Поиск по сайту

28 Июня 2018

Живопись в звуках

О концерте «Закрытие симфонического сезона. УАФО и Борис Березовский»


Текст: Александра Петкау Текст: Александра Петкау
Мне нравится!

В среду, 27 июня, в Свердловской филармонии состоялся концерт «Закрытие симфонического сезона. УАФО и Борис Березовский». В программе прозвучали «Форе. Павана для хора с оркестром», «Сен-Санс. Концерт № 2 для фортепиано с оркестром», «Рахманинов. Симфония № 3». Билеты на мероприятие были раскуплены задолго до назначенного дня, несмотря на то, что у признанного пианиста Бориса Березовского нет мощной рекламной кампании – есть только его имя на афише, на которое идут почитатели классической музыки, оставляя все прочие дела.

Фото: Татьяна Андреева

Программу открыло нежное произведение Габриэля Форе «Павана для хора с оркестром». Павана – это торжественная музыка к медленному танцу, распространенному в Европе в XVI веке. Этот придворный танец позволял показать изящество манер и утонченность духа. Эпоха Belle Epoque формируется шлейфом мелодических кульминаций, которые можно сравнить с тонкой ажурной тканью.

В классической музыке текст, динамика, оттенки написаны в нотах – стоит взять партитуру, и замысел композитора станет ясен. Между тем, многие современные исполнители стараются внести свою интерпретацию там, где пространство для маневра изначально очень мало. Пытаясь переделать без преувеличения гениальное полотно композитора, исполнитель вносит зачастую ненужные смыслы и надстройки в ту плоскость, где они инородны. Особенность игры Бориса Березовского заключается в сочетании несочетаемого: филигранно точной передачи авторского замысла с нотой виртуозности – совершенной степенью музыкального исполнения с технической и художественной точки зрения. Его игра, которая включает в себя выполнение сложных музыкальных пассажей, захватывает и дает то чувство, ради которого слушатели и приходят в зал филармонии – чувство тепла.

Фото: Татьяна Андреева

Из пяти фортепианных концептов французского композитора Камиля Сен-Санса наиболее известен второй, который состоит из трех частей. Первая часть – andante sostenuto – начинается с драматических интонаций, а затем сменяется легкими тонами. Контрастные переходы очерчены и понятны, но они будто вплетены друг в друга – вспомните картину Ивана Айвазовского «Девятый вал»: за жгучей волной виднеется солнце, которое дарит надежду. Пассажи с терциями и секстами, разнящиеся ритм и фактура формируют каркас, на котором будет разворачиваться действие.

Вторая часть – allegro scherzando – представляет собой скерцо, а не традиционное для вторых частей адажио. Фортепиано, струнные, духовые тембры сменяют друг друга так, что, кажется, слышен музыкальный смех из-за разности фактур, что совсем не удивительно. В переводе с итальянского языка скерцо – «шутка». Если в театре зритель может смеяться в голос, то в зале филармонии он может лишь улыбнуться, но эта эмоция уже будет много значить. Шутки можно преподносить по-разному, мастерство Березовского заключается в том, что эта часть не была фальшивой и чрезмерной ни в малейших оттенках, она была гармоничной.

Фото: Татьяна Андреева

Третья часть – presto – соткана из ритма тарантеллы, итальянского народного танца в сопровождении гитары, бубна и кастаньет. Его страстные интонации вносят жирные, яркие мазки в получившуюся картину. Хоральное звучание духовых оттеняют веселые трели, которые тут же перемешиваются с аккордами фортепиано – они напоминают удары колокола.

Второе отделение программы было открыто симфонией № 3 Сергея Рахманинова. Время создания – промежуток между 1935 и 1936 годами – было для композитора тяжелым. Прошло 17 лет, как он покинул Россию, а значит, потерял свою Родину, часть своей идентичности, он многое видел и много страдал. Его произведение стало глубоким, личным, надрывным – жизненные обстоятельства способствовали этому. Первая часть соткана из тихого звучания кларнета, виолончели, которое разом прерывается резким аккордом всего оркестра. Камерное звучание постепенно переходит в тональность марша. Стонущая интонация скрипки все глубже и глубже уводит в переживания, в неспокойность, в угнетенность.

Фото: Татьяна Андреева

Вторая часть дарит надежду звуками арфы, скрипка начинает отражать другой оттенок безрадостной судьбы, флейта, бас-кларнет – инструменты друг за другом берут высокую тональность, которая даже столкнется с скерцозным эпизодом в середине части. Колкие интонации не пропадут, но станут тише, мягче, снова появится колокольный звон.

Финал энергичен, его центральным притяжением является фуга, которая переходит в вальсовый эпизод. Главенствующая тема судьбы отражена с богатой палитрой нюансов. Обращение к dies irae – средневековому католическому напеву – похоже на волну, вздымающуюся вверх. Вихрь эпизода олицетворяет все – истощение сил, эмоций человека, который потерял так много.

Открытие нового симфонического сезона в Свердловской филармонии состоится в сентябре с фестивальной программы «Безумные дни в Екатеринбурге».

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры