Поиск по сайту

19 Июня 2018

Кинопремьера: «Подлинный Вермеер»

Рецензия на фильм нидерландского режиссера и сценариста Рудольфа ван ден Берга


Текст: Александра Петкау Текст: Александра Петкау
Мне нравится!

Биографические драмы о художниках занимают отдельное место в сердцах любителей искусства, прежде всего, из-за своей познавательности. Всегда интересно погрузиться в тайны великих полотен и узнать предпосылки создания шедевров. Имя Хана ван Меегерена известно не только искусствоведам и просвещенным поклонникам, которые продолжают поражаться тонкой работе фальсификатора XX века, но и ценителям хорошего кино. В фильме «Как украсть миллион» отец рассказывает утонченной героине Одри Хепберн о знаменитом мошеннике Меегерене, который поражал всех своей деликатной манерой подделки, которую и сейчас может разгадать далеко не каждый специалист.

Нидерландский режиссер и сценарист Рудольф ван ден Берг был влюблен в живопись еще со студенческой скамьи, тогда он и начал изучать историю искусств. Взмахи кисти, горение холста в печи, мелкие детали картин – режиссер приоткрывает закрытую часть работы художника, вскрывая самое любопытное, то, что он сам досконально знает.

В начальных титрах зритель видит подобие эпиграфа – «Почти правдивая история». Художественный вымысел в виде вплетения романтической линии оттеняет и без того яркую историю. Между тем, режиссер находит интересный ракурс подачи классической линии отношений музы и художника: физическая страсть уходит на второй план, так как киноэкран наэлектризован неухватываемой субстанцией творческого импульса, которую в жизни можно почувствовать, но на экране – не всегда. Двадцатипятилетняя Лизе Ферин своей игрой воплощает дуальность страсти и нежности, легкомыслия и расчетливости, попустительства и требовательности. В фильме ради нее Хан ван Меегерен (Ерун Шпиценбергер) идет на безумства, в жизни – ради своего эго.

Композиция фильма построена на инверсии. В мае 1945 года перед судом предстает художник и арт-дилер Хан ван Меегерен, ему в вину вменяется коллаборация с фашистами и дружба с одним из наиболее влиятельных людей в нацистской Германии Германом Герингом, которому Меегерен продал псевдокартину знаменитого живописца Вермеера. Художник вину отрицает, более того, он срывается с места и с ножом идет к шедевру «Христос в Эммаусе» Вермеера для того, чтобы разрезать его пополам. Только в конце фильма зрители, не знакомые до этого момента с его историей, поймут, что его действия были не сумасбродными, а спасительными – только так он мог уберечь себя от повешения: «Я не предатель. Я мошенник», – скажет он на суде.

Зритель встречает художника уже в зрелом возрасте: у него есть жена и ребенок, а также нереализованные амбиции. Рисует он неплохо (в кадре будет показан даже набросок олененка, который до сих пор воспроизводится во многих учебниках по рисованию), но терпения дождаться своего часа ему не хватает. Многие художники, работы которых сейчас продаются за бешеные суммы на аукционе Sotheby’s, умерли в безызвестности и нищете, не предав своей веры в предназначение, но Меегерен был не из их числа. Когда Абрахам Бредиус, нидерландский искусствовед, директор «Маурицхейса» – одного из самых солидных музеев Голландии — обвинил Меегерена в творческой несостоятельности, последнему хотелось покончить с собой. «Вам, молодой человек, не стоит и тянуться к искусству старых мастеров! Куда вам до них! Куда до гения великого Вермеера! Таким, как вы, – «пачкунам», – место в детском саду! Прочь, прочь от холста! Для вас нет места в великом искусстве живописи!», – тихим голосом сказал восьмидесятилетний непререкаемый авторитет. Озвученные слова, словно хлысты, больно ударили по самому сердцу художника. Если бы Бредиус и Меегерен знали, насколько они ошибаются! Но судьбоносные слова были сказаны, и чаша весов с нравственными устоями Меегерена была перевешена в сторону черной палитры.  

Вопрос, который напрашивается – почему в качества объекта подделки были выбраны именно полотна Яна Вермеера? – получает свое объяснение в фильме. Причин тому было несколько. Во-первых, имя великого «малого голландца» было забыто сразу же после его смерти до такой степени, что даже его подписи на оригинальных работах переписывались на имена других известных авторов. Вновь же «открыт» Вермеер был только два века спустя. Утерянные картины найти было не так просто, и Меегерен со своими подделками, словно паззл, удачно встроился в полотно ситуации. Во-вторых, Хан всегда тяготел к работам старых мастеров и не признавал великих современников. Как известно, то, что нам нравится, получается у нас лучше всего.

Описание техники создания подделки создает дополнительный интерес к кинокартине. На разработку специальной техники у Меегерена ушло четыре года: он стал изготовлять кисточки из бобрового волоса, как у Вермеера, помещал холст в специальную печь для создания естественного кракелюра, особым образом работал с красками. В фильме фигура Хан ван Меегерена нарисована в серых кинотонах – сидя в зрительном зале, его оправдываешь, понимаешь и с трудом винишь за содеянное. Сладкий плод отмщения и богатства, словно яблоко в саду Адама и Евы, был сорван. За это герой поплатился вполне.

Инструментальная музыка французского композитора Андре Дзезюка похожа на легкое касание кисточки о холст – она ненавязчива и утонченна. Когда краски на холсте еще сохнут, к нему боишься прикоснуться, музыкальная тема похожа на это состояние – словно ветер и время, она вносит в произведение свои коррективы. Картину «Подлинный Вермеер» едва не выставили на премию «Оскар» от Нидерландов, полотна Хана ван Меергена едва не стали шедеврами и без поддельных зигзагов судьбы – этого чуть-чуть в искусстве всегда не хватает. Быть может, это лучше, чем избыточность. В XXI веке превалирует брендреализм и возвышается искусство копирования – что это, как не шутка судьбы, которая всегда знает, кому и в каком веке нужно родиться. Тональность фильма «Подлинный Вермеер» соотносится с главной темой фабулы. У подделки всегда есть красивая обертка, масштабная идея создателя и вульгарный штрих – все эти тона встречаются и в фильме. Некоторая неточность биографии и несостыковки в сюжете, возможно, излишняя затянутость повествования вдвойне окупаются операторской работой Гурта Хилтая и выверенной работой ведущих актеров. Картина «Подлинный Вермеер», как бокал красного вина категории AOC, подарит терпкое послевкусие, которое послужит истинным удовольствием для гурманов.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга