Поиск по сайту

26 Ноября 2019

Вулканы и их истории

О диптихе фестиваля современного танца «На грани»


Текст: Екатерина Юркова Текст: Екатерина Юркова
Фото: Максим Субботин Фото: Максим Субботин
Мне нравится!

В Екатеринбурге продолжается IX Международный фестиваль современного танца «На грани». Вчера на нем показали спектакли двух екатеринбургских хореографов: руководителя MinogaDC Ильи Манылова и хореографа «Choreo production center» Александра Фролова. «Гекла» и «Когда я родился» — высказывания на темы взросления и его ожидания.

Двучастное действие начал Илья Манылов «Геклой», названной так в честь одного из самых активных вулканов Земли. Расположенный на Юге Исландии, он извергался около 20 раз и повергал в страх живущих неподалеку. В постановке уральского хореографа Гекла стала символом тревожного ожидания.

То, что спектакль говорит со зрителем именно об ожидании, невозможно не считать. Сначала по залу ходит одетый в халат и тапочки поэт Руслан Комадей. Он, пародируя лекторскую манеру, рассуждает о представленности такого феномена как «ожидание» в культурологической и философской парадигме. Саундом к его речи становится назойливый шум электрической гитары, которую терзает Илья Манылов. Из-за этого звука восприятие слов Комадея становится почти невозможным, и зритель мучается, предвкушая конец пытки и начало основного действия. Но оно не торопится, заставляя ждать, и ждать, и ждать…

Наконец хореограф и танцовщик кладет гитару и отправляется за кулисы для того, чтобы войти в полупрозрачный, подсвеченный сиреневым, кокон — натянутую на каркасы ткань. Внутри виднеется человеческое тело, которое задает импульс движению объекта. Неспешные перекаты, напряженные подрагивания и медленная пульсация внешней оболочки — вот, что видит со стороны зритель. Стоит же лучам прожекторов упасть на ткань и просветить ее, становятся видимы выверенные движения танцовщика под нежную мелодию.

Третий и заключительный акт «Геклы» — рождение и стремительный прогресс того, что раньше таилось в коконе. Илья Манылов надевает похожий на школьную форму костюм: гольфы, короткие шортики, футболка и шапочка, — и встает в полный рост для того, чтобы начать двигаться под стремительное техно. Сначала его движения минималистичны. Каждое он повторяет по нескольку раз для того, чтобы постепенно прийти к сложным хореографическим элементам и свободному движению. Во время его бушующего танца под Rape me группы Nirvana загорается неоновая спираль — символ движения к просветлению и мудрости. Ожидание заканчивается, существо взрослеет и тянется к чему-то — то ли женскому телу, то ли к грядущему. Почти притчевое повествование Ильи Манылова заканчивается на пиковой, самой активной точке действия и оставляет зрителя с вопросом «А чего же жду, к чему тянусь я?».

Продолжают задавать вопросы о личности и взрослении и танцовщики «Choreo production center». Их постановка «Когда я родился» создана специально для фестиваля «На грани». Александр Фролов в забавном, будто детском комбинезончике начинает спектакль с интерактива. Он задает зрителям простой вопрос: «Кто я?». Из зала доносится: «Мужчина», «Ребенок», «Танцовщик», «Объект», но правильного ответа здесь не существует, а Александр все продолжает и продолжает задавать свой нехитрый вопрос, постепенно уходя за кулисы. Там под белой тканью уже затаились танцовщицы Анна Ашихмина и Анастасия Голубева.

Лучи света выхватывают из темноты накрытые белыми простынями фигуры. Фигуры двигаются и ворочаются, постепенно преображаясь в маму, папу, ребенка. Рождение здесь — не только метафора физического появления, но и повод к разговору о становлении личности или о втором рождении как крутом повороте судьбы.

Пародия на начинающего ходить ребенка, изысканные па, синхронные связки — хореографический язык спектакля разнообразен, за ним приятно наблюдать. Но танец в «Как я родился» — не столько самостоятельная единица, сколько иллюстрация к тому, что говорят артисты. То и дело они ломают третью стену, начинают общаться со зрителями, рассказывать собственные истории из детства и даже петь. Александр рассказывает о том, как в детстве на него чуть ни наступила лошадь, или о том, как он пришел в танцы, Анастасия — о собственной мечтательности, папе и его любви к ней. И если у Александра Фролова такое общение получается очень естественно, то остальным приходится прилагать усилия, чтобы не звучать наиграно и неправдоподобно.

«Гекла» и «Как я родился» — совершенно разные по воплощению, но схожие по замыслу, стали оправданным дополнением друг к другу. И если постановка Ильи Манылова говорила об ожидании взросления как о чувстве неизведанном, таинственном и одиноком, то спектакль Александра Фролова рассказывал о нем, как о большом и приятном приключении.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов