Поиск по сайту

16 Мая 2017

Балет в дневном свете

Рецензия на фильм «Большой» Валерия Тодоровского


Текст: Александра Петкау Текст: Александра Петкау
Мне нравится!

Полотна Эдгара Дега, на которых изображены юные балерины во время репетиций, показывают зрителям некрасивые повороты их фигур, угловатые движения и усталый взгляд. Французские термины – Changement de pied, Battements, Ballon – так и слышатся в пространстве зала, а юные танцовщицы выполняют сложные пируэты под внимательным взглядом балетмейстера Жюля-Жозефа Перро. Ощущение подглядывания в замочную скважину не пропадет и при просмотре фильма Валерия Тодоровского «Большой».

Кинокартина представляет зрителю три акта – три возрастных периода главной героини Юлии Ольшанской (Маргарита Симонова): детство в хореографическом училище, отрочество в выпускном классе и юность в государственном академическом Большом театре России. Для балерины – это целая жизнь, которая показана без прикрас.

Стилистика фильма «Большой» отличается от прославленного «Черного лебедя» Даррена Аронофски. Центральной темой будет не трагедия взросления и открытия сексуальности, а «провинциальный» вопрос. Юля приехала из маленького Шахтинска, она вынуждена выживать в Москве и в жестоком балетном мире. Соответствующая лексика из ее уст – че, жрать охота, на фига не так отталкивает, как амебность ее поведения. Провинциалы известны своим напором, энтузиазмом, страстью к делу, но Юля плывет по течению. У нее есть талант, но даже алмазу «Орлов» из фонда московского Кремля нужна огранка, чтобы превратиться в бриллиант. Напротив, ее подруге-сопернице Карине Курниковой (Анна Исаева) симпатизируешь, так как именно она денно и нощно стремится к своей цели, но, как и бывает в жизни, роль случайности чрезвычайно велика. Несколько раз колода карт перетасовывается волей обстоятельств, и получается та правда жизни, о которой как-то не принято говорить вслух. С детства все знают, что терпение и труд все перетрут, но так бывает, к сожалению, не всегда. И happy end может заключаться, например, в том, что подающая когда-то надежды девочка – Таня Ефремова (Анастасия Прокофьева) – будет работать костюмером в Большом театре, и благодарить за это судьбу, ведь важно, что в Большом, а остальное – детали.

Примечательно, что исполнители ролей Юли и Карины на самом деле непрофессиональные актрисы. Маргарита Симонова – прима-балерина Варшавского театра оперы и балета, а Анна Исаева – тренер-преподаватель московской танцевально-хореографической студии. Их движениям веришь, а в диалоги вслушиваешься, потому что в них нет наигранности, а есть чувство осознания артистами того, что они играют. Также в фильме снялся один из знаменитых балетных артистов XX века, кавалер Ордена искусств и литературы Франции Николя Ле Риш в роли Антуана Дюваля. Ему точно удалось передать эмоциональный надрыв персонажа в связи с закатом его карьеры и необходимостью как-то жить дальше. Нравственное перепутье видно в одном его взгляде. Это же пережил и сам артист: Николя Ле Риш ушел на пенсию в 2014 году  в свои 42 года.  Валерий Тодоровский показывает в фильме, что бывает и по-другому: герой Александра Домогарова, например, ищет ответы с помощью алкоголя.

Особо выделяется игра Алисы Фрейндлих. Ее Галина Михайловна Белецкая – наставница юных танцовщиц в академии – получилась, с одной стороны, жесткой и требовательной, с другой стороны, мягкой и любящей своих подопечных. Таких женщин с внутренним стержнем всегда видно издалека, стать ими мечтают многие, но получается не у всех. Она говорит своим ученицам: «Держим жемчужинку, а теперь облачко обнимаем». Это не сюсюканье, а образное выражение того, каким должно быть идеальное движение.  Она служит театру и искусству в нем и требует этого от других: «В балете ты никто, пока не доказал обратного».

Руководство Большого театра разрешило съемочной группе снимать фильм на своей площадке, а не в павильоне. В фильме нет акцента на интригах, есть только будни людей, которые посвящают жизнь тому, чтобы при удачном стечении обстоятельств недолго постоять на прославленной сцене.

В «Большом» использован художественный прием ретроспекции, который не всегда уместен:  часть отсылок не проясняет происходящее, а лишь запутывает зрителя. Но сделано это, как кажется, вынужденно: задумывался кинороман, а получился фильм с надеждой на телевизионный показ расширенной версии.

На картинах Эдгара Дега зритель видит зарисовки балетных репетиций, а остальное дорисовывает в своем воображении сам. В этом фильме такую работу провести также потребуется, на это настраивают и режиссерские приемы, в частности, включение закадрового голоса без визуализации говорящего. Балетных станков и репетиционных залов будет достаточно, но вот самих па и пируэтов из классических версий балетов «Щелкунчик», «Спящая красавица» и «Лебединое озеро», которые пунктирно представлены в фильме, будет не хватать.

Фильм достоин просмотра, но при выходе из кинозала чувства недосказанности, недоговоренности не избежать. В одном из своих интервью Валерий Тодоровский сказал: «Я снимаю коммерческое кино, но по своим правилам». Так и получается: мейнстримовое кино в обертке авторского.  

Кадры из кинофильма взяты с портала кинопоиск.ру.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга