Поиск по сайту

23 Апреля 2018

Депрессивный Шуберт

«Зимний путь» Томаса Бивитта в Доме музыки


Текст: Дмитрий Ханчин Текст: Дмитрий Ханчин
Фото: Георгий Сапожников Фото: Георгий Сапожников
Мне нравится!

Когда в Екатеринбург наконец-то заглянула весна, мы отправились в зимний путь по следам Франца Шуберта. Проводником выступил певец Томас Бивитт, представивший свою интерпретацию шубертовского вокального цикла в Доме музыки.

Когда Франц Шуберт завершил свой «Зимний путь», ему был 31 год. Он был смертельно больным и не дожил до премьеры. Этот вокальный цикл стал его лебединой песней – и, по совместительству, одним из самых беспросветных произведений в истории музыки. «Венок жутких песен» – именно так называл этот цикл сам Шуберт.

Цикл стал образцом своего жанра и за две сотни лет обрел немало воплощений и интерпретаций. Например, знаменитый американский хореограф Джон Ноймайер поставил по «Зимнему пути» балет. В трагическом шедевре Микаэля Ханеке «Пианистка» цикл служит сквозной линией повествования. Поэт серебряного века Михаил Кузмин отсылал к шубертовскому творению в своем последнем стихотворении.

Новую интерпретацию «Зимнему пути» дал Томас Бивитт – шотландский переводчик и певец. В Екатеринбурге он живет и творит с 2011 года. В его репертуаре – англоязычные версии хитов Высоцкого и песен военных лет. Тексты песен «Зимнего пути» он перевел на английский язык – на русский пока не решился из-за сложности, но все возможно в будущем. Партитуры были доверены пианисту Александру Полякову – лауреату всероссийских и международных конкурсов. Итогом получился концерт, прошедший в Доме музыки 19 апреля – в день 50-летия Томаса Бивитта.

Пианист выбивает из фортепиано монотонные аккорды – преимущественно минорные. Томас голосом выводит мелодии угрюмой, упаднической красоты. За его спиной – проекция с русским переводом песен и иллюстрациями Чижи Пащик. На рисунках – дороги, перевалы, одинокие домики, тусклое зимнее солнце, снежная пелена. Названия песен соответствующие: «Оцепенение», «Ворон», «Седая голова», «Ложные солнца», «Замерзшие слезы» и, конечно же, «Одиночество».

В двадцати четырех песнях Шуберт живописал блуждания неприкаянной души посреди неприглядных зимних пейзажей. Странствия лирического героя бесцельны. Временами он набредает на дорожные указатели, заглядывает в трактиры, останавливается в деревнях, заходит на почту. Временами на него накатывают флэшбэки: грезы о весне, журчащий ручей, воспоминания о любимой. В эти моменты пианист берет мажорный аккорд, в печальном голосе появляется какая-то мечтательность. Подобные моменты просветления – как проталины, которые только подчеркивают общую замороженную монументальность произведения. Ручей оказывается замерзшим, любимая ушла, никаких писем не приходило, впереди – долгая дорога без конца. «Зимний путь» – своеобразный роуд-муви без конечного пункта; подобным образом путешествуют герои фильмов Джима Джармуша.

В интерпретации Томаса Бивитта странным кажется выбор языка: на оригинальном немецком эти песни звучали бы как-то более убедительно. Зато благодаря английскому понимаешь, насколько Шуберт предугадал будущее музыки: живи он в наше время, «Зимний путь» вышел бы в виде двойного альбома хмурых песен под электрогитару или в форме депрессивного рэперского микстейпа. По прошествии двух сотен лет музыканты все так же тянутся к минорным гармониям, печальным мелодиям и сумрачным темам, и, вполне вероятно, что еще через 200 лет в Доме музыки будут исполнять песни депрессивных героев нашего времени –  Роберта Смита или Lil Peep’а. Зимний путь бесконечен.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры