Поиск по сайту

29 Января 2018

Произведение искусства как источник дьявольской энергии

Гоголь, Бажов, Булгаков: три мастера и один дьявол


Текст: Екатерина Юркова Текст: Екатерина Юркова
Мне нравится!

В преддверии скорого дня рождения знаменитого автора уральских сказов Павла Петровича Бажова в книжном магазине «Пиотровский» состоялась лекция литературного критика, культуролога и кандидата философских наук Георгия Цеплакова. Тема дьявольщины и ее влияния на творческих людей, связывающая трех мистических авторов, проявилась в рассказе Георгия Цеплакова как цепь событий, проходящая через произведения Николая Гоголя, Михаила Булгакова и Павла Бажова. Представляем вам пересказ этой идеи, основанный на записях, сделанных нами во время лекции.

Для того чтобы разобраться в глубинных смыслах творчества уральского сказочника, необходимо сравнить его сказы с произведениями двух других авторов-мистиков прежде всего по причине того, что именно Николай Гоголь начал ту тему, которую впоследствии подхватили в своих произведениях Павел Бажов и Михаил Булгаков.

Мистический двуличный Петербург

Начнем мы с «Петербургских повестей» Николая Гоголя, а именно с «Невского проспекта», в котором Гоголь рассуждает о коварности главной улицы Петербурга «О, не верьте этому Невскому проспекту! Я всегда закутываюсь покрепче плащом своим, когда иду по нему, и стараюсь вовсе не глядеть на встречающиеся предметы. Всё обман, всё мечта, всё не то, чем кажется!»

История о двух приятелях, встретивших на Невском проспекте блондинку и брюнетку и последовавших за ними, превращается в карнавальный перевертыш, в который попали оба героя, но выжить удалось лишь одному. Поддавшийся на чары брюнетки, художник Пискарев попадает под воздействие потусторонних сил: девушка, представившаяся ему идеалом чистоты, оказывается женщиной с пониженной социальной ответственностью и приводит художника в публичный дом. Впоследствии Пискарев не может забыть брюнетку: она начинает являться к нему во снах, и, в конце концов, молодой человек пристращается к опиуму и кончает с собой.

Казалось бы, ничем не примечательная встреча мужчины с девушкой на главной улице Санкт-Петербурга оборачивается трагедией для творческого человека. В интерпретации Гоголя художник, как личность творческая, сталкивается не просто с пороками, но с самим дьяволом, целью которого становится совращение ума созидателя. Невский проспект представляется писателем скольжением по поверхности дьявольского мира, в который опускается Пискарев. Не случайно взята Гоголем фигура именно художника, привлекающая внимание публики одним лишь своим призванием.

Зачем дьяволу нужен художник?

Важна для раскрытия заявленной темы и другая повесть из цикла – «Портрет». В ней содержится ответ на главный для нас вопрос: «Зачем дьяволу нужен художник?» В повести антихрист воплощается через портрет, купленный бедным художником Андреем Чартковым на последние деньги. У изображенного на картине ростовщика, старого и страшного человека, имеется дьявольская деталь, не дающая покоя Чарткову, – это глаза: «Живые, это были человеческие глаза! Казалось, как будто они были вырезаны из живого человека и вставлены сюда».

Взгляд портрета преследует владельца, теперь даже на ночь Чартков накрывает изображение простыней, но жуткий ростовщик является к художнику во сне. Погружению в сон сопутствует свет луны – еще один яркий мотив в портрете. В лунном свете видит главный герой старика, пересчитывающего пачки с надписью «1 000 червонных» – непомерная сумма для умирающего с голоду художника: «Боже мой, если бы хотя часть этих денег!» – произносит соблазненный видом денег молодой человек. И на следующий день Чартков получает фатальный подарок: деньги вываливаются из рамы, сломанной полицейским, пришедшим выбивать долги из бедного художника. С этого момента жизнь главного героя меняется в лучшую сторону: молодой человек переезжает и начинает вращаться в высших кругах, но благодаря цепи событий, к которым привел столь щедрый подарок, художник умирает молодым и глубоко несчастным.

История портрета – вторая часть одноименного рассказа, косвенно намекающая, что картина, написанная земным творцом, была заказана потусторонними силами, воплотившимися в образе старика-ростовщика. Дьяволу важно было, чтобы художник написал портрет, через который антихрист сможет вмешиваться в жизнь других людей: так произведение искусства становится источником дьявольской энергии, соблазняющим и подчиняющим созидателя своей воле.

Мастер как медиум антихриста

В романе «Мастер и Маргарита» Мастер появляется именно в 13 главе, называющейся «Явление героя». Действие происходит в сумасшедшем доме «клинике Стравинского» лунной ночью (и снова луна). Луна, лунный свет, а также желтый свет в большинстве случаев имеют отношение либо к Воланду, либо к тем, кто с ним связан, то есть демоническим персонажам.

Рассказывая поэту Ивану Бездомному о себе, Мастер упоминает и о выигрыше в сто тысяч рублей: «Вообразите мое изумление, – шептал гость в черной шапочке., – Когда я сунул руку в корзину с грязным бельем и смотрю: на ней тот же номер, что и в газете! Облигацию, – пояснил он, – мне в музее дали». Откуда же получил деньги главный герой гоголевского «Портрета»? Из такого же грязного мешка, что был изображен на портрете старика-ростовщика в гоголевской повести.

На вывод о тесном знакомстве Булгакова с «Петербуржскими повестями» намекает и инсценировка «Мертвых душ», написанная Булгаковым. В инсценировку автор «Мастера и Маргариты» включил и дополнительного персонажа – рассказчика, самого Гоголя, цитирующего концовку повести «Невский проспект».

Если в гоголевских повестях все строится вокруг произведения искусства, на котором изображен антихрист или человек к нему близкий, то у Булгакова действие происходит вокруг романа Мастера о Понтии Пилате. Интересно и то, что первым упоминает роман Мастера именно Воланд, как бы цитирующий текст произведения, но название отдельных глав романа «Евангелие от дьявола» наталкивает нас на мысль о том, что настоящий автор романа о Понтии Пилате – Воланд, появившийся в Москве ради того, чтобы нашептать писателю этот роман. Дьяволу Мастер необходим как медиум, который должен прописать волю антихриста в тексте.

Маргарита – не муза, Иешуа – не Христос

Что же дьявольского в ершалаимских главах «Мастера и Маргариты», так это сам образ Иешуа – философа с мирной проповедью, его образ отличается от образа Христа, и ничего божественного в нем нет. Эту мысль и важно Воланду донести в своем Евангелии: Иешуа – не Христос.

Описание судьбоносной встречи Мастера и Маргариты снова отсылает нас к произведению Гоголя, на этот раз к «Невскому проспекту». Вновь брюнетка ведет творческого человека по главной улице города, вновь прекрасная женщина пересекается взглядом с ведомым, и вновь мужчина обнаруживает, что постепенно они вдвоем остаются совсем одни.

Убежденность в том, что Маргарита является музой Мастера, при внимательном прочтении растворяется как дым, ведь на момент их встречи роман о Понтии Пилате уже практически завершен и был бы окончен даже в том случае, если бы персонажи не встретились. Зачем же Воланду нужна Маргарита? Возлюбленная Мастера появляется для того, чтобы помочь ему в издании романа, ведь дьяволу весьма важно, чтобы роман был прочтен людьми.

Маргарита в романе – существо двойственное, с одной стороны, она совершенно точно любит мастера и очень к нему привязана, но, с другой стороны, любовь ее не несет возлюбленному ничего хорошего.

В конце романа Мастер должен обрести покой, но вновь внимательный читатель увидит беспокойство и безысходность в казавшейся благостной награде. Да, Мастеру дают домик, слугу, Маргариту, но обрадует ли Мастера вечность с Маргаритой, выступающей в роли бессменного спутника: «А прогнать меня ты уже не сумеешь». Мастер обречен на вечность в доме с венецианским окном, которое уже было упомянуто в «Фаусте» Гете в негативном контексте: через такое же окно герой видел вечно зацветающие вишни. То есть вишни, которые никогда не принесут плодов, а значит и Мастер не сможет создать завершенного труда в своей вечности с Маргаритой.

Тема взаимоотношений между дьяволом и художником у Гоголя и Булгакова берет свое начало в западной литературе, прежде всего, в произведениях Гофмана и Гете. Булгаков даже выносит в эпиграф строки из «Фауста»: «Я – часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо».

Как у Гете, а впоследствии у Гоголя, Булгакова и Бажова, нет подтверждения благих дел, совершенных Мефистофелем, – все поступки, сотворяемые дьяволом, преследуют лишь одну цель: последующее совершение зла.

Дьявольщина как спутник творчества у Бажова

Транслятор уральских сказов – дедушка Слышко, повествуя о Хозяйке Медной горы, Великом Полозе и даже Серебряном копытце, понимает, что перечисленные персонажи как минимум демонические. Взаимодействие потусторонних сил у Бажова всегда происходит с персонажами творческими – с мастерами.

Что же такое сказы Павла Бажова: отсылка к языческой и атеистической или же православной традиции? При ответе на этот вопрос нужно взглянуть на жанр сказа, убрав те новации, которые привнес в них Бажов. При таком взгляде на наследие уральского писателя можно с уверенностью сказать, что оно вписывается в православные христианские традиции, в линию «искушение монаха чертом».

В «Медной горы хозяйке» творческий человек Степан следует за прекрасной брюнеткой (как Мастер и Пискарев до него) по широкой улице, на этот раз подземной. И вновь встреча с красавицей не сулит герою ничего хорошего, несмотря на ее благостные, казалось бы, действия. Подобно Маргарите, образ Хозяйки двойственен и совмещает в себе искреннюю любовь к Степану, приведшую объект любви к смерти.

Хозяйка – существо потустороннее и враждебное церкви, например, в сказе «Медной горы хозяйка» прописан момент, в котором Малахитница гневается на то, что столбы из ее малахита поставили в Санкт-Петербургской церкви. В ответ на такое оскорбление красавица уводит все богатство из Гумешек и затапливает ранее богатое на драгоценные камни месторождение. А при взаимодействии с Танюшкой – дочерью Степана, в качестве странницы-наставницы Хозяйка никогда не называет ее крещеным именем, вновь доказывая свою враждебность к церкви.

Вхождение образа Хозяйки Медной горы в сознание художника подобно описанному у Гоголя и Булгакова процессу: захватывает все нутро творца и подчиняет себе его волю.

Бажов и Булгаков. Хронологическая пара

«Малахитовая шкатулка» – один из главных рассказов Бажова, был написан в 1939 году, сказы «Полевского цикла» чуть раньше – в начале 30-х. Булгаков же начал писать «Мастера и Маргариту» с 1928 года, и к 1938 году основной корпус текста романа уже был написан – авторы практически параллельно работали над одним и тем же конфликтом.

Остается загадкой, почему же Бажова допустили к печати уже в 1939 году, а Булгакова так и не опубликовали, несмотря на то, что сам автор «Мастера и Маргариты» был уверен, что роман издадут при жизни. Ведь ситуация в стране в это время активно менялась: Сталин начал говорить о религии и о церкви, сблизился с Сергием Старогородским и другими митрополитами. В этот тренд и вписалась «Малахитовая шкатулка» в качестве околомифологического постижения христианства, должен был вписаться и роман «Мастер и Маргарита», но, к сожалению, этого не произошло, и одно из популярнейших на данный момент классических произведений так и не увидело свет при жизни автора.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга