Поиск по сайту
Размер шрифта А А А
Цвет сайта Ц Ц Ц
Изображения выкл
Обычная версия

09 Апреля 2018

Фагот, который звучал как человек

Александр Посикера и камерный оркестр В-А-С-Н


Текст: Дмитрий Ханчин Текст: Дмитрий Ханчин
Текст: Екатерина Юркова Текст: Екатерина Юркова
Фото: Татьяна Доукша Фото: Татьяна Доукша
Фото: Георгий Сапожников Фото: Георгий Сапожников
Мне нравится!

В воскресенье большой зал Музея истории Екатеринбурга наполнился барханным тембром фагота. В рамках проекта «Солисты и оркестр» с камерным оркестром В-А-С-Н выступил лауреат международных конкурсов, ведущий солист Московского академического Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко московский фаготист Александр Посикера. Мы побывали на репетиции и концерте фаготиста с «Бахами» и делимся впечатлениями и интервью с Александром.

«Солисты и оркестр» – совсем не разовое мероприятие. Во время предыдущих встреч с камерным оркестром В-А-С-Н играли солист Театра Ла Скала (Милан, Италия) и Московской филармонии флейтистка Ирина Стачинская, а также концертмейстер Симфонического оркестра Московской филармонии в период с 1970 по 1989 года, дирижер и скрипач Валентин Жук и многие другие известные музыканты.

На очередной встрече екатеринбуржцев познакомили с самым габаритным и низким по тембру в группе деревянных духовых инструментов – фаготом. Фагот редко выступает в качестве солиста на концертах и от того воскресный концерт с Александром Посикерой стал своеобразным эксклюзивом мира музыки. Звуки струнных инструментов камерного оркестра В-А-С-Н дополняли и подчеркивали особенности фагота и составляли с ним гармоничное целое.

Программа состояла из двух отделений и, благодаря разнообразию входящих в нее композиций, стала для зрителя демонстрацией возможностей фагота. Слушатели могли уловить особенности музыкальной речи деревянного инструмента: от бубнящих стремительных пассажей в духе скороговорки, до нежных, ласковых, наполненных томными и мечтательными интонациями соло. Оценить его в разнообразных амплуа: ночных барочных пейзажах Антонио Вивальди, современных виртуозных французских композициях и в контексте терпкой, наполненной национальным колоритом, музыки.

Дополняли концерт краткие экскурсы в историю фагота. Александр Посикера и музыковед Ирина Винкевич рассказали пришедшим о прошлом и строении инструмента. Так слушатели узнали о том, что фагот возник около 400 лет назад: изображения его предков можно найти и на древнегреческих амфорах. Им очень интересовался Антонио Вивальди, создавший за жизнь более 500 концертов. Конечно, большая их часть была написана для скрипки, но фагот стоял на втором месте по популярности у известного композитора. Причем для многих исследователей его творчества данный факт остается загадкой, ведь в Венеции XVII, XVIII веков этого инструмента практически не было. Неизвестно, кому же Вивальди написал столько концертов для фагота.

Именно Антонио Вивальди создал один из лучших концертов для фагота с оркестром – «La Notte», и он был исполнен в первой части программы. Закончилась она своеобразной галереей танцевальных миниатюр от оркестра В-А-С-Н: испанским танцем-шествием траурного содержания Пассакальей (Бьяджо Марини), оживленным народным «Чакона» и по-португальски карнавальным танцем Фолия (Андреа Фальконьери).

Вторая часть открылась дивертисментом (особенный жанр любимого аристократами развлекательного музыкального сопровождения) Вольфганга Амадея Моцарта. Затем, преодолев большое расстояние в музыкальной истории, программа продолжилась дивертисментом для фагота с оркестром композитора XX века Жана Франсе – экспрессивным и сложным для фаготиста произведением. В этот момент даже впервые попавший на инструментальный концерт зритель не мог сдержать восторга от исполнения Александра Посикеры. Еще больший отклик вызвала знаменитая Хора стаккато Григораша Динику, написанная для скрипки и фортепиано, но исполнявшаяся фаготом. Цыганский бешеный ритм ворвался в музейный зал, показав, какими бодрящими могут быть звуки деревянного духового инструмента.

Накануне концерта нам удалось пообщаться с Александром Посикерой. Музыкант рассказал о погружениях в тишину, составил топ лучших произведений для фагота и соотнес Моцарта с попсой.

– Как вы начали играть на фаготе?

– Я поступил в Школу Гнесиных, и первые несколько лет играл на габое. Потом, в силу разных физиологических особенностей, мне больше подошел фагот. Теперь я играю на нем, о чем не жалею.

– В чем прелесть этого инструмента?

– Мне больше всего импонирует, что фагот очень живой. Его тембром легко управлять – можно все время менять окраску, играть гибко. В нем есть некая глубина. В басовом регистре его тембр напоминает виолончель, в верхнем – человеческий голос. А ведь мы, музыканты, разговариваем своими инструментами.

– Это дорогой инструмент?

– Хороший фагот стоит как хороший автомобиль. Но кому фагот нужен, тот его достанет.

– Посоветуйте произведения для фагота, которые стоит послушать каждому.

– Конечно, это концерт Вивальди в исполнении немецкого фаготиста Клауса Тунеманна. Последнее произведение Камиля Сен-Санса – соната для фагота и фортепиано; я считаю, что это лучшее, что было написано для фагота вообще. Марсель Бич, Жан Франсе, Анри Томаси, Жак Ибер, Этьен Ози – французские композиторы XX века писали много замечательной музыки для фагота, по-разному представляли этот инструмент. Есть еще более свежие произведения – сонаты Софии Губайдуллиной или Эдисона Денисова.

– А современные композиторы для фагота пишут?

– Да, например, мой друг и коллега Антон Прищепа. Он известный московский композитор, у него есть ряд произведений, в которых фагот выступает в интересном ансамбле или солирует.

– Какие у вас впечатления от работы с камерным оркестром B-A-C-H?

– Мне было легко и приятно. Мы нашли общий язык, и это самое главное. Я и раньше бывал в Екатеринбурге – сюда часто приезжал со своим коллективом.

– Расскажите об этом коллективе.

– Classics-art Ensemble существует с 2002 года. Мы все мультиинструменталисты: играем на духовых инструментах, сочетаем их со скрипкой, фортепиано, кельтской арфой, классической гитарой, ударными, этническими инструментами.

– Помимо музицирования вы занимаетесь и преподавательской деятельностью – насколько фагот востребован среди юных музыкантов?

– В Гнесинской школе интерес к инструменту есть, и очень большой. Вообще, это одно из немногих учебных заведений в России, которое сейчас не просто поддерживает уровень, а наращивает его. В последние годы мы получили огромное количество замечательных детей. Сейчас очень большой конкурс, и многие дети идут на фагот. Причем почему-то в основном девочки.

– Работая в академической среде, встречаетесь ли вы с современной поп-музыкой? Есть ли у вас какое-то сложившееся мнение о ней?

– Я думаю, что не существует академической музыки и музыки эстрадной в чистом виде. В современном мире все перекликается, и композиторы, которые пишут музыку сейчас, используют в своих произведениях вещи, которые были бы немыслимы в предыдущие века – например, джаз. С другой стороны, многое из того, что писал Моцарт, для его времени было вполне себе попсой. Сейчас все движется к синтезу, когда ты берешь лучшее из разных областей искусства. Я за то, чтобы раскрывать свои границы.

– А сами вы что слушаете в свободное от работы время?

– Мне часто задают этот вопрос. К стыду своему, я всегда отвечаю, что не слушаю ничего. Мне настолько хватает музыки по работе, что в свободное время я погружаюсь в тишину.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга