Поиск по сайту

29 Апреля 2019

Феномены театрального Екатеринбурга: Театр музыкальной комедии

Первый выпуск серии материалов в честь Года театра


Текст: Дарья Санникова Текст: Дарья Санникова
Мне нравится!

В Год театра мы решили разобраться в понятии «театральный феномен». Какие феномены, «места силы» были и есть в театральной жизни Екатеринбурга? Какие ушли в прошлое, а какие и по сей день создают «лицо» столицы Урала? С этими вопросами мы обратились к столичным и екатеринбургским критикам, представителям театров, и поговорили о причинах не только их возникновения, но и угасания, а также попробовали вычислить рецепт их «оживления». В первом выпуске мы поговорим о первом возникшем на театральной карте Екатеринбурга феномене – Свердловском академическом театре музыкальной комедии.

Из чего складывается образ театрального Екатеринбурга? Можно сказать, что из сорока с лишним профессиональных театров разного подчинения и огромного количества коллективов любительских; из полижанровости и многоформатности; из насыщенной фестивальной жизни; из интересных, а иной раз не очень интересных гастролей. Однако если мы приподнимемся над днем сегодняшним и посмотрим на театральный Екатеринбург в контексте времени и пространства, то увидим, что образ, подобно созвездию, образуется из наиболее ярких звезд. Появление такой звезды – всегда вспышка: с ее появлением театральное пространство необратимо меняется. Продолжительность «горения» может быть разной и достигать нескольких десятилетий. А если звезда гаснет, ее свет еще долго идет до нас, и она продолжает оставаться неотъемлемой частью созвездия. Такие «звездные» явления можно назвать феноменами.

Желание разобраться в феноменальной театральной карте Екатеринбурга зрело у нас с прошедшей в феврале Лаборатории культурных проектов CULTURALICA. Тогда прошло пленарное заседание, посвященное современным тенденциям российского театра. В ходе разговора, помимо прочего, состоялось обсуждение серьезной проблемы – потери театрами индивидуальности, «своего лица». В то же время в исследовании культурной среды «Екатеринбургский пульс», инициированном Управлением культуры, перечисляется ряд феноменов, которые в свое время прославляли Свердловск-Екатеринбург. Приводим цитату музыкального и театрального критика, арт-директора Международного фестиваля современной хореографии «На грани», члена экспертных советов жюри Национальной театральной премии «Золотая Маска» и Национальной премии в области театрального искусства для детей «Арлекин» Ларисы Барыкиной: «На театральной карте страны Екатеринбург всегда был одним из главных центров, не один раз за свою историю он становился «местом силы» для того или иного театрального жанра, когда активные творческие процессы не уступали столичным, а порой и опережали их».

Свердловский академический театр музыкальной комедии

О феномене Свердловской музкомедии упоминали почти все опрошенные нами эксперты. «Свердловская музкомедия имеет репутацию театра-лидера в общероссийском контексте. Она не каждый год попадает в список номинантов и лауреатов «Золотой Маски», однако обсуждения членами жюри спектаклей Музкомедии – это всегда оживленные дискуссии. Театр безусловно занимает лидирующее положение», – утверждает Лариса Барыкина.

Осенью 2018 года Театр музыкальной комедии отметил 85-летие и приурочил к событию издание книги Юлии Матафоновой «Наследство князя Кугушева», посвященную истории театра и трем его главным режиссерам – Георгию Кугушеву, Владимиру Курочкину и Кириллу Стрежневу. Последний возглавляет театр вот уже более 30 лет. В этих именах и кроются истоки феномена Свердловской музкомедии.

Кугушев. Свой театр

Осенью 1935 года в Свердловском театре музыкальной комедии появился Георгий Кугушев. «Он был зрелой, сложившейся личностью, способной создать СВОЙ театр. И он начинает его создавать», — пишет Юлия Матафонова. К тому времени Кугушев уже задумывался о необходимости кардинальных изменений в любимом им виде искусства – музыкальной комедии. И, став режиссером Свердловской музкомедии, начал претворять планы в жизнь. «Многие годы артисту русской оперетты приходилось играть несуществующих людей, иметь дело не с сценическим образом, а с традиционными масками, схематическими шаблонами, переходящими из оперетты в оперетту», — пишет Матафонова, ссылаясь на автобиографию Сергея Дыбчо. И от себя добавляет: — Хотелось же воплощать не схемы – характеры».

Местные критики внимательно наблюдали за развитием театра и фиксировали важные преобразования. «Наш театр создает свой стиль, пытаясь создать высококультурный музыкальный спектакль. Уже теперь он стал одним из ведущих в СССР театров оперетты», – приводит Матафонова отрывок из статьи «Музыкальная комедия» Э. Деррика («Уральский рабочий, 1936 год). «Свердловский театр музкомедии уже не первый год настойчиво утверждает свой собственный творческий путь в решительной ревизии застойного опереточного жанра, в создании новой советской музыкальной комедии», – писал А. Бартэн в статье «Девичий переполох» («Уральский рабочий», 1945 год). Спектакли Кугушева бросали вызов «изрядно заштампованной оперетте, возвещая о том, что начинается новый этап в развитии театра, основанного на гибриде музыкального и драматического начал. При этом на русской сцене формировался какой-то свой, отличный от западного, вариант», – читаем мы в книге «Наследство князя Кугушева».

Личность и преемственность

Феномен, созданный личностью Кугушева, перерос в феномен преемственности. К тому моменту, когда Кугушев должен был уйти на пенсию, остро встал вопрос о новом главном режиссере. Москва пробовала навязывать свои кандидатуры, но Кугушев настоял на том, чтобы преемник был обязательно из своих: он хотел передать театр в надежные руки.

В 1963 году на должность главного режиссера театра был утвержден выученик Кугушева – Владимир Акимович Курочкин, который «подхватил эстафету» Кугушева – продолжил традицию формирования репертуара из произведений современных советских авторов, работу в контакте с ними. Важно было инициировать создание новых произведений для театра. На то были (и есть) причины. «В ряде жанров репертуар очень сильно устаревает. Это главным образом относится к сфере юмора, потому что юмор – один из самых быстро устаревающих продуктов культуры. То, что казалось смешным в одну эпоху, через десятилетие теряет качество смешного. Музкомедия с начала 70-х годов была вынуждена стимулировать авторов на создание новых, созвучных времени произведений», – отмечает главный специалист Управления культуры Администарции города Екатеринбурга по театрально-концертной деятельности Лариса Вакарь.

Поиск произведений, средств, форм, созвучных времени, Курочкин унаследовал от Кугушева. Неудивительно, что именно Владимир Курочкин в 1965 году первым в России поставил мюзикл («Черный дракон» Доменико Модуньо). Затем на сцене Музкомедии стали появляться американские мюзиклы, а следом – первые мюзиклы, созданные на русской почве.

Курочкин – Стрежнев

Когда перед Музкомедией вновь встал вопрос о преемнике, оказалось, что коллектив его уже вырастил. Молодой ленинградский режиссер Кирилл Стрежнев в 1977 году поставил в Свердловской музкомедии свой дипломный спектакль – «Позднюю серенаду» Владимира Ильина и привнес на сцену непривычные, свежие краски. «Молодой режиссер продемонстрировал умение сосредоточиться на душе человека, не злоупотреблял формальными приемами и внешними эффектами. Иначе говоря, оказался абсолютно «наш». Конечно, он многое взял от Курочкина и понимал это», — пишет Юлия Матафонова. При Стрежневе появилась цепочка новых произведений с мощным использованием формата мюзикла как некоего сгустка двигательной энергии, музыки, жанрового микса, джазовой лексики – уходит чистая комедия, возникает приоритет мелодрамы и даже драмы. Такая стратегия была рассчитана на то, чтобы перестать замыкаться в жанрах, которые устаревают, перестают быть действующими – и привести в театр нового, молодого зрителя.

Сегодня Музкомедия – это лаборатория уже не советской оперетты, а русского мюзикла и музыкального театра. «Здесь нет франшизы, перекупки и копирования западных мюзиклов – Музкомедия инициирует и создает свои интереснейшие произведения. Конечно, самобытность – палка о двух концах: может быть настолько самобытно, что больше никому не интересно. Здесь не тот случай. Театр задает российский тренд в жанре. Одна из недавних «вершин» – декабрьская премьера комической оперы «Моцарт vs Сальери» екатеринбургского композитора Евгения Кармазина/ челябинского поэта и драматурга Константина Рубинского», – считает балетный критик, старший преподаватель факультета современного танца Уральского Гуманитарного университета, кандидат культурологии Наталия Курюмова.

Русский мюзикл, который создает Кирилл Стрежнев, отличается от американского. Он живет по законам не коммерческого искусства, а русского репертуарного театра и тесно связан с традицией психологизма, тяготения к острой нравственной проблематике. Очень важно подчеркнуть это, ведь и Кугушев, и Курочкин, и Стрежнев искали и экспериментировали не для высокого положения Свердловской музкомедии в российском контексте, а для того, чтобы достучаться до человека – своего зрителя, сделать так, чтобы столь любимые режиссерами музыкальная комедия, оперетта, мюзикл говорили о важном для человека, не отпугивая его устаревающими форматами и выразительными средствами. «Кугушев многое сделал, чтобы Свердловский театр был современным по форме и содержанию. И это, наверное, главное, что он завещал потомкам», — пишет Юлия Матафонова.

В интервью, которое Стрежнев дал в начале сезона 1986/1987 года, нетрудно услышать  стремление Кирилла Савельевича создавать свой театр, не разрушая то, что было создано Кугушевым и Курочкиным, а сохраняя и преображая это наследие. «Я не раз задумывался о причинах многолетней стабильности свердловского коллектива, о том, как удалось на протяжении десятилетий сохранять такую высокую планку творчества, – говорит в этом интервью Стрежнев. – Я пришел к выводу, что мудрость Курочкина, когда он принял от Кугушева эстафету, заключалась в том, что он не разрушал сделанного учителем. Наоборот, стал развивать доставшееся ему творческое богатство на новом этапе истории. Команда Кугушева сделала тот славный период театра, который мы называем кугушевским. Курочкин создал свою команду. Когда я принял театр в 1986 году, у меня хватило ума не размахивать дубинкой, а понять логику того, что именно Курочкин взял у Кугушева. В первую очередь, это способность СТРОИТЬ ТЕАТР. Не для себя – для искусства. Вторая заповедь, которую я осознал – важность сохранения театра-дома, театра-семьи, когда все притерты друг к другу не только творчески, но и человечески».

Итак, Музкомедия Кугушева была театром, не боящимся бросить вызов традициям и кардинально изменить сложившиеся устои. Он стремился сделать оперетту высококультурным искусством благодаря равному вниманию к музыкальному и драматическому началам. В этом театре царил дух эксперимента и поиска нового. Именно время Кугушева стало периодом зарождения феномена Музкомедии. Преемники чутко ухватили главный завет Кугушева – сделать театр нужным зрителю, а для этого – создавать новые произведения, искать выразительные средства, создавать новые форматы. Так сложился феномен преемственности.

Но этот феномен не был бы ценен сам по себе. Важно то, что преемственность стала инструментом, который позволил Музкомедии трижды стать феноменом в эпоху каждого из режиссеров. Главное, что объединяет этих трех творческих лидеров (каждый из которых был не только режиссером, но и идеологом своего театра) – это стремление и способность актуализировать жанр музыкального театра. Каждый это делал своими средствами и способами, которые также оказались созвучными их времени.

Благодарим за помощь в подготовке материала Ларису Владимировну Вакарь, Ларису Владимировну Барыкину, Наталию Валерьевну Курюмову, а также автора книги «Наследство князя Кугушева» Юлию Константиновну Матафонову.

В следующем выпуске поговорим о том, как складывался феномен свердловской-екатеринбургской оперы и екатеринбургского балета – не пропустите!

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов