Поиск по сайту

07 Ноября 2018

Танцуй, демон

О театре «Место» и перформансе «Камон, Лотреамон!»


Текст: Дмитрий Ханчин Текст: Дмитрий Ханчин
Фото: Георгий Сапожников Фото: Георгий Сапожников
Мне нравится!

На театральной карте Екатеринбурга появилась новая точка – правда, блуждающая. Вопреки своему названию, театр «Место» не имеет собственной площадки. Первые премьеры состоялись в пространстве центра «Культурный транзит». Мы побывали на дебютном для театра перформансе «Камон, Лотреамон!» и рассказываем о том, почему на этот проект стоит обратить внимание и как его поддержать.

Театр «Место» возник по инициативе Ольги Комлевой, куратора перформанс-платформы Уральской индустриальной биеннале. Цель – силами уральских актеров, режиссеров, танцовщиков, музыкантов и художников создавать экспериментальные постановки, искать новые формы, исследовать границы театрального языка и расширять их. Ориентиры – Антонен Арто и его знаменитый «театр жестокости», авангардные спектакли Ромео Кастеллучи и другие авангардные постановщики.

На создание «Места» был выделен грант Фонда Михаила Прохорова и Союза театральных деятелей РФ. Грантовые средства находились на счете «Уралтрансбанка», у которого за неделю до премьеры отозвали лицензию. Несмотря на это, команда театра решила продолжать работу, и показы состоялись. В первые дни ноября горожане увидели две постановки – спектакль «Лысая певица» и перформанс «Камон, Лотреамон!», на показе которого мы побывали.

В основу действа лег текст французского поэта-сюрреалиста Лотреамона – знаменитая поэма в прозе «Песни Мальдодора», написанная в 1868 году. Французский католический мыслитель Леон Блуа дал поэме наиболее яркую и точную характеристику: «Книга-чудовище, черный бриллиант». Повествование в «Песнях» ведется от лица демонического существа, циничного и безжалостного ко всему сущему и к самому себе в том числе. Текст изобилует богоборческими мотивами и откровенной физиологией: глухой от рождения Мальдодор (само имя означает «объятый ужасом») превращается в хищного орла, борется с драконами, любуется на гермафродитов, убивает и насилует, занимается членовредительством, с презрением смотрит на человеческий род и проклинает основы мироздания. Высокое и низкое, эрос и танатос, мизантропия и нежность встречаются здесь лицом к лицу, одно прорастает в другом. Написано все это дьявольски красивым языком, а само повествование исполнено иронии. «Песни Мальдодора» повлияли на сюрреалистов и всю историю искусства в целом – в особенности той его части, которая имеет дело с темными сторонами человеческой натуры.

Перформанс стал плодом сотрудничества нескольких творческих единиц: помимо невольного участия самого Лотреамона над постановкой работали видеохудожник Владимир Селезнев, музыкант-электронщик Николай Бабак и хореограф-постановщик Кирилл Зайцев.

Первое, что видят зрители – самого Зайцева, окаменевшим истуканом сидящего за столом. Вокруг него – несколько экранов со вступлением к «Песням Мальдодора», предупреждающим, что этот текст (а значит и весь перформанс) потребует от читателя (а значит и зрителя) «постоянного напряжения ума, вооруженного суровой логикой вкупе с трезвым сомнением, иначе смертельная отрава пропитает душу, как вода пропитывает сахар». И далее: «Не каждому такое доступно, лишь избранным дано вкусить сей горький плод и не погибнуть». Рискнувшие «вкусить сей горький плод» столпились вокруг стола: в театре «Место» не предусмотрено сидячих мест, а зрителям предложено следовать за артистами по пространству.

После такого пролога на импровизированной сцене появляется актриса «Молодого театра» Екатерина Соколова. Она начинает декламировать текст Лотреамона, попутно покрывая тело Кирилла глиной. Дальше – танец под аккомпанемент вязкого психоделического эмбиент-техно. Текст переходит из уст в уста, переживая постоянные интонационные метаморфозы, от ироничного речитатива до отчаянного крика и даже демонического рыка. На экранах – непрерывный видеоарт: завораживающие оптические иллюзии и поп-культурные отсылки. А в центре внимания – тела артистов, то сплетающиеся друг с другом, то отдаляющиеся, то властвующие одно над другим. Благодаря практически отсутствующей дистанции между зрителями и непосредственно действом разнообразные физические ощущения, описываемые Лотреамоном, напрямую передаются смотрящим. А вместе с ними – и смыслы, которые можно вынести с перформанса.

«Камон, Лотреамон!» недолог – длится чуть больше получаса. Но это незабываемые полчаса: ирония, надрыв, жестокость, телесность, изящно-пугающая поэзия.

Уже после просмотра мы прочитали на сайте театра, что в основу действа, помимо текста, лег танец буто – авангардный стиль, зародившийся в Японии, когда хореограф Тацуми Хидзиката делал постановку по роману Юкио Мисимы «Запретные цвета». Искаженная, рассеянная пластика, акцент не на движениях, а на самом теле, попытка танцора освободить себя от своей социальной жизни и наполнить чем-то потусторонним. Нет сомнений, зрители перформанса воочию наблюдали, как человеком овладевает демон и как человек этого демона изгоняет.

С расписанием показов вы можете ознакомиться на официальном сайте театра «Место». Там же вы найдете информацию о том, как можно поддержать театр в его непростой ситуации.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры