Поиск по сайту

17 Января 2017

Аффинаж: «Хотелось бы стать автографом поколения»


Текст: Дмитрий Ханчин Текст: Дмитрий Ханчин
Фото: Георгий Сапожников Фото: Георгий Сапожников
Мне нравится!

В прошлую пятницу в Ельцин Центре прошел фестиваль «Старый Новый Рок», в числе хедлайнеров которого была группа «Аффинаж» и ее сайд-проект «Быдлоцыкл».

«Аффинаж» –  это четверо питерских парней, вооруженных баяном, тромбоном и гитарами. Их альбом «Русские песни» стал одним из определяющих музыкальных артефактов последнего времени: на нем звучат сильные, надрывные и, в полном соответствии с названием, очень русские песни, дышащие почвой и судьбой, несущие в себе что-то глубоко архаическое и при этом безошибочно попадающее в нерв времени.

«Быдлоцыкл» – это половина «Аффинажа», вокалист и басист, выступающие под псевдонимами собственно Мистер Быдлоцыкл и Котя Летаев. Их песни – веселая и остроумная дичь, захватывающие истории из потусторонней России. Большую любовь к этому проекту выразил директор «Старого Нового Рока» Евгений Горенбург.

Перед выступлениями обоих коллективов мы встретились с музыкантами, и они рассказали нам о своих эстетических задачах, поделились планами на будущее и поведали трагическую историю мистера БЦ.

– Какие цели у группы «Аффинаж»?

Эм Калинин (вокал, гитара): Олимпийский соберем.

– А более глобальные?

Эм: Мир перевернем.

– Каков ваш главный посыл?

Эм: Быть добрее, честнее, сильнее, красивее.

Сергей Сергеич (бас): Эстетическая цель – очистить максимальное пространство вокруг себя от скверны и грязи и наполнить его гармонией, любовью и добром. Но это не религиозная цель. Мы разделяем творчество и религию.

Саша Ом (тромбон): Наша цель – эстетически потрясти.

Эм: Чем потрясти?

Саша: Если отвечать на вопрос лично,  для меня музыка – это просто дело, которое нравится, которое находит отклик у людей, кого-то на что-то вдохновляет. Мы пребываем в комфорте, занимаясь этим. Это, как мне кажется, глобальная цель всех людей.

– Вы очень быстро стали успешной и востребованной группой – как вам это удалось за какие-то пару лет?

Сергей: У меня вот есть вопрос, как некоторые группы за один год становятся такими?

Эм: Как группа «Грибы» стала популярной?

Сергей: Нам уже пять лет.  

Саша: А известны мы два года. Да, мы добились определенных успехов, но все относительно.

Александр Корюковец (баян): Относительно андеграунда нас, наверное, можно назвать успешной группой. Но мы не собираемся застревать на этом уровне. У нас нет сознательного желания быть в андеграунде. Поэтому мы не останавливаемся, развиваемся, мы очень амбициозные ребята.

Эм: Например, мы сейчас Саше Васильеву на основе его песни «Письмо» пишем ответочку. Хотим с ним сделать совместочку.

Саша: Часто люди говорят, что мейнстрим накладывает свой отпечаток на материал группы, на ее стиль. Но это все ерунда. В умах многих слушателей мейнстрим имеет отрицательную коннотацию.

Александр: Особенно в кругах рокеров.

Эм: Человек-косуха не любит мейнстрим.

Саша: В консерваторские умы музыка группы «Аффинаж» проникает очень туго. Но если проникает, то застревает там надолго.

– Вы чувствуете себя голосом поколения?

Эм: Да. Мы – единственная группа, которая достойна такого названия. По крайней мере, в данный момент.

Александр: По крайней мере, у нас получается делать какие-то вещи на века.

Эм: Да уж не некоторые!

Александр: Хотелось бы стать автографом поколения. Как, допустим, по фильмам Балабанова и книгам Пелевина можно судить о девяностых.

Саша: По крайней мере, когда потом будут вспоминать это десятилетие, хотелось бы, чтобы ассоциация была с «Аффинажем».

– Чувствуете ли вы себя частью какой-то музыкальной сцены, сообщества?

Эм: У нас есть очень хорошие друзья. Это 25/17. «Калинов мост». Бранимир. Дмитрий Озерский – это клавишник и текстовик «Аукцыона». Вот эти люди достойны упоминания в этом интервью, мы передаем им привет, мы их любим.

– То есть, такая русскоязычная музыка, тесно связанная с корнями?

Эм: Ну почему обязательно русскоязычная? Я бы с Deftones подружился.

– Не кажется ли вам, что вы продолжаете какую-то традицию в русском роке? Может быть, традицию группы «Ноль»?

Сергей: Нет-нет, не хотелось бы продолжать традиции группы «Ноль», с ножом за женщиной гоняться мы не собираемся.

Эм: На фестивалях мы сталкивались с традициями рока, со всеми этими ребятами в косухах.

Сергей: Саша Ом слушает Bonobo, для него косуха – это как проклятие.

Александр: Вообще, как мне кажется, неосознанно мы продолжаем какие-то лучшие традиции русского рока. По крайней мере, несколько довольно авторитетных человек об этом говорили – тот же Озерский.

– Есть ли жизнь после «Русских песен»? Иными словами, какие у вас планы?

Александр: Жизнь после «Русских песен», конечно же, есть.

Эм: Это как после свадьбы.

Александр: «Русские песни» заканчиваются песней «Жизнь моя», «Послесловие» – «Мечтой». Есть надежда.

Саша: Сейчас мы начинаем работу над новым альбомом. Пока до студии не добрались.

– Ну и пару слов о Быдлоцыкле.

Эм: Открылись врата ада, полезли демоны и вселились в Котю Летаева. Потом он поцеловался с мистером Быдлоцыклом, и воздушно-капельным путем эти демоны передались. А сам мистер БЦ родился в колонии для несовершеннолетних. Его туда в подоле принесли аисты.

Сергей: Атеисты.

– То есть, это какой-то определенный персонаж, человек?

Эм: Это не человек. Это зверь.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга