Поиск по сайту

27 Ноября 2019

Между танцем и смертью

О спектакле «Танцпол» на фестивале «На грани»


Текст: Дарья Санникова Текст: Дарья Санникова
Мне нравится!

IX Международный фестиваль современного танца «На грани» продолжается. Одним из самых ярких его событий стала постановка Театра балета «Москва», которую зрители увидели в вечерней программе 25 ноября.

Легкая музыка, неспешная разминка танцовщиков на сцене, красные буквы «Танцпол» на табло – пока зрители рассаживаются на места, ровным счетом ничего не происходит. Но едва гаснет свет в зале, на сцене будто бы взрывается сгусток энергии – пространство резко захватывают звуки уже совсем иной музыки, танцовщики из хаотично разбросанных по площадке фигурок образуют стройный и стремительный рисунок, движения в котором отточены так строго, что, кажется, нет никакой возможности ошибиться. Эта энергия мгновенно захлестывает зал – невозможно оторвать взгляд от завораживающего действия, невозможно не раствориться в атмосфере бешеной гонки. Это гонка танцовщиков со временем, со сценическими партнерами, с музыкой – и с самим танцем.

«Танцпол» вдохновлен историей танцевальных марафонов 1920-х годов, которые проходили в США во времена Великой депрессии (об этом, в частности, повествует роман Хораса Маккоя «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?» и одноименный фильм Сидни Поллака). Условия марафонов были жесткими: танцевать нужно было круглые сутки с небольшими перерывами (10 минут через каждые два часа), периодически проводились дерби (10 минут участники бежали наперегонки по кругу, пришедшие последними выбывали из соревнования), а победителем становилась пара, которая дольше остальных могла держаться на ногах. Для многих марафон был возможностью не только выиграть приличную сумму денег (у Маккоя речь идет о полутора миллионах долларов), но и обеспечить себя едой и крышей над головой.

Поначалу не слишком тепло принятый роман Маккоя (настоящую известность ему принесла экранизация Поллака) становился все актуальнее с течением времени: чем скорее темп жизни, тем острее звучит история об сумасшедшей гонке, которая постепенно затмевает саму жизнь. А темпы продолжают нарастать, условия становятся все жестче и победа отдаляется тем быстрее, чем усерднее мы к ней стремимся. Смыслом гонки становится гонка.

Создатели спектакля «Танцпол» – хореограф Йерун Вербрюгген, композитор Стефан Левин и художник Дмитрий Разумов – цепко ухватывают эту парящую в воздухе идею. Но не просто берут в работу ставшую уже банальной мысль «жизнь – гонка»: они перетряхивают ее, оставляя предельно чистое и точное ощущение жизни на износ. Это ощущение не только современности. И в музыке, и в костюмах, и в сценографии, и в характере движений видятся и слышатся отголоски разных эпох. Вальс соседствует с эстрадной песней и современными экспериментами: один стиль органично трансформируется в другой, затем в третий и по кругу, создавая в спектакле ощущение безвременья. Повторяют форму круга и разлетающиеся в танце длинные юбки танцовщиц, которые то сменяются силуэтами платьев 1920-х, то сводятся к минимуму (то ли старомодное нижнее белье как символ оголенности души танцовщика на сцене, то ли тренировочная форма – как вторая кожа), то скрываются под облегающим костюмом, одновременно имитирующим офисную одежду и напоминающим броню. Скорость движения времени смазывает даже цвета – глаз видит лишь черный, белый и промежуточные оттенки серого. Только блестящий золотой задник обещает триумф, победу, блаженство, окончание гонки… Но и эта надежда призрачна.

Остается неизменным – на максимуме – накал страстей и техника танцовщиков. Сложнейшая хореография соло, дуэтов, массовых сцен – не просто демонстрация возможностей труппы (а в спектакле занята как классическая, так и современная части труппы): это еще один способ донести до зрителя всю жестокость условий гонки. С экрана кричат красными вспышками команды: «SEXY», «TONIGHT», «LOOK», и герои не могут уйти за сцену даже после смерти: их телами танцуют другие, а умершие возвращаются на танцпол бестелесными душами, вновь и вновь проживая пляску смерти. Танцовщики взлетают в воздух, поют, становятся одной ногой на ролики, вновь и вновь преодолевая себя.

Есть у спектакля и второе дно: танец здесь – не только лишь язык, на котором постановщики и исполнители говорят со зрителем на заданную тему; танец – еще одна грань этого разговора. Что для танцовщика танец? Та самая гонка, которая больше жизни; гонка, в которой он существует на пределе, не замечая физической, эмоциональной усталости, боли и даже травм (фестиваль современного танца, показывающий актуальный срез сферы, недаром носит имя «На грани»). И он добровольно идет на эти лишения, становится пленником суровой профессии, в которой слез, пота и крови столько, что за их пеленой триумфы становятся незначительными. А когда приходит время распрощаться с профессией, безропотно ложится в подготовленный контур, очерчивающий силуэт жертвы: нет танца – нет жизни.

Музыка в «Танцполе» становится символом времени – в ней слышно движение стрелок по циферблату, ее ритм столь же беспощаден, как движение вечного маятника, она увлекает за собой, затягивает, подчиняет своей воле. Танцовщики не могут сопротивляться музыке. Люди не могут повернуть, замедлить или остановить время. Смерть прерывает отдельный танец, отдельную жизнь – а большая гонка продолжается. Мы можем жаловаться на ее темп, не желая признавать, что сами рады отдаться власти времени. Танцовщики в этом плане куда честнее и изобретательнее: они признают свое поражение и наслаждаются им, не представляя иного исхода.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Михаил / 30 Ноября 2019 в 17:01

Спасибо за статью!!!❤️

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры