Поиск по сайту

22 Марта 2019

Маура Моралес: «Я не могу изменить мир, но могу поставить спектакль»

Разговор с хореографом спектакля «Кожа»


Текст: Дарья Санникова Текст: Дарья Санникова
Фото: Георгий Сапожников Фото: Георгий Сапожников
Мне нравится!

22 марта и 9 апреля Театр современной хореографии «Провинциальные танцы» покажет премьеру спектакля «Кожа» в постановке хореографа Мауры Моралес на музыку композитора Мичио Войргардта. В плотном графике Мауры мало свободных окон, но она все же нашла время, чтобы рассказать нам о работе с «Провинциалами», создании музыки и своих впечатлениях о Екатеринбурге.

– Спектакль «Кожа» говорит о проблеме недостатка телесного контакта, о замене его цифровым общением. Почему вас волнует эта тема?

— Я всегда работаю с темами, которые для меня важны: я не могу изменить мир, но могу поставить танцевальный спектакль. Мне очень грустно, что некоторым людям приходится платить другим, чтобы получить немного нежности. Самый распространенный вид тактильного контакта сегодня – контакт с телефоном. Или сексуальное насилие. Или, когда кто-то умирает, ты можешь подойти и дотронуться до человека. Мы потеряли способность дотронуться до незнакомого человека – дотронуться рукой или взглядом, поделиться свои теплом, поддержать его, дать ему немного нежности.

— Как вы работали над спектаклем? Сложился ли контакт с «Провинциальными танцами»?

— Работать с этими танцовщиками – большая удача, все они трудоголики и просто «всасывают» в себя информацию, мои слова, мой способ работы. Для меня было очень важно заразить артистов своей идеей: мне было важно, чтобы им хотелось об этом читать, думать, говорить. И мне кажется, у нас получилось.

У нас был «застольный» период, когда мы садились, разговаривали, рассказывали о собственном опыте. Но у нас было всего три недели на постановку. Это очень мало времени: обычно, когда я работаю над спектаклем, мы с танцовщиками все придумываем и делаем вместе, я даю много домашнего задания. А здесь я сделала часть работы сама и, приехав, уже предложила готовый материал.

— Танцовщики как-то повлияли на итоговый вариант спектакля?

— Им потребовалось время, чтобы изучить тот хореографический словарь, который я им предложила, принять мой язык. И они его приняли, но в то же время не потеряли самих себя. Я не хочу видеть на сцене много Маур – я хочу видеть, кто эти танцоры. Хочу видеть, как на них воздействует то или иное прикосновение.

— Я знаю, что музыка создавалась непосредственно в процессе постановки спектакля. Это привычный для вас формат работы?

— Мы с Мичей (Мичио Войргардт – композитор спектакля, муж Мауры. – Прим. ред.) не делаем четких разграничений между музыкой и танцем. Иногда Мичио делает хореографию, а иногда я пишу музыку. Мы друг друга вдохновляем. Мы много обсуждаем, что и как мы хотим сделать. Иногда нам даже не нужно разговаривать – мы действуем как одно целое. Это что-то, что рождается здесь и сейчас.

На этот раз у Мичио получилась музыка, в которой много цветов, настроений, состояний. Мы можем по-разному дотронуться до человека, а музыка может по-разному коснуться наших ушей.

— В спектакле вы находите для себя ответ, как справиться с недостатком тактильности в нашем мире?

— Я не могу согласиться. Поэтому я и сделала эту постановку. Я надеюсь, что зрители, которые придут посмотреть этот спектакль, выйдут и захотят обнять весь мир. И осознают, как важно нам восстановить социальный контакт.

— Вы сказали, что не можете изменить мир. Но ведь люди – зрители, танцовщики – под воздействием танца меняются?

— Конечно, танец меняет людей. Танцовщики, которых я встретила в первый раз, и которых вижу теперь – это совершенно разные состояния. Если спектакль не воздействует на людей, то зачем мы это делаем?

— Какой образ Екатеринбурга у вас сложился?

— Здесь много снега, и мы все время скользим (смеется). Мне понравилась еда, церковь и сквер в Зеленой роще. К сожалению, у меня не было возможности много общаться с кем-то, кроме танцовщиков, мы все время работали. Но мы с Мичио просто влюблены в людей, которых встречали здесь. Они всегда старались сделать так, чтобы мы почувствовали себя как дома. Люди на улице, которые мне встречались, видели, что я не говорю по-русски, но все равно продолжали со мной общаться и были очень открытыми. Это было очень здорово.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов