Поиск по сайту

05 Декабря 2019

Ритуал и театральная магия

5 причин, почему стоит идти на «Служанок» Романа Виктюка


Текст: Екатерина Юркова Текст: Екатерина Юркова
Мне нравится!

2 декабря Арт-холдинг «Ангажемент» привез во Дворец Молодежи нашумевшую постановку Романа Виктюка по пьесе француза Жана Жене «Служанки». О «Служанках», гастролирующих уже на протяжении 30 лет, не слышали разве что только в глухих лесах, но по какой-то причине люди продолжают заполнять залы и говорить об этом спектакле. В нашем материале мы попытались сформулировать причины такой беспрецедентной популярности.

Богатая история

Первый состав «Служанок»

1988 год. До окончательного распада Советского Союза оставалось три года, и память о заветах Ленина и моральных устоях пионерии была очень свежа. В то время как новые веяния уже вовсю захватили музыкальную жизнь молодежи страны, театр лишь подступал к смене идеологии. Однако 17 сентября в театре «Сатирикон» произошло событие, обозначившее манифест новой театральности — прошла премьера «Служанок» Романа Виктюка. Спектакля, где женские роли исполнялись мужчинами, которые двигались, не скрывая сексуальности своих тел, и говорили томными певучими голосами. Главные роли тогда сыграли Константин Райкин, Николай Добрынин, Александр Зуев и Сергей Зарубин.

Сейчас по миру колесит уже третья редакция спектакля, вторая вышла в 1991 году. Возрождая постановку в 2006-м, Роман Виктюк и режиссер-репетитор Александр Зуев сохранили элементы первых двух редакций: особую актерскую пластику Валентина Гнеушева, изысканные декорации Аллы Коженковой, хореографию Эдвальда Смирнова и грим в стиле театра кабуки Льва Новикова. Но появились дерзкие новшества. Например, исполнитель роли Месье надел стринги и каблуки для финальной интермедии, после которой актеры бодро подкидывают манекен с надписью «Жан Жене» на спине. Исполнителями главных ролей в последней редакции стали заслуженный артист РФ Дмитрий Бозин (Соланж), Дмитрий Жойдик и, с 2012 года, Александр Солдаткин в роли Клэр, Алексей Нестеренко (Мадам) и Иван Никульча (Месье).

Тема


Сама пьеса Жана Жене, его восприятие театра в корне отрицали развлекательность сценического действия. Писатель считал подлинной театральностью сакральную церемонию и обрядовый смысл перформативных ритуалов двухтысячелетней давности. Как Жене и Виктюк преодолевали карнавальную природу современного им театра, так и театральные служанки стремятся преодолеть свою природу.

Богатство и возможности против бедности и ограниченности в исполнении желаний — все это волновало и волнует людей до сих пор. Соланж и Клер любят и ненавидят свою госпожу. Порой, когда Мадам нет дома, они играют, примеряя на себя ее наряды, жесты и слова. И чувствют себя значимыми лишь во время мыслей об убийстве. Преступление для служанок — единственный путь обрести себя. Но подобные игры в другого и в лишение жизни могут привести лишь к потере связи с реальностью.

Весь спектакль — будто потеря той самой связи. Оттого игра актеров так театральна, мужчины играют женщин, а грим на лицах – в стиле масок театра Кабуки. И оттого в конце актеры остраняются от образов, будто сбрасывая личину своих персонажей и преображаясь в совершенно иных. Все это — игра и магический ритуал, приобретающей значение большее, чем простое произнесение текста на публику.

Изысканная атмосфера


Задник сцены напоминает стены зимнего сада, над которым постарался художник стиля ар нуво Альфонс Муха. Свет, вспыхивающий в модерновых окнах то красным, то зеленым привлекает внимание к цветочной росписи. Дополняют образ комнаты Мадам утонченные кушетка, кресло-качалка и невысокий стул.  Да и каждый предмет, который актеры берут в руки — от мехового манто и красного платья до мундштука, — выглядят как тщательно подобранные детали и среди них нет лишних.

Эстетическая мозаика окончательно складывается, когда начинает играть музыка. Чувственный напев Далиды, Даниэля Лавуа и Реквием Джузеппе Верди напрочь лишают все происходящее чувства реальности, подключая зрителя, вводя его в приятный транс.

Артисты


В пелене музыкального и интерьерного шика актеры движутся как существа неземные, наделенные совершенно иным чувством времени и пространства. Говорят то медленно, с чувством, нараспев, то быстро и четко, будто выныривая из тягучего меда. Каждое движение грациозно настолько, что исполнителям могут позавидовать многие девушки. Взмахи рук и ног, движение головы, поворот плеча… Если бы к актерам привязали по ниточке от разматывающегося клубка, к концу действия сцена покрылась бы толстым коконом. За годы игры в «Служанках» артисты вызубрили каждое движение, каждую фразу и, вероятно, смогут с легкостью повторить все действия с завязанными глазами. Это дает им особую легкость в игре.

Образы персонажей раскрыты максимально полно через микродвижения, голосовую подачу и реакции на действия партнеров по сцене. Вот Соланж — гибкая и изворотливая как змея и от того кажется опаснее всех. Клэр — пугливая и смешная в своей пугливости, но более храбрая, чем сестра — именно она осмеливается сделать завершающий шаг в своей игре. А оторвать взгляд от выходящего на сцену в белом боа и свободном костюме Алексея Нестеренко очень сложно. Плавная и нежная Мадам — воплощение элегантности и проницательности — порой пугает не меньше Соланж.

Отыграв спектакль, актеры представляют несколько танцевальных номеров. Они насыщенны трюками и синхронными связками. Восхищение здесь вызывает феерия звука и движения (у каждого — свой сольный номер) и возможности артистов, способных после двухчасового спектакля энергично прыгать и танцевать.

Неутихающая скандальность


Уже через первые десять минут от начала спектакля в Екатеринбурге ушла самая нетерпимая публика. Шаги и хлопки кресел не утихали на протяжении всей постановки. Кто-то устал от долгого действия с большим количеством текста, произносимого с паузами и нараспев, но особую сладость оставшейся публике доставляла мысль о ханжестве некоторых зрителей — несмотря на то, что в телевизоре полуголые женщины и мужчины уже стали нормой, в театре такой расклад устраивает немногих.

Тем не менее, даже после побега несогласных, зал остался практически полным и после финального поклона гремел аплодисментами. Часть зрителей  стремилась подойти ближе к авансцене. Люди кричали «Браво!», дарили цветы и любовались артистами, которые уже давно привыкли к такому вниманию публики, но все же не спешили уходить со сцены и вглядывались в улыбающиеся им лица.

Фото с персональной страницы фотографа Евгения Люлюкина и из открытых источников.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов