последнее время, я часто вспоминаю фильм «Танец Дели» Ивана Вырыпаева. Там звучат, на мой взгляд, правильные слова: «Для того, чтобы исполнить танец, не нужно быть профессиональным танцором». Танец находится в каждом из нас, мы и есть танец. Не стоит думать о престижности или не престижности, хотя нам активно внушают эту мысль медиаисточники. Получать удовольствие от процесса, от танца, который вы исполняете прямо сейчас, вот что по-настоящему важно.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов