Поиск по сайту

05 Октября 2018

Культсовет: плейлист для осеннего чтения

Подборка инструментальной музыки


Текст: Екатерина Юркова Текст: Екатерина Юркова
Текст: Дмитрий Ханчин Текст: Дмитрий Ханчин
Фото: Надежда Митрофанова Фото: Надежда Митрофанова
Мне нравится!

С началом сентября социальные сети начинают пестреть типовыми постами о пледах, горячем чае и любимых книгах. Однозначно главное в осени — это домашний уют. Дополнить теплую атмосферу, превратить вашу комнату в царство грез или завершить картину книжного мира может музыка. Итак, зажигайте ароматические палочки и наслаждайтесь.

«Курара» – «Календула (при уч. Копоть)»

«Курара» давно зарекомендовала себя как группа, в которой текст — это всегда поэзия, а музыка — отдельная и самоценная деталь общей картины мира уральских музыкантов. Да и на концертах группа с удовольствием затягивает проигрыши, давая слушателям возможность погрузиться в мир их вибрирующе-дрожащей музыки.

Трек «Календула» создан в лучших традициях «Курары». Нежные басовые нотки и стремительный ритм напоминают об оживленных магистралях и ритме городской жизни Екатеринбурга. А еще о долгих прогулках по вечерним улицам, прекрасную компанию которым составит «Одинокий город» Оливии Лэнг – книга о том, как найти в одиночестве не только минусы, но и пищу для философских и искусствоведческих размышлений.

«Порез на Собаке» – «Выход со Взломом»

Вопреки названию, спокойная мелодия уральского сайд-проекта Александра Ситникова («4 Позиции Бруно», «Птицу Емъ») и Ольги Чернавских вызывает ассоциации исключительно сказочные и безобидные. Но все это может стать лишь уловкой Ситникова, часто использующего в своем творчестве «подмену», в которой сюжеты в духе «Агаты Кристи» и Стивена Кинга подаются в спокойном и не внушающем волнений контексте.

Музыка «Пореза на собаке» очень театральна и вызывающе красноречива — лишь только вслушаешься, и новые истории вползут в твою голову подобно инородным захватчикам. Под «Выход со взломом» идеально зайдут подводные истории в духе Жюля Верна. Сам автор текста ставил ее на репит во время чтения книги «Море» автора Патрисии Тарсии-Рохо — сюрреалистичной истории о том, как люди жили на затопленных крышах высоток и каждый день исследовали покинутые жилища.

Masaladosa – «Madhuvanti»

Пятеро французов создают магические миксы из азиатской народной и современной музыки. Ситар и перкасы истоком из Индии, регги — с Ямайки, а электронные ритмы — с запада. Тягучая, композиция поможет расслабиться после долгого дня. Под нее можно медитировать, танцевать, зажигать благовония и ароматические лампы, да и простое лежание на диване вдруг приобретет настрой совершенно особенный. Ничто не может подойти к этой мелодии лучше, чем древнеиндийский эпос или приключенческие рассказы из жарких стран: «Книга джунглей» Редьярда Киплинга, «Шантарам» Грегори Дэвида Робертса или «В недрах Африки» Генрика Сенкевича.

Стив Райх – «Музыка для 18 музыкантов»

Ключевое произведение американского минимализма, одно из величайших сочинений XX века. «Музыка для 18 музыкантов» – это час непрерывной пульсации. Духовые, фортепиано, перкуссия – каждый из инструментов ведет свою мелодическую линию, но все они переплетаются, образуя причудливые узоры, которые меняются как в калейдоскопе. Звучит все это ненавязчиво, но нешуточно гипнотизирует и хорошо способствует умственной концентрации. Идеальное музыкальное сопровождение для того, чтобы штудировать учебник по матану или продираться сквозь непростую модернистскую прозу вроде «Улисса» Джойса.

Mooncake – «Dimension Of Miracles»

Mooncake (или «Лунный пирог») – одна из самых заметных команд русского пост-рока. Жизнеутверждающая и солнечная мелодия от «Лунного пирога» возвращает в солнечные летние дни — то, что нужно для того, чтобы переждать холодный период до включения батарей.

Трек длится 11 минут и отлично подойдет для начала сказочной эпопеи с пейзажными описаниями гор, холмов и долин. Например, «Властелина колец» Джона Толкина или «Удивительного путешествия Нильса Хольгерссона с дикими гусями по Швеции» Сельмы Лагерлеф.

Philip Glass – «Mad Rush»

Гласс – самый популярный в мире композитор-минималист и, одновременно, самый радикальный. Его музыка строится на бесконечном повторении простейших, даже примитивных паттернов. Условно говоря, он способен вызвать настоящую бурю в душе четырьмя нотами – но это будут самые нужные в мире четыре ноты. Что под него почитать? Что-нибудь современное и драматичное – например, «Щегла» Донны Тартт или «Безгрешность» Джонатана Франзена.

Jean Michel Jarre – «Tokio kid»

Мрачный трек французского композитора, мультиинструменталиста, одного из пионеров электронной музыки — ода будущему, тягучая смесь саксофона и электроники. По словам Жана-Мишеля Жарра альбом «Revolutions» (в него вошел «Tokio kid») посвящен всем «детям» компьютерной революции.

Под геометричную мелодию француза в голове рождаются индустриальные пейзажи большого города. Они вполне могут послужить пейзажем к антиутопичным сюжетам вроде «Дивного нового мира» Олдоса Хаксли, «Мы» Евгения Замятина или «iPhuck 10» Виктора Пелевина.

Mogwai – «Auto Rock»

В своей музыке шотландские корифеи пост-рока выразили подспудные страхи и сомнения постиндустриального общества. Бесцельные шатания по супермаркетам, бессмысленное потребление, видимое благополучие, за фасадом которого кроется тревога и отсутствие четкого понимания того, что ждет нас в будущем. Литературный аналог такой музыки – романы канадского писателя Дугласа Коупленда. Его книги – многотомная эпопея похода человечества по лучезарному пластиковому пути в никуда. Все они очень хороши. Но самые лучшие, пронзительные и щемящие – «Пока подружка в коме» и «Рабы Майкрософта». Включайте Mogwai и приступайте к чтению.

BadBadNotGood – «Confessions»

И вновь дерзкий саксофон, но в этот раз он не вклинивается в общее настроение трека, ломая и изменяя его — как у Жана-Мишеля Жарра, — а ведет остальные инструменты и задает им музыкальную цель. Современный джаз BadBadNotGood может успокоить как горячий чай или взбодрить как крепкий кофе.

«Confessions» вполне может сопровождать поход по залам музея или аутентичного книжного магазина. Полумрак и свечи дополнят магический саксофон вместе с книгами Рю Мураками или трилогией Эрика Аксла Сунда.

Stars of the Lid – «Piano Aquieu»

«The Tired Sounds of Stars of the Lid» – классический альбом «гудящего» эмбиента. Участники этого дуэта играют на гитарах, но их вы тут не расслышите. Накатывающие и отходящие волны, невесомые звуки, парение в облаках, медленное скольжение в космосе, мечты, наблюдение за вечностью. Эта музыка заслуживает того, чтобы вы перечитали под нее вашу любимую книгу.

The Kilimanjaro Darkjazz Ensemble – «Dark Night Of The Soul»

Темный нидерландский джаз позволяет отрешиться от шумной суеты окружающего мира и насладиться тягучей красотой мелодии. Их музыка состоит в основном из ритм-секции и баса, к которым добавляется электронный звук и какой-либо солирующий инструмент из духовых, клавишных или струнных.

Произведения темного мага фантастики Говарда Филлипса Лавкрафта прекрасно подойдут для беззвездного и мистического звучания группы.

Friends of Dean Martinez – «Given The Time»

Эта замечательная группа сгинула куда-то в последнее время – а жаль. В свое время они сочиняли пространные инструментальные пьесы, в которых живописали пустынные хайвеи, облака, плывущие над пустыней, бескрайние пастбища – словом, американский юг во всей его красе. Идеальная музыка для того, чтобы читать классиков южной готики – Уильяма Фолкнера и Кормака Маккарти. Ставьте любой трек группы, берите любую книгу этих авторов – не прогадаете. Там все золото.

Long Arm – «Night Of The Million Crickets (ft. Sneaky & R. Gadzhimuradov)»

Long Arm — проект Георгия Котунова из Оренбурга. Электронная музыка с сэмплированными живыми инструментами выхватывает магические нити реальности. Потому мелодии Long Arm становятся идеальным спутником магических книг или научных трудов о космическом пространстве, например «Краткой истории времени» Стивена Хокинга.

Explosions in the Sky – «Your Hand In Mine (Goodbye)»

Американские пост-рокеры, мастера электрогитар и барабанов захватывают слушателя бесконечно нежными звуками. «Your Hand In Mine (Goodbye)» поможет поймать дзен и почувствовать себя золотистым листиком на ветру и парить в осенне-весенних звуках. Романтикам под эту мелодию непременно захочется полистать сборник хорошей поэзии. А неромантичным особам мы рекомендуем попробовать «Сиддха́ртху» Германа Гессе.

The American Dollar – «DEA»

Их сравнивают с такими мастодонтами жанра, как Sigur Ros, The Album Leaf и Explosions In The Sky. Мощные рок-проигрыши нью-йоркского дуэта оседают в головах и сердцах. Их композиции — это коктейль из грусти и вдохновения. К ним мы порекомендуем книги о людях, преображающих собственную реальность и превращающих обыденное в чудесное. Например, трилогию Мариам Петросян «Дом, в котором».

Уильям Басински – «Desintegration Loops»

Напоследок мы приберегли для вас грустную историю.

Уильям Басински – американский композитор, работающий с пленками и звуковыми петлями. 10 сентября 2001 года он обнаружил пленки с собственными произведениями, записанными в начале восьмидесятых. То были пышные пасторальные сочинения. Срок годности подходил к концу, и лента распадалась: частицы окиси железа превращались в пыль и падали в магнитофон, оставляя чистые промежутки на ленте и тишину вместо музыки в соответствующих промежутках. Музыкант понял, что у него есть лишь один шанс, чтобы сохранить эту музыку. Каждую из мелодий – а их шесть – он крутил в проигрывателе и записывал до тех пор, пока пленка полностью не осыпалась. Получилось девять записей длительностью от 20 минут до часа. На каждой из них величественная мелодия постепенно умирает, исчезает, засыпается пеплом.

На следующий день Уильям Басински проснулся от звуков взрывов. В то время он жил в комнате на Манхэттене, и из его окон были видны здания Всемирного торгового центра. Не понимая, что происходит, он выбежал на крышу. Дым, вой сирен. Сначала упала одна башня, затем вторая. Вернувшись обратно, он включил ТВ, но там была сплошная неразбериха. Казалось, наступил конец света, и Басински получил билет в первый ряд, чтобы за ним пронаблюдать. И тут его осенило: накануне он записал музыку, идеально подходящую для этого чудовищного зрелища. Композитор попросил соседку включить камеру и заснять пылающие руины, а сам до ночи слушал свои симфонии распада и смотрел на дым по ту сторону Гудзона.

Сейчас в Национальном мемориале 11 сентября нон-стопом крутится инсталляция: первая, самая длинная из тех звуковых петель Басински в сочетании со снятым его соседкой видео – часовым статичным планом на дымящиеся руины цивилизации. А все девять произведений были изданы под названием «Desintegration Loops» – петли распада. И в совокупности это одно из самых гуманистических произведений в истории музыки. По сути – официальный саундтрек к главной трагедии XX века.

Что можно читать под такую музыку? Конечно же, «Жутко громко и запредельно близко» Джонатана Сафрана Фоера, на данный момент – главную художественную книгу, осмысляющую 11 сентября.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры