Поиск по сайту

14 Января 2020

Александр Жемчужников: «Я не концептуален напрочь»

Дирижер и руководитель Pincode Ensemble и «Другого Оркестра» – о вдохновении, амбициях и концерте для одного слушателя


Текст: Дмитрий Ханчин Текст: Дмитрий Ханчин
Фото: Максим Субботин Фото: Максим Субботин
Мне нравится!

В эту среду, 15 января, на сцене Центра культуры «Урал» пройдет концерт из серии «Слушаем – Обсуждаем». Камерный Pincode Ensemble исполнит произведения своего руководителя, уральского композитора и дирижера Александра Жемчужникова. Накануне выступления мы встретились с ним и расспросили о том, откуда берется музыка, какие планы у «Другого Оркестра» и как правильно подавать слушателю академический авангард.

– Как возникла идея концерта?

– У «Пинкода» было много концертов – и с одним зрителем, и с тридцатью, но так получилось, что меня исполняли довольно редко. И в какой-то момент я сказал ребятам: все, приехали, теперь играем мою музыку. Тем более, за последнее время я написал много нового.

– Что за музыку мы услышим на этом выступлении?

– Камерную. Состав будет такой: виолончелист Дмитрий Яковлев, саксофонист Алексей Захаров и наш бессменный пианист Антон Бородин. Мы представим цикл «12 коротких пьес для рояля» – я давненько не писал ничего подобного, а летом вдруг прибило, в день по штуке писал. Также давненько я поставил себе задачу написать цикл пьес для саксофона с роялем. Написал восемь штук, назвал их «Объектами». Суть такова, что первая пьеса лирическая, вторая виртуозная и так далее.

– То есть трип-хопа и чего-то подобного ждать не стоит?

– Для трип-хопа существует «Другой Оркестр». А с «Пинкодом» мы больше экспериментируем. Это не авангард, но не без оного. Я долгое время думал о том, что происходит с современной академической музыкой. С одной стороны, есть модный термин «неоклассика»: слащавые мальчики за пианино, которые играют музыку а-ля Людовико Эйнауди. Ничего нового в этом нет, это банальная музыка, хоть и приятная на слух. Иногда встречаются красивые вещи, но в основном это побрякушки для рояля. Можно послушать Шопена, там и по глубине, и по фактуре все куда интереснее. 

С другой стороны, есть авангард, где ни одной ноты нормальной нет. Для меня главное – пытаться найти свои нотки. И, я думаю, у меня получается – по крайней мере, мои музыканты узнают то, что я пишу под псевдонимами. Значит, что-то свое есть.

– А что это за псевдонимы?

– Один из них – Акмаль Аргаашев. Это имя реального таксиста, который ездит у нас по улицам. Я – фанат казахской культуры, и семь лет назад мы с ним хорошо поговорили, а недавно я его совершенно случайно встретил вновь. Еще один псевдоним – Владислав Ничегов, это имя из сна Антона Бородина. Фамилия попахивает пустотой, в этом есть какая-то боль времени, тотальное одиночество. Несмотря на массовые коммуникации, почти любой человек иногда ощущает себя одиноким.

– Ты об этом пишешь музыку – об одиночестве?

– Я стараюсь писать по-разному. Невозможно писать одну эмоцию постоянно. Я люблю тоскливую-печальную музыку, всегда любил. Но и весело тоже нужно уметь писать.

– Твои произведения зачастую носят сложносочиненные названия – например, «Королева Виктория наблюдает за парадом британской паровой техники» или «Дорогой Джон! Пользуясь случаем, передаю Вам пламенный привет от Курмангазы. Ваш Йозеф». В этом есть какая-то концепция, это важно для восприятия непосредственно музыки?

– Абсолютно нет. Я не концептуален напрочь. Если человек будет представлять свои картины – флаг в руки. Я сам зачастую не обращаю внимания на названия, когда слушаю классиков. Например, когда я слушаю Стравинского, то могу себе эту «Весну священную» не представлять, для меня это музыка в чистом виде.

– А как ты музыку сочиняешь? Откуда берется первоначальный импульс?

– У любого композитора музыка идет от сердца. Мозги подключаешь в последний момент, когда нужно оформить то, что сочинил. А изначальный посыл должен идти от души. И тогда что-то получается. Иногда хорошо. Иногда – очень хорошо.

– А что тебя вдохновляет?

– До сих пор не знаю, откуда вдохновение берется. Бывает, день-два-три ничего не пишется, а потом за несколько дней делаешь симфоническую работу. На самом деле, за жизнь я сочинил немало музыки. Только за последний год наберется часа на два с половиной, а если добавить работы для театров, то в два раза больше.

– У тебя амбиция стать великим композитором нашего времени?

– К чему лукавить, я бы от такого не отказался. Но на все воля Господа нашего. Кому-то при жизни не везло, и только при смерти его узнали, кого-то, наоборот, много исполняли при жизни, но потом забывали. Мы все отдаемся пути.

– Расскажи, как зародился формат концертов «Слушаем – обсуждаем».

– Мы столкнулись с тем, что академическая музыка почти никому не нужна. Это очень узкий профиль, а вокруг полно другой, более актуальной и легкодоступной музыки. Мы подумали – почему бы ни разбавить концерты разговорами? Концерты сложной музыки по полтора часа утомительны и мало кому нужны. Ты же не будешь слушать подряд все симфонии Уствольской. Выдержал одну, получил кайф – спасибо, на этом все. Так и родился формат: послушали, поговорили, мозг расслабился - культурная инъекция получена. Плюс всегда интересно, когда слушатели высказываются, особенно далекие от музыки люди: они более откровенны в своих суждениях. А если кому-то музыка не нравится, то это не моя проблема, а проблема человека, который бездарно провел свое время на концерте. Я-то получил удовольствие: когда писал, когда слушал, когда исполнял.

Был такой занятный эпизод: на одном из концертов мы выдумали композитора – Кристиана Вагнера. Антон Бородин предложил название произведения – «Обнаженная с пакетом». Так мы и объявили со сцены и просто сыграли импровизацию. Потом стали обсуждать. Сперва выслушали мнения слушателей, а потом признались, что все это наиграли с ходу. Так вот произошла небольшая мистификация на сцене «Урала». Самое интересное, что людям понравилось.

– В начале интервью ты упомянул концерт для одного человека – как это было?

– Да, был у нас такой опыт, даже не знаю, назвать его печальным или радостным. Но, я думаю, человек, который на этом концерте присутствовал, запомнит его на всю жизнь, так он сам нам и сказал.

– А Pincode Ensemble гастролирует?

– Очень редко. Но этим летом мы ездили в Нижний Новгород на международный фестиваль. Там за весь день была аудитория порядка 30 тысяч. После одного человека – очень даже неплохо. Люди лежат, наслаждаются, кайфуют, при этом звучит музыка Штокхаузена, Мартынова. Оказывается, можно спокойно играть такую музыку, и никто тебе ничего плохого не скажет, кому-то это даже будет интересно. Было бы хорошо, если бы на День города к нам приезжали, например, Opus Posth, а уже после них выступала Пугачева. А между ними – Скриптонит.

– А у «Другого Оркестра» какие планы на сезон?

– 6-7 марта едем в Москву и Питер с программой по The Prodigy. Их всегда прикольно играть, в их музыке есть какая-то особая энергетика, я получаю каждый раз кайф, особенно когда исполняем не одну вещь, а целый концерт. О концептуально новых программах еще толком не думали. Пока я планирую еще раз сделать концерт-микс из любимых песен. Это трудозатратно: подобрать вещи, свести их так, чтобы музыка плавно переходила из трека в трек. Диджею это сделать проще, а мне приходится с нотами работать. Но у меня, опять же, больше гибкости: могу тональность перестроить, модуляцию сделать. Плюс такие концерты отличаются от других: обычно сыграл песню, повернулся – видишь реакцию публики. А тут дирижируешь 50 минут без передышки и до конца не понимаешь, какой будет реакция – это очень интересное ощущение.

– В прошлом году у «Оркестра» вышел альбом – как ты его оцениваешь на данный момент?

– Альбом очень разношерстный, но у него есть интро, есть аутро, прослеживается некоторая концептуальная фишка, хотя концепции – это не про меня. Наш звукорежиссер Шамиль Гайнетдинов постарался приблизить пластинку к живому звучанию, но добавил своих фишек: например, в одном из треков он попросил нашего фееричного барабанщика Артёма Иванова записать дополнительную партию мимо метронома, и в итоге в этой песне две барабанные установки, звучащие одновременно, но совершенно по-разному. Поработали с интересными вокалистами. Например, с Ириной Пыжьяновой получился трип-хоп по-русски. А Олег Ягодин доработал свой текст в последний момент, пришел в студию на 20 минут – и трек с ним вышел законченным. Понятно, что альбом некоммерческий, людям, которые привыкли слушать наши кавер-версии, воспринимать его будет тяжеловато. Хотя меломан найдет для себя что-то интересное, а может быть и всем зайдет.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов