Поиск по сайту

17 Апреля 2017

Дядя Фёдор, рок и «Ноль»

Фоторепортаж с концерта Фёдора Чистякова


Текст: Дмитрий Ханчин Текст: Дмитрий Ханчин
Фото: Гоша Сапожников Фото: Гоша Сапожников
Мне нравится!

В минувшую субботу в Ельцин Центре выступил Фёдор Чистяков с программой «Ноль+30». Наш корреспондент побывал на концерте и зафиксировал явление легенды русского рока.

«Живи быстро – умри молодым», «Лучше ярко гореть, чем медленно тлеть» – все эти древние рок-н-ролльные максимы абсолютно применимы к Фёдору Чистякову, за исключением того, что он до сих пор живет и здравствует. На рубеже 80-90-х не было на отечественной сцене группы более яростной, чем его незабвенная банда «Ноль». «Дядя Федор», как его называли и называют теперь, был нашим русским Джимом Моррисоном – с баяном наперевес, с могучим голосом, с дикими песнями на грани частушек и заклинаний. В его музыке не было позы и пафоса – один лишь чистый, дистиллированный драйв. По всем законам рок-н-ролла, эта история не могла кончиться хорошо. Так и вышло. Вскоре после альбома «Полундра» – отчаянного, гениального, который подчас физически трудно слушать, – Чистяков сошел с ума, совершил преступление, попал сначала в тюрьму, а потом в психиатрическую клинику. Там он избавился от одолевавших его демонов, ударился в религию, а после вышел и продолжил заниматься музыкой. Записывал новые пластинки куда более спокойного и интроспективного толка, иногда исполнял «нулевые» песни – в черных очках, с каменным лицом, будто это происходит не с ним. Словом, перегоревшая звезда рока сумела избежать неминуемого и продолжает жить – пусть и превозмогая боль, о чем свидетельствует горькая песня 2013-го года с рефреном «прости, что живой».

Тем временем приблизился тридцатилетний юбилей с выхода первого альбома группы «Ноль», и Чистяков записывает альбом «Ноль+30» – двенадцать классических вещей, созданных с 86-го по 92-й, – и отправляется с этой программой в тур. Екатеринбург принимает гостя впервые.

На сцене – немолодой лысеющий мужчина тельняшке и черных очках. Вокруг – тоже немолодые музыканты из группы «Кофе», тоже в тельняшках. Вокруг – огромный атриум Ельцин Центра. Публика – по большей части взрослые люди, многие – с детьми. Музыканты начинают играть – из колонок звучит вежливый акустический рок, исполненный нежностей и красивостей. Подобным звуковым рядом обзаводились с годами мэтры вроде Боба Дилана и Леонарда Коэна. Чистяков поначалу вписывается в этот ряд – от его голоса исходит какая-то степенная мудрость. Старые хиты чередуются с новыми его сочинениями. Двух больших хитов – «Иду, курю» и «Песни настоящего индейца» – со сцены не звучит: музыкант не исполняет их по религиозным соображениям. Другие песни звучат с измененными текстами: убраны любые намеки на запрещенные вещества. Люди начинают пританцовывать – скорее из уважения к музыкантам, нежели из желания.

Но что-то меняется в середине концерта. Группа начинает наращивать обороты, вежливость куда-то улетучивается, а на ее место приходит настоящий рок-н-ролл. Чистяков начинает размахивать микрофонной стойкой и выдавать могучие вокальные партии, как в лучшие годы, музыканты меняют акустическую блажь на рокерскую мощь. Песню «Человек и кошка» поет весь зал, «Улица Ленина» погружает всех в транс, а когда Чистяков и компания устраивают первобытные панк-роковые пляски с песней «Инвалид нулевой группы», идея с юбилейным концертом оправдывает себя на все сто процентов. Становится понятно, что этот немолодой мужчина с баяном не просто не перегорел, а сохранил себя в лучшей форме и до сих пор способен пропускать через себя тот самый дистиллированный, древний как мир, но живучий рок-н-ролльный драйв. И годы уносятся прочь. Увидеть и услышать это живьем – большая ценность.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга