Поиск по сайту

30 Октября 2018

«А какая у тебя мечта?»

О премьере спектакля «Наташина мечта» в Камерном театре


Текст: Екатерина Юркова Текст: Екатерина Юркова
Фото: Георгий Сапожников Фото: Георгий Сапожников
Мне нравится!

Главный режиссер Камерного театра Объединенного музея писателей Урала Дмитрий Касимов представил спектакль по двум пьесам уральского драматурга Ярославы Пулинович.

Одноактные пьесы «Наташина мечта» и «Победила я» одновременно были опубликованы в сборнике серии «Библиотека драматургии Агентства ФТМ». Рядом их поместили неслучайно: несмотря на то, что жизненный путь и воспитание у обеих героинь совершенно разные, двух непохожих людей объединяет особое ощущение жизни и переживаний.

Дмитрий Касимов и издательство «Библиотека драматургии» — не первые, кто решился объединить две пьесы в один спектакль. В Екатеринбурге уже есть подобная постановка от Николая Коляды, главную роль в которой исполняет Алиса Кравцова. Но постараемся избежать сравнений и продолжим разговор о постановке Камерного театра.

«Наташина мечта» Касимова минималистична. В ней нет специальных декораций и реквизита. В распоряжении у актрис Таисии Гангур (Наташа Банникова) и Наталии Халтуриной (Наташа Верникова) два стула, бусины и термокружка. Но девушкам, кажется, лишняя атрибутика и не нужна. Они произносят монологи открыто, не прячась за реквизитом.

Наташа Верникова (героиня пьесы «Победила я») — девочка из хорошей семьи, имеет разряд по плаванью, ходит на танцы и в музыкальную школу. Текст Ярославы Пулинович уже содержит в себе множество маячков, раскрывающих персонажа. Актриса дополнила ее образ сбивчивой речью, активной жестикуляцией и мимикой — кажется, что еще немного, и она заплачет или закричит. Под стать воспитанной и вечнозанятой Наташе и ее брючный костюм, выглаженный и строгий.

Наташа Банникова (героиня пьесы «Наташина мечта») кажется полной противоположностью своей сверстницы. Говорит девушка менее эмоционально, с употреблением слов-паразитов и нецензурной лексики, а одежда ее мешковатая и грязная. На джинсах Наташи Банниковой — огромная дыра, сквозь которую видна гематома на коленке. Она одновременно выступает и как признак неблагополучия и как свидетельство того, что совсем недавно с героиней что-то произошло. Но несмотря на дерзость персонажа, больше доверия возникает именно к ней — простой и более человечной Наташе. Может, потому, что именно она в своем монологе говорит о простых и нужных каждому вещах — любви мамы и человеческом счастье, которое есть у Наташи Ведерниковой и которого нет у нее. А может, и потому, что передан, проработан этот персонаж более объемно и детально: чего стоит только «косоглазинская заколочка» — единственная красивая вещь Наташи, да и та ворованная.

Наташи существуют на сцене параллельно, но каждая — в своем мире, невидимом другой героине. Когда говорит одна, свет на второй половине гаснет, и наоборот. Пусть они и не «подключены» друг к другу напрямую, но каждая слушает и слышит, что говорит партнер по сцене. Лишь в конце спектакля Верникова подаст воды Банниковой, а та, в свою очередь, покажет свою злость на благополучие первой и начнет целиться в нее бусинами из заколочки. Этим их контакт и ограничится.

Роль задника выполняет огромный экран. На нем — фотографии осенних екатеринбургских уголков, молчаливых и безлюдных. Они заряжают зал атмосферой осени и холодного одиночества и, по сути, больше подходят миру второй Наташи, той, что из детдома. Но только в конце спектакля именно Банникова окажется разлучена с осенним городом, а Верникова соединится и примирится с ним под спокойную композицию русского электронщика Mujuice.

Экран выполняет и другую функцию — демонстрации текста, самых важных для Наташ слов. Проекция стала одним из самых часто применяющихся в современном театре приемов. Тому много причин, и одна из них — персонализация текста, то есть предоставление зрителю возможности произнести надпись про себя: своим голосом, со своим тембром, интонацией и настроением. В «Наташиной мечте» этот прием уравнивает зрителя с обеими Наташами, будто доказывая нам, что любой из нас мог думать или думал также и мог оказаться или оказывался в схожей ситуации.

Постановка Дмитрия Касимова подкупает почти исповедальной простотой. Здесь зритель становится одновременно присяжным и обвиняемым. В конце концов, пропустив через себя те самые, начертанные на экраны фразы, уже невозможно вернуться к прежнему состоянию. Остается лишь выйти из зала в конце спектакля и неспешно возвращаться домой, размышляя о том, насколько схожи между собой не только персонажи Ярославы Пулинович, но и все мы.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры