Поиск по сайту

07 Мая 2019

Феномены театрального Екатеринбурга: «Урал Опера Балет»

Второй выпуск серии материалов в честь Года театра


Текст: Дарья Санникова Текст: Дарья Санникова
Мне нравится!

Продолжаем изучать театральные феномены Екатеринбурга, и на очереди – «Урал Опера Балет». Напомним, в ходе исследования мы обращались к столичным и екатеринбургским критикам, представителям театров и говорили с ними о причинах возникновения и угасания ярких звезд на театральном небосклоне.

Опера

За свою долгую историю «Урал Опера Балет» (до недавнего времени – Екатеринбургский театр оперы и балета) пережил не один интересный период. Самый известный, пожалуй, – 1980-е годы. «В середине восьмидесятых Оперный театр получил у журналистов титул «свердловского феномена»: оперные спектакли режиссера Александра Тителя и дирижера Евгения Бражника в содружестве с известными сценографами становились событиями всесоюзного масштаба, столичные критики массово съезжались на все премьеры этого тандема», – пишет в статье «Театр» сборника «Екатеринбургский пульс» музыкальный и театральный критик, арт-директор Международного фестиваля современной хореографии «На грани», член экспертных советов жюри Национальной театральной премии «Золотая Маска» и Национальной премии в области театрального искусства для детей «Арлекин» Лариса Барыкина. Заметим, что речь идет именно об опере – о екатеринбургском балете того времени как о феномене говорить не приходится (ниже мы объясним, почему).

Почему оперные спектакли были особенными? Главный специалист Управления культуры Администарция города Екатеринбурга по театрально-концертной деятельности Лариса Вакарь называет постановки Александра Тителя, Евгения Бражника и композитора Евгения Кобекина спектаклями небывалого качества, свежести художественных решений, смелости. Они вызывали мощнейший общественный резонанс. «Был момент, когда опера считалась совершенно архаичным жанром. Но пришла новая генерация режиссеров, и оказалось, что жанр может быть современным и очень гибким, может быть открыт новому содержанию и позволяет привести в театр совершенно новую публику, — отмечает Лариса Вакарь. — Благодаря московским гастролям свердловские оперные спектакли сотрясли всю Россию – силой художественного высказывания, мощным тандемом главного дирижера и оперного режиссера. Свердловск дал толчок к появлению целого ряда новаторских режиссерских работ в оперных театрах России».

Этот период закончился с отъездом Александра Тителя в Москву; спустя некоторое время ушел директор театра Вадим Сергеевич Вяткин, уехал и Евгений Бражник – закончилась целая эпоха в Театре оперы и балета. Наступили тяжелые времена.

Истоки нового взлета – феномена современной екатеринбургской оперы – берут начало в 2006 году, когда директором театра стал Андрей Геннадьевич Шишкин. Он был вынужден взять на себя роль антикризисного менеджера и потратить 5-6 лет на то, чтобы вывести театр из административного, творческого и экономического кризиса. «Он принял на вооружение новую стратегию: основываться не на постоянно действующей местной команде, а приглашать ведущих творческих личностей. И началась цепочка очень ярких, вызывающих общественный резонанс оперных премьер. Он, по сути, стал интендантом», — говорит Лариса Вакарь.

На чем основывается стратегия развития оперного театра сегодня? В репертуар берутся произведения, которые звучат в России впервые: «Сатьяргаха» Филиппа Гласса, «Пассажирка» Моисея Вайнберга, «Греческие пассионы» Богуслава Мартину, сейчас театр работает над «Тремя сестрами» Петера Этвёша. «Андрей Геннадьевич Шишкин сделал ставку на этическую тему. Три знаковых спектакля в нынешней оперной афише объединены гуманитарной, очень насущной для современного мира проблематикой. Высокому уровню способствует и факт приглашения на постановки режиссеров высокого класса, например, Пола Каррена или Александра Тителя – одного из лучших режиссеров России, с именем которого связан расцвет нашего Оперного в 1980 годах», — говорит балетный критик, старший преподаватель факультета современного танца Уральского Гуманитарного университета, кандидат культурологии Наталия Курюмова.

Однако характер феномена современного оперного отличается от феномена 80-х, когда театр был интересен своим текущим репертуаром с постоянными певцами, на которых ходили по много раз, слушая одно и то же произведение, потому что находили удовольствие от встречи с любимыми исполнителями. «Сегодня гораздо больше интереса вызывает премьера как событие – необычный материал, эпатирующая постановка. Текущий репертуар, мне кажется, в меньшей мере интересует постоянного зрителя», — отмечает Лариса Вакарь.

Стоит заметить, что в программе недавно прошедшего фестиваля «Золотая Маска» екатеринбургская опера не фигурирует вовсе: экспертный совет счел, что ставка на уникальный репертуар больше не является достаточным поводом для того, чтобы греметь в российском контексте. Впрочем, мы с вами можем стать свидетелями очередной трансформации феномена. Какой – покажет время.

Балет

Что касается свердловского-екатеринбургского балета, то статус феномена он обрел относительно недавно. «Наш екатеринбургский балет всегда был прекрасным, достойным, но у нас не было хореографического училища, самобытных спектаклей, хотя хореографы менялись, уезжали… – комментирует Лариса Барыкина. — Стоило появиться человеку, который представляет собой серьезную величину и талант – я говорю, конечно, о Вячеславе Самодурове – как екатеринбургский балет получил резонанс. При этом мы не располагаем такими силами, традициями, намоленностью в плане балета, как, например, соседняя Пермь. Там тоже все интересно и неплохо, но у нас круче, потому что балетный процесс определяет личность». А педагог, театральный критик, руководитель театроведческого курса Российского института театрального искусства – ГИТИС Александр Вислов и вовсе считает, что Урал Балет изменил лицо театрального Екатеринбурга: «Сейчас, с началом «эпохи Самодурова», в Екатеринбурге, конечно же, в первую очередь правит бал «Урал Опера Балет». Подобная «текучесть», подвижность, периодическое существенное изменение выражения этого самого «лица» есть фактор скорее положительный. Он свидетельствует, что организм — живой, а что может быть в театре важнее этого?»

Приведем свежий пример: в фестивальной программе Российской национальной премии «Золотая Маска – 2019» балет «Пахита» театра «Урал Опера Балет» был заявлен в десяти номинациях: «Лучший спектакль», «Работа дирижера», «Работа балетмейстера-хореографа», «Женская роль», «Мужская роль» (на эту номинацию претендовали сразу два исполнителя), «Работа композитора», «Работа художника», «Работа художника по костюмам», «Работа художника по свету». «Публика прекрасно принимала «Пахиту», и это неудивительно. Здесь все совпало: и мастерство Самодурова в создании композиций в направлении нового пуантного танца, и юмор, и игра с балетными академическими архетипами и, конечно, высокое качество нашей балетной труппы, о котором мы раньше и мечтать не могли. Ведь не секрет, что в балетную труппу города, где до недавнего времени не было своего хореографического училища, танцовщики собираются «с миру по нитке», – отмечает Наталия Курюмова. «Пахита» принесла Урал Балету очередную «Маску» – творческий коллектив создателей балета получил специальную премию жюри музыкального театра «За лучшее событие Года Петипа». К слову, предыдущие восемь «Масок» екатеринбургский балет получил исключительно за постановки Вячеслава Самодурова – до появления хореографа балет не фигурировал даже в списке номинантов премии.

Почему же с появлением Вячеслава Самодурова екатеринбургский балет обрел статус феномена? Будучи художественным руководителем, Самодуров выстроил свою стратегию. В ней есть место и для балетов с внедрением современной хореографии и неоклассики, и для воссоздания исторической хореографии классических балетов, и для экспериментов – так, в театре работает проект для молодых хореографов «Dance-платформа», позволяющий танцовщикам труппы пробовать себя в совершенно разной хореографии. Важно и то, что Вячеслав Самодуров, являясь художественным руководителем, и сам активно ставит балеты.

Ни один спектакль Урал Балета не создается без авторского взгляда постановщика, без оглядки на сегодняшнюю действительность – даже реконструкции хрестоматийных балетов. Так, «Тщетную предосторожность» Самодуров в одном из интервью называет «принципиально важным шагом в развитии отношения балета к своему наследию»: это не научная реконструкция, а взгляд на исторический балет через новую призму – с дополненной хореографией, в отличном от оригинала сценическом пространстве, с совершенно новой главной мыслью. «Пахита», над которой работали создатели «Тщетной предосторожности» и сам Самодуров, построена на оригинальной концепции, смелой идее, необычном художественном и музыкальном решении. Такой подход позволяет Урал Балету жить сегодняшним днем, осмыслять современный балетный процесс (примеров полно – от «Занавеса» до «Приказа короля»), отвечать запросу аудитории, которой уже недостаточно смотреть на красивую картинку. «То, что делает сегодня Урал Опера Балет, очень точно соответствует мировым трендам», – отмечает Лариса Вакарь.

Благодарим за помощь в подготовке материала Ларису Владимировну Вакарь, Ларису Владимировну Барыкину, Наталию Валерьевну Курюмову, Александра Вислова.

Напомним, в прошлый раз мы писали о феномене Свердловского театра музыкальной комедии. А в следующем выпуске расскажем о Екатеринбургском театре юного зрителя – не пропустите!

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов