Поиск по сайту

16 Мая 2017

Отпуск в концлагере

Рецензия на фильм Сергея Лозницы «Аустерлиц»


Текст: Дмитрий Ханчин Текст: Дмитрий Ханчин
Мне нравится!

В Доме кино состоялось знаменательное событие – в стены кинотеатра вернулся проект «Спецпоказ», исчезнувший два года назад. Суть проекта проста – смотреть фестивальное кино на большом экране. Первым после долгого перерыва «спецпоказным» фильмом стала документальная картина Сергея Лозницы «Аустерлиц», премьера которого состоялась на Венецианском кинофестивале 2016 года. «Культура Екатеринбурга» побывала на показе и спешит поделиться впечатлениями.

«Arbeit macht frie» – эта знаменитая фраза написана на воротах многих немецких концлагерей, переводится как «труд освобождает» и выглядит в этом контексте злой шуткой. Сами лагеря сейчас превратились в музеи, по ним ходят толпы туристов. Эти самые праздные, нарядные толпы отдыхающих и стали предметом наблюдения Сергея Лозницы.

«Аустерлиц» – череда долгих статичных кадров, решенных в эстетской монохромной цветовой гамме, не то чтобы черно-белой, скорее, множествев оттенков серого. Никакого закадрового голоса, никаких комментариев – только сотни и сотни людей, попадающих в кадр и покидающих его. Вокруг – интерьеры лагерей Заксенхаузен и Освенцим, однако их «достопримечательности» – газовые камеры, «одиночки», крематории – остаются по большей части за кадром.

Нечто подобное мы уже видели в фильме «Майдан», посвященном киевским событиям 2013–2014-х годов. Но там мы взирали на толпы протестующих как бы издалека, возвышаясь над обстановкой. Здесь же камера установлена на уровне груди – стало быть, на туристов, отдыхающих в концлагерях, мы смотрим как на равных.

Сам по себе синопсис вводит в заблуждение: от такого фильма ожидаешь критики современных буржуа, которые делают селфи на фоне газовых камер. Селфи действительно имеют место, как и футболки с жизнерадостными надписями, как и сэндвичи в зубах, как и улыбки на лицах туристов, щебечущих о чем-то своем посреди фабрики смерти. Словом, здесь полно материала для сатиры – однако Лозница избегает любых оценок и выводов. Вместо этого он создает общий, масштабный портрет общества потребления, в котором самые страшные страницы истории становятся таким же продуктом, как бутылка колы. Это не хорошо и не плохо – таковы механизмы истории и памяти. «Река времен в стремлении уносит все дела людей», – писал Державин, и концовка фильма Лозницы визуализирует эти строки. На зрителя надвигается огромная толпа туристов, покидающих концлагерь, их голоса постепенно сливаются в практически нестерпимый гул, людской поток превращается в реку, неумолимо текущую вперед и оставляющую позади вывеску «Arbeit macht frie», концлагерь и все ужасы, что в нем творились.

Есть, впрочем, в «Аустрелице» и нечто совершенно иное. Ближе к концу мы видим единственный за фильм крупный план – девушка останавливается вблизи камеры и долго на что-то смотрит. Глаза ее сокрыты под темными очками, однако весь вид говорит о том, что в эту минуту она переживает что-то важное. Откуда-то из-за кадра тем временем доносится колокольный звон – как напоминание. Как будто все, что здесь творилось, никуда не делось, сумело пробиться сквозь толщу времени и достучалось до сердца.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга