Поиск по сайту

13 Июля 2017

Книгопремьера: «Ностальгия – это память»

Рецензия на книгу актрисы театра и кино Аллы Демидовой


Текст: Анастасия Исайкина Текст: Анастасия Исайкина
Мне нравится!

Алла Демидова в своей книге «Ностальгия – это память» пишет о тех людях, к которым она испытывает теплые чувства и благодарность: среди них Анатолий Эфрос, Юрий Любимов, Владимир Высоцкий.

Алла Демидова известна своими ролями в фильмах Андрея Тарковского, Киры Муратовой, Сергея Параджанова, Ильи Авербаха и в спектаклях Московского театра на Таганке. Книга «Ностальгия – это память» будет интересна всем, кто интересуется театром и кинематографом, их историей и современными трансформациями: «Судьба мне подарила встречи с прекрасными и талантливыми людьми. О них-то я и хочу рассказать в этой книжке. «…» Театровед или литературовед восстанавливает портрет человека, даже не зная его близко. Но это совсем другое. А когда ты хорошо знаешь человека, он поворачивается к тебе только той стороной, которой хочет повернуться».

С помощью этих воспоминаний можно пообщаться со своими кумирами: прямые цитаты, глубоко личные дневниковые вставки Аллы Сергеевны этому способствуют.

В первой главе «Память детства» Алла Демидова рассказывает о своей семье, военных и послевоенных годах, о первых театральных опытах в драматическом кружке.

 Стиль повествования – зарисовки. Она пишет о гении Иннокентии Смоктуновском на даче, где они вместе выращивали цветы. Иннокентий Михайлович посадил посреди ромашкового поля большой подсолнух. Это очень не нравилось другим домочадцам, которые жили вместе со Смоктуновским на одном дачном кооперативе. Они говорили, что это «…актёрские замашки, обязательно у всех на виду». А Алла Сергеевна поддерживала Иннокентия Михайловича и его подсолнух. Тогда он предложил посадить ей два подсолнуха и сказал: «Будем вместе раздражать». Через год на месте подсолнуха Смоктуновский вырастил мак, а после – большую белую лилию.

Алла Сергеевна вспоминает и походы за грибами, которые они называли на латыни с Неей Зоркой – знаменитым кинокритиком, и как они вместе ходили на театральные премьеры, а Нея там засыпала. Алла Сергеевна, конечно, возмущалась, но Нея Марковна говорила: «Алла Сергеевна, это вы на сознательном уровне воспринимаете искусство, а я на бессознательном!».

Алла Демидова пишет о целеустремлённости и самоотдачи своих героев. Например, она вспоминает кинорежиссёра Ларису Шепитько, у которой она снималась в Ялте. Лариса Ефимовна настолько погружалась в свою работу, что приехала в Ялту в тёплом пальто, в котором обычно снимала московскую натуру.

У книги есть историческая составляющая. В главах про Юрия Любимова и Анатолия Эфроса она подробно описывает конфликт Таганки, когда театр в 1990-е годы, буквально, разваливался.

Много рассуждений об актёре и его предназначении. Алла Сергеевна не преподаёт актёрское мастерство в высших учебных заведениях, но её книга послужит подспорьем для желающих овладеть этим искусством. Она описывает репетиции с великими режиссёрами и актёрами, свою работу над ролями.

Её насыщенная творческая жизнь даёт ей возможность анализировать современное состояние театра. К примеру, она пишет, что современному зрителю неинтересно смотреть плач, несмотря на то, что он есть «высшая точка самовыражения». Сейчас прослеживается тенденция к глубокому разбору материала, а просто сопереживать зритель разучился.

В этом литературно-художественном издании 343 страницы, 25 героев и столько же глав-воспоминаний. Алла Демидова, кажется, знает всех: и Ольгу Бергольц, и Лилю Брик, и Романа Виктюка, и Антуана Витеза, и Теодора Терзопулоса, и  Вангу.

Образы, которые использует Алла Демидова, очень простые, но яркие. Это позволяет хорошо представить и прочувствовать личность. Например, она вспоминает о режиссёре Сергее Параджанове и о его страсти творить. Алла Сергеевна рассказывает о его безумных, но очень красивых шляпах, которые он создал для Раневской, роль которой она должна была исполнять. Алла Сергеевна пишет, что даже коробки шляп достойны внимания: «Сбоку на черной коробке выложена летящая чайка: Параджанов взял два белых гусиных пера, которые явно валялись где-нибудь во дворе, крест-накрест склеил их, вместо глаз приделал блестящую пуговицу, и всё. Получилась летящая чайка. А тряпку, которую он вырезал из какого-то сине-белого подола, он приклеил снизу и получилось море. Чайка над волнами. Ещё интереснее дно этой коробки, названное им «Тоска по чёрной икре…».  

В книге актриса делится своими письмами, отрывками из записной книжки, дневниковыми записями, интервью, фотографиями. В результате получается интересный разговор об искусстве от первого лица, который достоин того, чтобы его услышали.  

Фотографии взяты с портала www.labirint.ru, www.m.bel.sputnik.by, mag.afisha.ru, www.glamour.ru, www.keeno.tv

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга