Поиск по сайту

02 Февраля 2019

Культсовет: фильмы о театре (вторая часть)

Подборка фильмов о театре в контексте истории


Мне нравится!

Вторая часть подборки кино о театре не уступает первой в тяжеловесности фильмов, так как в этот раз пойдет речь о картинах, которые раскрывают суть взаимоотношения театра и времени, актера в предлагаемых ему обстоятельствах, и обстоятельства вне сцены – в его жизни, его стране. Всем приходится делать выбор – он может быть честным или нет, но у того, кто умеет лицедействовать, есть лазейка – продолжать лицедействовать…

Когда бы грек увидел наши игры...

О. Мандельштам

К этой теме в качестве эпиграфа как нельзя кстати подходит строка из стихотворения Осипа Мандельштама «Я не увижу знаменитой «Федры»… А еще при просмотре картин из списка возникает неясное ощущение утраченного времени, когда в театре и кино с нами говорили предельно честно, а не предоставляли услугу.

«Смерть Таирова» (2004, реж. Борис Бланк)


По-хорошему странный фильм Бориса Бланка о событиях перед смертью режиссера Московского камерного театра Александра Таирова. Создатели фильма нарочито (крупными рублеными буквами в титрах) указывают зрителю, что действие происходит в фантастическом страшном времени: они перенесли процесс подготовки спектакля «Принцесса Брамбилла» по пьесе Гофмана из 1920-го в 1949 год – время травли Таирова за формализм, его увольнения и последующей скоропостижной смерти.

Фильм – микс из нескольких времен, мест действий, параллельных страшных событий и «оптимистической» кинохроники поклонения советского народа Сталину. Время тасуется автором картины неимоверно лихо: кинохронику не отличишь от художественных сцен, снятых в стиле черно-белого кино; происходящее в 1949 году в советской стране не отличишь от того, что происходит на сцене во время репетиции спектакля по Гофману. Основные темы – двойничество, гофманиада (мы все-таки не зря вспомнили Мандельштама в эпиграфе). Основные образы – маски, волшебные очки, которые предпочитает носить большинство населения, чтобы не видеть окружающие ужасы и делать вид, что ничего не происходит.

Почему не может позволить себе волшебные очки режиссер Таиров? Потому что выбранный им художественный метод – формальный театр – не позволяет искажать содержание. Чистота формы все равно нет-нет, да и выведет на подводные глубокие смыслы и истинное положение дел. Форма – это застывшая энергия радости, красоты. Если радость поддельная, то и форма будет корявой, выдающей страшный вакуум одиночества, притворства, лжи. Как документальные кадры восхваления Отца народов.

Актеры в фильме безупречны: Таирова играет Михаил Козаков, актрису Алису Коонен – Алла Демидова, Алексей Гуськов – предателя, второго режиссера, пару Сталин – Ворошилов – Алексей Петренко и Александр Мохов.

О чем поразмышлять во время просмотра фильма из дня сегодняшнего: о двуликости современного человека. Древним грекам, и правда, далеко до этого.

Бонус: «мясо» формального театра, понимание его деталей и того, что такое ритмически верно найденный жест, раскрывающий образ.

«Комедианты» (1975, реж. Тео Ангелопулос)


Действие фильма разворачивается в Греции в конце 1930-х — начале 1950-х годов. Это годы войны с фашизмом, политическая борьба национализма с коммунизмом и прочие -измы в истории современной Греции, вылившиеся фактически в гражданскую войну. Но главное не это, а странствующий по стране маленький греческий театр, в начале картины больше похожий на семью беженцев.

Тео Ангелопулос перешел в кино из журналистики – это ощущается в фильме. В работе над мотивами, образами героев чувствуется въедливая манера аналитиков старой журналистской школы. Мы не видим прямой режиссерской оценки героев, потому что происходит жонглирование ракурсами: не построением кадра, а показом явлений, героев с разных точек зрения, разных сторон – для кого-то предательство героя будет добром, для кого-то злом в условиях гражданской войны. Это основная мысль, которую хочет донести режиссер: мы не вправе оценивать конкретных людей, но мы должны дать оценку всему обществу.

Театральную труппу, как и общество, раздирают внутренние противоречия: в ней тоже есть левые и правые, предатели и стукачи, любовные интриги – по всем правилам греческой мифологии. Нейтралитет сохранить никому не удастся, так же, как и сбежать с гражданской войны.

Комедианты путешествуют по стране, но мы практически не видим жителей в деревнях и городках, не видим зрителей, перед которыми актеры разыгрывают спектакль, но видим митинги, видим армии, видим банды. Одна из кинодеталей – герои, переходя с одной улицы на другую, оказываются из начала 40-х годов в их конце, и все это – одним непрерывным кадром: в фильме на 230 минут экранного времени приходится всего 80 кадров! Ощущение эпической тягучести, липкости времени не покидает зрителя, хочется вместе с героями бежать и бежать дальше, пытаясь найти в стране хоть один уголок без войны, спрятаться в своем уютном мирке творчества, но это невозможно.

Что есть позитивного в фильме? Да, театру не остаться в стороне, актеру как гражданину придется участвовать в жизни страны, но театр выживет. Даже на руинах после бомбежки достаточно одного куска тряпки для декораций, чтобы погрузить своего зрителя в мир искусства. В финале мы наконец-то видим настоящего театрального зрителя спектакля, который все время пыталась разыграть труппа, – это повзрослевший за время скитаний мальчик, сын одной из актрис.

На что обратить внимание: иногда течение времени в фильме обрывается, и в кадре остается один герой со своим монологом. В фильме снимались театральные актеры, можно увидеть, что такое для них органика театральной сцены и природа кинокадра, как они убирают «четвертую стену», как сказали бы в театре, или линзу кинокамеры, и выходят на прямой контакт со зрителем.

«Сукины дети» (1990, реж. Леонид Филатов)


Как странно актуальна стала эта картина в последние полтора года. Истинное наслаждение происходит, когда ты понимаешь исторический контекст тех событий, на которые намекает автор (Леонид Филатов).

Во время репетиции спектакля «Сон в летнюю ночь» (уже сама по себе метафора) в некий театр, режиссер которого уехал за границу и позволил себе комментарии о режиме в стране, приходит комиссия, требующая от артистов подписать общую осуждающую петицию. И каждый из героев решает, кто он. Основные вопросы, которые задают себе герои, актуальны и сейчас: имеет ли артист чувство гражданственности, может ли творческий человек иметь мнение, надо ли ему оставаться вдали от «суетной мышиной возни» или проявить свою позицию, можно ли быть человеком истинно творческим и иметь отличное от большинства мнение…

Три ключевых сцены – три искушения артистов: герой Филатова (чиновник) знает больное место каждого из них и знает, в чем они нуждаются, но каждый из героев выходит из этой ситуации, решая по совести. Откуда берутся силы? В лицедействе: особенно это видно по герою, которого на экране воплотил Владимир Ильин, он надевает маску шута и лицедействует в ответ на агрессию. Шут тут понимается в том же ключе, что и у Шекспира: имеющий две стороны – радостную для светлых минут жизни и темную для смутного времени. Фраза чиновника, брошенная вслед труппе театра: «Шуты гороховые!» – это о всех, кто не предает себя.

Финал – пустота, безразличное к трагедии отдельной личности или маленькой группки людей общество, прекрасная метафора одиночества. Что остается? Остается выдергивать себя самого из болота, как Мюнхгаузен, или воскресать, как шут из табакерки. «Смейтесь, господа!»

Бонус фильма – шикарные актеры и показанная изнутри психология артиста (думается нам, что такое попадание было обеспечено тем, что сценарий писал сам Леонид Филатов, сумевший проанализировать природу своей артистической сущности – вывернуться наизнанку).

Что еще посмотреть в этом контексте? Трехсерийную документальную кинохронику «Владимир Высоцкий. Театральный этюд на Таганские темы». Бесценные кадры, сохранившие фрагменты спектаклей Театра на Таганке с участием Владимира Высоцкого, не только помогают раскрыть его художественную индивидуальность, но и увидеть суть театра Юрия Любимова, атмосферу на «Таганке» 60-х – 70-х годов, навсегда утраченную.

«Дети райка» (1945, Марсель Карне)


Действие картины разворачивается в Париже 20-х – 30-х гг. XIX века. «Дети райка» – это бедняки, занимающие галерку театров в «Бульвар ДюТемпль», истинные ценители театрального искусства.

В фильме двойной исторический контекст. Первый: герои имеют реальных прототипов в истории французского театра XIX века; в сюжете – время, когда твой социальный статус решал за тебя все, даже право жить. Второй: фильм снимался, когда Франция была под оккупацией фашистов – картина не затрагивала военной темы, но в нем самом заключался контекст, между строк, подводными течениями. Театральные актеры, играющие театральных актеров в этом фильме, принимали ту или иную позицию по отношению к окружающей их действительности в реальной жизни, поэтому после войны кто-то из них был награжден за то, что участвовал во Французском Сопротивлении или прятал у себя евреев, а кто-то осужден и даже приговорен к казни за пособничество фашизму. Такой вот контекст!

Это старое, но очень хорошее, как выдержанное вино, кино: оно одновременно простое и сложное. Без всяких спецэффектов, с банальной фабулой оно держит у экрана три часа (две серии). Потому что все соразмерно, все по-человечески: не нагромождение чего-то искусственного, а сложные, но людские отношения – уровень сложности отношений между персонажами, количество нюансов и оттенков чувств много выше, чем в современном нам мире.

В фильме множество аллюзий на искусство, культуру, а еще больше на политику. Чего только стоит фраза: «Чьи имена из политических соображений я назвать не могу» (участвовавшие в съемках фильма евреи скрывали свои настоящие имена, среди них был и композитор Жозеф Косма).

Одна из сильнейших сцен: Батист (актер, один из главных героев, мечтатель о мире без условных социальных границ) бежит в толпе, людском карнавале, и в этот момент зритель понимает всю тщетность его усилий. Вдруг он встречает старьевщика, с которого он в свое время снял манеру одного из своих героев на сцене, и тот кричит ему: «Ты украл мою личность!». Невозможно быть устремленным делать благо в мировом масштабе, когда ты делаешь больно конкретным людям. Творческий человек должен понимать это.

Цитата фильма: «Актеры не люди: они одновременно все и никто».

«Седьмая печать» (1957, Ингмар Бергман)


Средневековая Европа. Время тьмы – надвигающаяся чума косит людей. Из крестового похода возвращается разочарованный рыцарь. Он потерял главное – веру в Бога. На родине он встречает сначала Смерть, а потом, получив у нее отсрочку, бродячую труппу актеров.

Бергман поставил великое множество спектаклей, не только снимал кино. Тема театра, актерской природы рассматривается им скрупулезно, пристально, со всех точек зрения. В этой картине артисты не главные герои, но они оттеняют поиски рыцаря.

Бродячая труппа живет простыми радостями: есть работа – есть пища, истинное предназначение – веселить народ и нести радость, тем более что вокруг так много горя: надвигается большая беда, точнее две беды – чума и инквизиция, когда радоваться будет запрещено. И это исторический контекст. Театр, радость окажутся за гранью позволенного.

Пока же семья бродячих артистов противопоставлена рыцарю: они светлые, радостные, а он мрачный; им является Дева Мария и они видят Бога, он же сомневается в Боге; ему надо много, а они довольствуются молоком и земляникой. В этом есть ответ Бергмана своему зрителю – свобода от предрассудков, разъедающих ум, простота в малом, детская радость и открытость миру, способность видеть и радоваться чистому небу после грозы и несовершенное совершенство. Все так по-шведски! И на это способна семья странствующих комедиантов, поэтому смерть обходит их стороной, позволяет сбежать с пира во время чумы. Они способны сделать разумный, человеческий выбор между нежным светом и тленом тьмы.

Бонус: множество аллюзий, метафор, загадок, поданных так просто, по-бергмановски, что всем, даже неискушенному зрителю, становится понятно, о чем с нами говорит режиссер.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов