Поиск по сайту

27 Ноября 2019

Наша Алла. И не наша

О концерте «Гоголь-центра» в Ельцин Центре


Автор: Елена Азанова Автор: Елена Азанова
Фото: Татьяна Доукша Фото: Татьяна Доукша
Мне нравится!

В прошлую пятницу фестиваль «Слова и музыка свободы» в Ельцин Центре открылся концертом «Наша Алла» – проектом Кирилла Серебренникова и «Гоголь-центра», посвященным примадонне российской эстрады Алле Пугачевой. В столице он уже давно стал событием с неизменным аншлагом, в Екатеринбурге тоже собрал практически полный зал в 400 мест. Шоу оставило сильное, но неоднозначное впечатление, которым захотелось поделиться. Поэтому жанр этого текста – скорее эссе, чем рецензия.

История Кирилла Серебренникова, а любое произведение, сделанное им за последние два года, воспринимается в контексте трагических событий его жизни, удивительна. Наверное, это первый и единственный театральный режиссер в мире, чья творческая воля оказалась сильнее пространства и времени в прямом, а не философском смысле. Ссылки Пушкина и Мандельштама, эмиграция Бунина, Довлатова, Бродского, лагеря и тюрьмы, в которых медленно умирали Мейерхольд и Варлам Шаламов – все эти виды изгнания и добровольного отъезда из столиц лишь отсрочили признание этих и многих других великих русских художников (в широком понимании этого слова) на родине. И в ситуации тотальной несвободы они продолжали писать в стол или сочинять, чтобы самые близкие им люди запомнили их тексты и сохранили. Авторы умирали, некоторые произведения терялись, уничтожались, забывались, чтобы потом, иногда через 150 лет (как в случае с Баратынским), обрести славу и жить вечно.

Феномен Кирилла Серебренникова в истории русской культуры состоит в том, что, находясь под домашним арестом более 1,5 лет, имея возможность общаться только с адвокатом и отцом, он оставался одним из самых продуктивных и востребованных в нашей стране режиссеров. И не только в нашей. Он сделал около 10 театральных постановок, в том числе балет «Нуреев» в Большом театре и оперы, «Гензель и Гретель» в Штутгарте и «Так поступают все женщины» в Цюрихе, смонтировал без доступа в интернет фильмы «Лето» и «После лета», писал пьесы и киносценарии. Это странное, страшное и при этом очень смешное противоречие давало премьерам и всем показам «Гоголь-центра» без художественного руководителя тот градус напряжения, от которого в горле вставал ком. Весной этого года, в день, когда было отклонено очередное прошение об освобождении, труппа театра показала на сцене Екатеринбургского ТЮЗа спектакль «Обыкновенная история» по Гончарову – на поклон артисты вышли в футболках «FREE KIRILL», и зал не отпускал их минут двадцать пять.

«Нас бьют – мы летаем», – этой цитатой из песни Аллы Пугачевой можно определить настроение, возникающее от новостей о громких премьерах спектаклей Кирилла Серебренникова в Европе и России, о самых высоких наградах, врученных режиссеру в то время, как сам режиссер доделывал свой очередной шедевр, сидя в четырех стенах, за закрытой дверью.

Возможно, именно эта неудержимая жажда высказывания, воплощения и роднит режиссера Кирилла Серебренникова с Аллой Пугачевой, которой он с артистами «Гоголь-центра» посвятил концерт «Наша Алла». Возможно, отсюда пафос звучащего между номерами «закадрового» текста, порой очень похожего на панегирик. Так хвалят, когда очень любят, получили хороший гонорар или узнают в другом человеке себя, свою судьбу. Режиссер концерта знает, что значит быть талантливым человеком, всю свою жизнь посвятившим искусству. Какую цену приходится платить за успех, за право выражать новые идеи новым языком – новые песни новым голосом.

«Неотъемлемая часть нашей истории, нашей страны», «пятый элемент русской души», «ангел свободы», «наша Эдит Пиаф», «наша Страна» – это лишь часть высоких слов, прозвучавших в адрес Аллы Пугачевой. Эпитеты принадлежали и автору идеи, режиссеру Кириллу Серебренникову, и известным респондентам, имена и голоса которых так органично звучали в стенах атриума Ельцин Центра – Леониду Парфенову, Катерине Гордеевой, Светлане Алексиевич. Они говорили о смелости Пугачевой, ее умении быть собой до конца, ее преданности делу и умении поддержать. Катерина Гордеева рассказала, как, будучи начинающей журналисткой в Ростове-на-Дону, пришла на концерт примадонны. Ей нужно было задать Пугачевой вопросы, а на душе была такая печаль, что некуда деваться. Певица, полностью вымотанная концертом, увидела ее в толпе репортеров и разрешила только ей задать один, по-настоящему волнующий ее вопрос. Катерина спросила что-то вроде «Как жить, когда жить не хочется?» «Наша Страна» ответила убедительно: «Не ссы».

В программе концерта звучали знакомые незнакомые песни Аллы Пугачевой из 1970-х – 80-х годов. Они были прочитаны глазами современного человека, спеты другими голосами, сыграны великолепными артистами «Гоголь-центра». На трех больших экранах транслировались документальные хроники из жизни столицы 50-летней давности, сценического и закулисного прошлого звезды, создавая для каждого произведения свой говорящий контекст. Красивая легкая подблюдная песня Леонида Дербенева «Этот мир придуман не нами», исполненная в технике горлового пения, звучала как ироничная мантра: «Ты ничего не можешь сделать с этими очередями и грязью на улицах, поэтому успокойся, закрой глаза и жди».

На пересечении различных форм выражения идеи песни (документальных кадров и видео-арта, способов звукоизвлечения и существования артистов на сцене, музыкальных стилей, костюмов) рождалась довольно абсурдная, но при этом очень обаятельная и пронзительная история. Не каждый раз. Были композиции, словно существующие в программе концерта для объема и массы: яркие, переливающиеся, красивые, но далекие и безжизненные, как айсберг в океане. Впрочем, Пугачева могла быть и такой.

Многие артистические краски, которые певица использовала при создании сценических образов, в концерте «Наша Алла» сгущались до того предела, на котором балансировать долго невозможно: недосолишь или пересолишь. Однако и Никита Кукушкин («Чудаки», «Волшебник-недоучка» и «Арлекин»), и Филипп Авдеев («Просто», «Птица певчая»), и Ян Гэ («Мне нравится», «Я больше не ревную»), и Александр Горчилин («Я люблю глядеть в глаза твои», «Как тревожен этот путь») рассказали свои истории, смиксованные из нескольких песен, так, что перехватывало дыхание. От какого-то внезапного открытия или задетого воспоминания…

«Наша Алла» – это театрализованный концерт, явно отсылающий нас к традиционным концертам-посвящениям на Первом канале или на «России 1» и одновременно совершенно не похожий на них. Звучат хвалебные речи и песни, на сцену выходят известные артисты, но герой вечера отсутствует, по-настоящему существуя лишь в произведениях, однажды созданных и подаренных людям. Алла Пугачева и ее творчество стали для команды «Гоголь-центра» и Кирилла Серебренникова объектами познания, интерпретации. Их вписывали в контекст времени, в контекст борьбы за гражданские свободы, их препарировали, актуализировали, переворачивали, любуясь как разноцветными стеклышками на солнце. Получилось много, ярко, местами очень глубоко и сильно, а где-то слишком громко и восклицательно. Так громко, что впору петь свою Аллу.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов