Поиск по сайту

18 Июня 2019

Дмитрий Зимин: «Круто, когда человек копается в себе. Это значит, что он живой»

Режиссер о семье, религии, саморазвитии и проекте #ЗАживое


Фото: Максим Субботин Фото: Максим Субботин
Мне нравится!

В четверг в Центре городских практик «Дом Маклецкого» прошла очередная встреча проекта «О’Смысле». В этот раз на нее пригласили режиссера Свердловского академического театра драмы, а также создателя театрального проекта Zanoza и педагога инклюзивного театра #ЗАживое Дмитрия Зимина. Предлагаем вашему вниманию прямую речь главного героя вечера.


В детстве я хотел стать водителем автобусов, так как жил далеко от школы. Помню, как во втором классе шел до школы пешком и представлял, что сижу за рулем и высаживаю пассажиров на остановках. Позже, в старших классах, я хотел быть учителем младших. А когда подошло время выбирать высшее образование, меня почему-то заворожило модное слово «пиар», хотя я толком и не знал, что это такое. Но в УрГУ на это направление был огромный конкурс и очень мало бюджетных мест. Тогда я решил выбрать что-то попроще. Самый маленький конкурс был на философском факультете. Попробовал поступить туда, но не получилось, и в итоге я начал свое профессиональное образование с колледжа культуры и искусств, а продолжил в ЕГТИ.

Родители познакомились еще в школе, потом вместе пошли учиться в техникум. У меня есть и брат Саша. Он старше на четыре года и всегда был моим примером для подражания. В отличие от других братьев мы никогда не дрались, ведь он всегда для меня был суперавторитетом.

Воспитывали нас довольно свободно, наверное, у меня слишком рано началось время независимости. Где-то с 13 лет мама уже не вмешивалась в мои увлечения. Еще я учился играть на скрипке, но очень ее стеснялся. Всегда прятал футляр от посторонних глаз. Потом вообще разбил ее, но и тогда не бросил, все-таки доучился с грехом пополам. Сейчас я очень рад, что у меня есть музыкальное образование.

Очень сложно анализировать, где именно ты берешь вдохновение и материал для размышлений. Берешь из своего личного опыта: того же детства, из сегодняшнего дня, из событий жизни, из многих мелочей. В то же время есть и какой-то художественный материал: будь то фильмы, музыка, картины, которые тоже потрясают. Но все равно, как ни крути, чем бы ты ни занимался, все берешь из себя, из своих личных переживаний. А вдохновляющие книги, люди меняются со временем, и это естественно.

Считал ли я когда-нибудь себя лучше других людей? Бывает. С этим я стараюсь бороться. Последний мой спектакль «Головлевы» в том числе и об этом. Не скажу, что я постоянно в этом нахожусь, но и такое бывает. Любой человек в какой бы то ни было сфере проходит через это.  Когда замечаю такое в себе, становится стыдно. Особенно, если подобные эмоции проявляются в поступках.

В одной беседе очень сложно рассказать о моем отношении к богу. У меня бывают периоды, в которые я ставлю спектакли на одну тему. Подобные циклы я заранее не задумываю, так получается, что один за другим тексты выводят меня на определенную тему. Это такое исследование. В постановках для меня важнее процесс, поиск, чувства, которые задевает тема. Такой цикл и есть попытка ответить на подобный вопрос. Последние спектакли как раз были посвящены духовности человека и его взаимоотношениям с богом. И я не могу сказать, сформулировал ли я по этому поводу какую-то красивую фразу. Но даже если я ее найду, все равно она будет искусственной.

Я считаю себя верующим и не стыжусь того, что не соблюдаю посты. У меня нет такого регулярного и всепоглощающего следования ритуалам христианства. Есть какие-то свои вещи как обереги, даже церковные слова. Но я ими не кичусь. У меня был период жизни, когда мне духовно было очень плохо и так получилось, что меня позвали стать крестным отцом. Там же целый ритуал и подготовка сложная, так что я на целый месяц погрузился в религиозные тексты, приходил на службы, в первый раз в жизни исповедался, что стало вообще очень сильным потрясением. Я очень долго готовил слова. Но, придя в церковь, полчаса просто молчал от какого-то шока. А после я за две минуты что-то пробубнил и вышел. Это не пропаганда, а просто мой личный опыт. Если относиться к подобным сферам не как к неким культам, а как к диалогу, то все становится проще. Ведь и театр тоже прежде всего диалог — для него даже не обязательны декорации.

Вера во что-то, успокоение — это важно. А то, в какой китч и самоцель это порой превращается, — уже не по-человечески. Любой китч, даже в отношении к богу, мне не близок. К тому же мы живем в такое время, когда отстаивание своих прав становится очень болезненным.

Круто, когда человек копается в себе. Это значит, что он живой. Самокопание, самосознание ведут к саморазвитию, и это привилегия не только творческих профессий. Первое, что делает человек, когда у него что-то случается — копается в себе. Никакие книги, никакое информационное поле не разовьет тебя так, как рефлексия. Главное копаться, но не закапываться.

Конечно, я боюсь смерти. Я же живой человек. Страх смерти объединяет всех живых. У меня отец умер, лучший друг умер и смерть — очень сложная, но не уникальная тема. На мой взгляд, мы все перестаем быть детьми именно в тот момент, когда сталкиваемся со смертью и осознаем ее. Другой разговор — что остается после тебя. Нельзя надеяться на какое-то перерождение и загробную жизнь, нужно успевать здесь и сейчас полюбить, кому-то помочь, что-то создать.

Инклюзивный проект #ЗАживое для меня родился после творческой лаборатории в «Театре наций». Автор идеи и вдохновитель проекта #ЗАживое – Лена Возмищева. Первым опытом инклюзивного театра стал для нас спектакль «Прикасаемые». Его создали профессиональные артисты совместно с людьми с инвалидностью по слуху и зрению. В рамках гастролей в Екатеринбурге проходила также лаборатория, так у нас появилась первая (в нашей жизни) возможность пообщаться с незрячими и слепоглухими людьми в рамках лаборатории.

Помню, первым заданием было знакомство. Сразу после объявления задания кураторы ушли. А как знакомиться с людьми, которые не видят и не слышат тебя? Поначалу взяла оторопь. Мы не знали, как к ним подойти. Потом собрались, и я дотронулся до первого человека. Оказалось, что он уже был заряжен на диалог и знакомство. Это было потрясение. Я довольно быстро выучил язык дактиль, так что, когда не пришел один из переводчиков, попросили меня. Позже мы на дактиле даже начали шутить. Вся эта неделя в клубе стала для меня инсайтом.

Этим же летом Лена позвала меня в кафе и предложила организовать #ЗАживое. Я не решался, все боялся, что времени не будет хватать. Есть у меня такой бич — я очень труслив. А когда прошел страх, я быстро увлекся, ездил даже в детскую психиатрическую больницу, чтобы познакомиться с детьми. Изучал необходимые материалы. Сейчас у проекта постоянный состав с небольшим процентов новичков, мы «живем» в Ельцин Центре и занимаемся театром.

Мне говорят, что в них многое меняется из-за наших занятий.  Находясь внутри, такие процессы сложно уловить. Я могу лишь вспоминать первые занятия, когда давал тренинги и ребята безуспешно пытались сосредотачиваться, а я очень нервничал. Вроде бы ничего не изменилось, но сейчас иногда упражнения даже не нужно объяснять, чаще замечаешь, что ребята погружены. Еще мы очень много с ними разговариваем на разные темы и высказывания записываем, потому что у ребят необычный и удивительный способ мышления, видения мира. В #ЗАживом мне кажется очень важным диалог: как спросить, как услышать — ты должен быть всегда включен. Общение с «заживовцами» и меня учит, например, как находить диалог с актерами, как им объяснить задачи, заразить идеей. Для меня очень важен этот проект.

Очень сложно отследить их изменения, даже если смотришь как я — не с медицинской точки зрения. Это как судить о своих детях, когда они растут. Да, есть факт, что они изменились, но как именно это произошло, я не знаю. Я же настолько внутри проекта, что мне сложно это понять. Иногда, конечно, страшно, что им что-то непонятно или неинтересно. Но это только мои переживания.

Сейчас я учусь быть режиссером. Мне хочется стать художником, который не задумывается о своем профессионализме или непрофессионализме и просто работает. Создавать вещи бескомпромиссные, которые что-то меняют в людях.

Конечно, признание важно. Но странно: когда не получаешь наград – стыдно, а получаешь — тоже стыдно. Я не стремлюсь к популярности. Хочется, чтобы мои дети и внуки вспоминали меня как творца, и похвастаться маме приятно.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов