Поиск по сайту

02 Июля 2018

Пуанты: культурологические заметки

Наше путешествие по миру главного балетного атрибута


Текст: Александра Петкау Текст: Александра Петкау
Мне нравится!

На этой неделе театры показывают свои последние постановки в этом сезоне, после чего атрибуты театрального мира – декорации, театральные маски, костюмы, обувь – почистят и поместят в специальные резервуары для хранения: пришло время отдохнуть и им тоже. Иначе обстоит дело с пуантами – надолго туфельки никуда не убираются, они становятся вторым «я» балерины и проживают вместе с ней дни и месяцы. Многое ли мы, зрители, о них знаем? Мы предлагаем вам совершить вместе с нами путешествие по значимым точкам культурной биографии пуантов.

Пуанты в объективе retro style

С имени человека, вещи, предмета начинается его жизнь и судьба. Об этом же говорится и в недавнем исследовании ученых Сиракузского университета, которые провели масштабный эксперимент. Во время него участникам задавались вопросы по типу «Представьте, что вы собираетесь встретиться с Джоном. Насколько он авторитетен?». Имена и качества, им присущие, варьировались. Как показали результаты, стереотипное восприятие имени существует и даже способно повлиять на мнение окружающих. Пуантам об этом беспокоиться бы явно не пришлось, так как в переводе с французского языка sur les pointes означает «танцевать кончиками пальцев». Произнесите это словосочетание по-французски, и вы сразу же почувствуете дуновение нежности, легкости, грациозности. А еще щепотку иронии судьбы.

Изначально балерины действительно танцевали босыми, становясь на кончики пальцев. Известно, что балет оформился в самостоятельное искусство во Франции во время правления Людовика XIV, но тогда, как и во времена Ренессанса, никаких пачек и пуантов не было. Несложно догадаться, что травм при таком подходе было чрезвычайно много. Что же делали балерины для спасения своего главного профессионального инструмента – ног? Придумывали разные варианты, среди которых были жесткие кожаные сандалии — они закреплялись на ноге с помощью пришитых ремней. Они и стали прообразом первых пуантов.

Балетные туфельки проснулись знаменитыми 3 июля в 1830 году благодаря французской танцовщице Марии Тальони. Во время представления «Зефир и Флора» она едва касалась земли своим шелковыми (да-да, вот и они, наши знакомые) туфлями. Когда мы сейчас, в XXI веке, приходим на балет и видим балерин в этой утонченной обуви, разве не захватывает дух от красоты? Представьте, что было в то время. Сказать, что это был фурор – не сказать ничего. В конце XVIII века они были шелковыми, с каблучком, но Мария Тальони показала миру уже те пуанты, которые знают все – легкую обувь с гибкой подошвой, атласным носком и шелковой лентой.

Личные вещи Марии Тальони

Атласная туфелька стала фетишем. Так, согласно подписи под экспонатом в музее Виктории и Альберта в Лондоне, один петербургский поклонник даже попросил подать ему сваренную пару пуантов Тальони, посолил их и съел с гарниром, разрезав предварительно на маленькие кусочки. С другой стороны новая обувь все равно создавала мучение для балерин. Это связано с тем, что техника подъема на пуанты  должна быть особой: на них можно встать одним движением, но в разных вариациях: releve (подъемом), sauté (прыжком), pique (вставанием сначала на кончик одной туфли, а потом другой). Носки пуантов Марии Тальони, а затем и ее последовательниц, были только простеганы (более твердая основа — носки из пластика и гипса, так называемые «стаканы» — появилась уже позднее), разумеется, долго стоять на таких пуантах было невозможно. Между тем, здесь важен культурологический акцент – балетная туфелька в то время стала не только орудием достижения новых балетных высот, но и продолжением самой балерины, которая стремится к совершенству и тем самым олицетворяет собой символ отточенного и безукоризненного движения.

Слава по изобретению пуантов, приближенных к реалиям, принадлежит законодательнице моды – Италии. Новая туфелька могла гордиться своим плотным проклеенным носком из кожи или пробки. Сейчас же можно встретить твердый носок из пластика, такие пуанты называют американскими (по стране производителя). С одной стороны, за ними просто ухаживать и можно даже постирать в стиральной машине, с другой стороны – гибкость ноги в таких пуантах уже неидеальна по объективным причинам.

Пуанты в объективе classic style

Современные пуанты состоят приблизительно из 50 элементов, каждая пара туфель должна идеально подходить под ногу танцора. Как скрипачи натирают смычок канифолью, так и балерины бережно готовят свою обувь к работе. Можно сказать, что балерина помогает туфельке родиться на свет и стать такой, какой ей было предназначено. Иголка, терка и молоток становятся лучшими друзьями. Тесемки новых туфелек режутся и поджигаются спичками, чтобы не допустить распускания тесьмы. Резинка в области пятки туфельки пришиваются иголкой, носочек «разбивается» молотком, а подошва трется теркой, чтобы не скользила. Эти и другие секреты по подготовке пуант передаются из уст в уста, у каждой балерины есть свои проверенные приемы и алгоритм действий.

Любой девушке знакома боль, которая неминуемо наступает в первый день носки новых туфель. Когда же обувь превращается в «родную», то расставаться с ней совсем не хочется, даже если появляется предательская царапинка на боковине туфли. Фотограф и балерина Театра классического балета Санкт-Петербурга Дарьян Волкова показала в своем фотопроекте балерин Большого театра. Их внешне красивые пуанты скрывают сбитые в кровь и мозоли ноги, которым приходится совсем не легко. 

Пуант Анны Павловой

Вопрос, который напрашивается, – какой срок службы идеальных пуант? Примечательно, что у Анны Павловой в год уходило около двух тысяч пар туфелек. Только вдумайтесь в это число. В одном из интервью Светлана Захарова – балерина, которой покорились лучшие площадки мира – говорит о том, что в неделю она снашивает шесть пар пуантов. Получается, что в год балеринами выкидывается свыше 250 пар балетных туфелек. При этом стоит отметить, что ни одна балерина в поношенных пуантах на сцену не выйдет, они должны быть идеальными и требования к их качеству предъявляются высокие. Это неудивительно, ведь они ассоциируются с прекрасным миром балета в целом.

Известна престижная Петербургская международная балетная премия Dance Open, в рамках которой отмечаются наивысшие достижения солистов балета. В качестве приза преподносится хрустальный пуант, созданный в 1913 году художником Борисом Фредманом-Клюзелем со слепка ноги Анны Павловой. Получить его мечтают многие.

Пуанты в объективе new style

Пуанты  могут стать и декларационным элементом. Об этом говорит манифест Айседоры Дункан «Танец будущего», который состоялся в 1903 году. «Раз меня спросила одна дама, почему  я танцую босая, я ей ответила: «Это потому, что я чувствую благоговение перед красотой человеческой ноги, – символично ответила Айседора Дункан и продолжила. –Сударыня, необходимо почувствовать это, потому что форма и пластичность ноги человеческой – великая победа в истории человека». Тип новой танцовщицы провозглашал идеал земной женщины, которая не царствует на Олимпе, а является такой же реальной, как и зрительницы, сидящие в зале. Свободный танец декларирует желание быть собой, слушать свое тело, а не подгонять его под определенные рамки, не затягивать его в тиски.

В прошлом году на фестивале «Территория» известная танцовщица современного танца Анна Тереза Де Керсмакер показала свой спектакль «Фаза. Четыре движения на музыку Стива Райха». Исполнительницы танцуют так, словно у них на ногах пуанты, однако балетную обувь заменяют кеды. Чем не новый манифест свободы? В подтверждении этого говорит и книга Салли Бейнс – одного из ведущих историков и теоретиков современного танца, которая так и называется «Терпсихора в кроссовках». Балет всегда ассоциировался с академизмом и тоталитаризмом (попробуйте, юной ученице балетного училища сказать: «Ласточка, давай еще раз повторим это па», и поймете, что балет – не место для демократии). Теперь же он ассоциируется с новым витком развития, позволяющим вплетение интерпретации. Противопоставление пуантов босой ноге стало выразительным средством, помогающим танцорам выразить свои мысли, провести зрителя в свой мир.

Знаменитый французский дизайнер обуви Кристиан Лабутен (благодаря песни Сергея Шнурова его знают, кажется, все) подхватил тенденцию и создал пуанты на каблуке для женщин, которые хотят приобщиться к миру балета. Ходить в них, скажем честно, решится не каждая, но важно здесь другое – каблук возвышает пуанты до отметки «обувь с характером».

Пуанты – это портрет женщины. Внешне хрупкие и нежные, но внутри – душевная сила, в которой столько смыслов, что и не разгадать, но попробовать, определенно, стоит. 

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга