Поиск по сайту

13 Декабря 2017

Забытая музыка машин

Рассказ о русском музыкальном авангарде


Текст: Дмитрий Ханчин
Фото: Татьяна Доукша
Фото: Георгий Сапожников
Мне нравится!

Вчера в ГЦСИ-Урал московский музыковед Вера Серебрякова встретилась с горожанами. Вместе с ней на встрече поприсутствовали участники оратории «Огни Урала». Речь шла о русском музыкальном авангарде 1910-1920-х годов. Рассказываем, что мы узнали об этом удивительном и малоизученном направлении.

В этом году, по случаю юбилея Октябрьской революции, много вспоминают авангард столетней давности. Тогда новому государственному строю нужны были творцы нового искусства. Сейчас в первую очередь вспоминают о живописцах той эпохи – Малевиче, Кандинском, Лисицком и многих других. Этой теме посвящена масштабная выставка «Ясновидцы грядущего» в Екатеринбургском музее изобразительных искусств. Еще одним символом первых лет советской власти стала архитектура конструктивизма – с ней можно познакомиться на выставках в Музее архитектуры и дизайна УрГАХУ и просто на улицах Екатеринбурга. Силен был литературный авангард: произведения Маяковского, Бурлюка и других футуристов читают в музее «Литературная жизнь XX века». Так вышло, что на столь мощном фоне потерялась музыка тех времен. Конечно, все знают произведения Шостаковича и Прокофьева, но кроме них в те времена творило огромное количество талантливых композиторов, имена которых не закрепились в истории.

Новое мирослышание

Первый русский музыкальный авангард действительно не имел столь четкой оформленности, как литературный или живописный авангард того времени. Исследователи отмечают, что он был явлением весьма неоднородным. Главным здесь был поиск некоего «нового мирослышания», «звукового миросозерцания», который отражался как в музыкальной ткани, так и в литературных манифестах.

Эпицентром этого самого «звукового миросозерцания» стала Ассоциация современной музыки. Возникла эта организация в 1924 году в Москве, а в 1926-м обзавелась филиалом в Ленинграде. Далее последует череда фамилий членов ассоциации – запоминайте: Анатолий Александров, Игорь Глебов (Асафьев), Владимир Держановский, Дмитрий Кабалевский, Николай Мясковский, Леонид Половинкин, Гавриил Попов, Самуил Фейнберг, Юрий Шапорин, Дмитрий Шостакович, Максимилиан Штейнберг, Владимир Щербачёв, Александр Мосолов, Иосиф Шиллингер, Виссарион Шебалин и многие другие.

Ассоциация организовывала концерты, на которых исполнялись произведения самых прогрессивных зарубежных композиторов того времени: Шёнберга, Берга, Веберна, Кшенека, Хиндемита. Презентовали и музыку русских композиторов: Шестую симфонию Мясковского, Вторую симфонию Шостаковича, Фортепианный концерт Мосолова и Скрипичный концерт Рославца. Продолжалось все это до начала тридцатых годов. В 1931-м Ассоциация была официально объявлена «сборищем чуждых пролетарской идеологии музыкантов», а в 1932-м расформирована при активном содействии РАПМ (Российской Ассоциации Пролетарских музыкантов).

Музыка будущего

Век русского музыкального авангарда был недолог, но за это время отечественные композиторы успели создать немало удивительных произведений и даже предугадать тенденции будущего.

Так, например, в 1913 году Ефим Голышев написал произведение «Zwoelftondauermusik» для струнного трио. В нем присутствует техника равенства двенадцати тонов. Позже, уже в двадцатых годах, эту технику «изобретет» австриец Арнольд Шенберг и наречет ее термином «додекафония».

Еще одним таким «ясновидцем грядущего» стал Артур Лурье. В 1915 году он, вдохновленный живописью Пикассо, создал пьесу «Формы в воздухе». Должно быть, ноты к этому произведению похожи на отдельный шедевр изобразительного искусства: фрагменты нот как бы парят в воздухе. Порядок, в котором эти фрагменты прозвучат, должен определять исполнитель. Таким образом, «Формы в воздухе» вместо привычных нот имели своего рода графическую аннотацию, предлагающую музыканту свободу интерпретации. Широкое применение такой подход получит только в пятидесятые годы – уже под названием «алеаторика».

Конец авангарда

Судьбы композиторов-авангардистов складывались по-разному: кто-то приспосабливался, кто-то уезжал в эмиграцию, кого-то репрессировали.

Характерна судьба Гавриила Попова – ровесника и друга Шостаковича. В тридцать втором году он писал свою первую симфонию для конкурса к 15-летию Октября. Оркестровать ее не успел, представил в виде партитуры для клавира. На конкурсе ему присудили первую премию, Луначарский отметил, что произведение соответствует пролетарскому духу. Три года спустя в Петербургской филармонии состоялась премьера симфонии уже в оконченном виде, и разразился страшный скандал: произведение было признано буржуазным, формалистским, несоответствующим пролетарскому духу. Выжить Попову помогло написание музыки к фильмам: на его счету – тридцать шесть «саундтреков», самый известный из которых – к фильму «Чапаев».

Незавидна была судьба Александра Мосолова. Автора знаменитой «Музыки машин» репрессировали в 1937 году и отправили на строительство плотины. Пробыв там полгода, он был абсолютно сломлен, после освобождения отошел от авангарда и обратился к более традиционному творчеству, опиравшемуся на песенное творчество народов СССР. Подобная участь постигла многих композиторов: от новаторства, алеаторики, сериализма и додекафонии они переходили к советско-пролетарским песням. Такой переход не был обусловлен сменой вкусов: у авторов попросту не было выбора.

Все огни – огонь

В наше время музыку композиторов той эпохи активно исполняет московский ансамбль «Студия новой музыки» – вчера они дали концерт в Ельцин Центре, на котором сыграли произведения Гавриила Попова и Сергея Прокофьева.

Для Екатеринбурга-2017 самым ярким напоминанием о русском музыкальном авангарде стала оратория «Огни Урала», премьера которой состоялась в рамках IV Уральской биеннале современного искусства. В основу произведения легло либретто писателя и журналиста газеты «Уральский рабочий» Николая Харитонова, написанное в 1932 году. В постановке приняли участие танцовщики театра современной хореографии «Провинциальные танцы», музыканты Ансамбля современной музыки InterText, студенты и выпускники Уральской государственной консерватории имени М.П. Мусоргского. Музыку к «Огням» написали два современных композитора – россиянин Дмитрий Ремезов и Чичери из Швейцарии. В написании партитур они опирались на творчество русских композиторов-авангардистов: это все тот же музыкальный конструктивизм, все та же «Музыка машин», которая затихла в тридцатых годах и вновь зазвучала в наше время в новых формах, но сохранив свой внутренний нерв.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры