Поиск по сайту

17 Мая 2018

Книгопремьера: «Дягилев. Русские сезоны навсегда»

Рецензия на книгу голландского историка Шенга Схейена, удостоенную премии «Театральный роман»


Текст: Александра Петкау Текст: Александра Петкау
Мне нравится!

Пословица «Не суди книгу по обложке, а человека по одежке» в современном мире устарела – теперь по обложке можно составить впечатление о книге, которое, чаще всего, после прочтения только подтвердится. В книжном магазине, прогуливаясь в поисках хорошей книги, невозможно не взять в руки исследование голландского историка Шенга Схейена «Дягилев. Русские сезоны навсегда»: красочные эскизы известных балетов, на фоне которых расположена, наверное, самая известная фотография Сергея Дягилева, – привлекут внимание своим контрастом и высветят главное – человека.

Шенг Схейен – один из ведущих специалистов по русской культуре и истории XX века, подготовивший несколько выставок русского искусства в Нидерландах и Великобритании – представляет в книге «Дягилев. Русские сезоны навсегда» переработанный вариант своей докторской диссертации. Книга объемом 608 страниц читается максимум за два вечера – настолько интересна и необычна. Во-первых, это настоящее исследование, а не поверхностное изложение фактов о Дягилеве, коих сейчас, к сожалению, достаточно много. Аппарат книги – введение, 27 глав, построенных по принципу хронологии, ссылки на источники (36 страниц!), архивы и собрания, список сокращений, библиография и указатель имен – говорит о том, что автор на сегодняшний день представляет самое полное жизнеописание Сергея Дягилева, которое представлено нескучным языком. В этом немалая заслуга и переводчиков, которые всегда становятся соавторами произведения, – Надежды Возненко и Светланы Князьковой. Грубых ошибок, нелепых русскому читателю слов или неточностей встретить не удастся. Во-вторых, в ней нет рафинированного или утрированного отношения к герою – тон автора спокойный, объективный, ровный – читатель сам может сделать все выводы исходя из многочисленных отсылок к документам. «Я был в Санкт-Петербурге в архивах, в Пушкинском Доме обнаружил малоизученный семейный архив Дягилевых. Там было 80 писем Дягилева мачехе, – рассказывает в одном из своих интервью Шенг Схейен. – После выставки думал, что можно сделать с коллекцией писем, может быть, написать книгу о его юности. Но потом стал развивать тему, и получилась целая биография. Главное, что я хотел показать в книге, – что он был не только человек балета, но человек универсальный». 

Встает вопрос – а для кого эта книга? Для просвещенных балетоманов или для тех, кто хочет восполнить пробел своих знаний об одной из ключевых фигур, определившей вектор развития мировой художественной культуры XX века? И четкий ответ дать сложно, потому что грань не ухода в примитивизм и перехода в научную область автором искусно выдержана. Балетоманы смогут досконально изучить обширный список литературы, насладиться архивными фотографиями, записками, письмами, репликами, эскизами костюмов и декораций. Еще одно отличие книги – в зарубежных уже опубликованных трудах о Дягилеве (можно вспомнить работы Бакла, Хаскела, Макдональда, Персиваля) он представлен исключительно как создатель и руководитель «Русских сезонов» и антрепризы «Русский балет Дягилева», его деятельность редактора, издателя периодических изданий, критика и публициста остается в тени. В книге «Дягилев. Русские сезоны навсегда» фигура Дягилева представлена объемно, но анализа спектаклей, созданных в его антрепризе, в ней нет, так как рамки повествования четко очерчены: основное внимание – личности.

Каким он был? Во введении «Смерть в Венеции» автор пишет: «Дягилев не опирался ни на какую постоянную организацию, десять лет не имел головной конторы и постоянных спонсоров. У него не было дома и практически никакого имущества. Он ездил по миру с чемоданами в сопровождении одного слуги, ночевал в дорогих отелях, хотя далеко не всегда был в состоянии за них расплатиться». От портрета его привычек уже во вступительной части читатель получает ответ о феномене Дягилева – его главной целью было жить во имя искусства. Фраза кажется наигранной, наивной, но емко отражает суть: после прочтения книги понимаешь, что гениям, которым суждено преобразовать жизнь и эпоху, только так и нужно жить.

Из материала исследования – писем и документов – складывается портрет самого героя. Так, его школьный товарищ вспоминает: «У Сережи Дягилева была милая, забавная манера, также к нему шедшая и как бы дополнявшая, дорисовывающая его изящную фигурку: при разговоре постоянно встряхивать рукой и в такт прищелкивать пальцами. Несомненно, это прищелкивание заимствовано было у кого-то из взрослых с наклонностью к позе и картинным жестам. Изящная поза тогда уже отвечала характеру мальчика». В других главах читатель чувствует его заботу о несовершеннолетних братьях, участвует в его спорах с начальством, которое у него было, когда он числился на государственной службе, и подходит вместе с героем к делу всей его жизни, к которому он пришел случайно: поддразнивание друга, который увлекался Терпсихорой, сыграло с ним судьбоносную шутку.

Очерчивая фигуру, невозможно не затронуть фон, на котором эта фигура располагается. Книга наполнена подробностями русского и европейского модернизма, сложностью фигур главных имен мира искусства того времени. Например, читатель узнает новые подробности знакомства Нижинского и Дягилева, погрузится в конфликт, приведший к увольнению Нижинского из Мариинки, и вчитается в его откровенные письма с современниками. Все помнят известный фильм Вуди Аллена «Полночь в Париже», в котором герой получает возможность очутиться в 1920 году и познакомиться со своими кумирами – Фицджеральдом, Дали, Стайн, Хемингуэем. Шенг Схейен дает точно такую же возможность читателю: детали создают портрет, архивные документы – достоверность, многочисленные цитаты из писем –  понимание голоса героев.

Такому погружению в ретро-реальность способствует и особая редакторская работа издательства «Азбука-Аттикус», которая обозначена в примечании – «В русском издании преобразована система сносок. Все необходимые уточнения и разъяснения по сути сказанного помечаются звездочками и даются прямо на странице. Кроме того, посоветовавшись с автором, мы приняли решение везде, кроме цитат, назвать знаменитую компанию С. Дягилева «Русские балеты», хотя в разное время и в различных источниках она называлась также «Русский балет Сергея Дягилева» и сокращенно – «Русский балет». Путаницы не будет и с другими названиями: например, не каждый читатель знает исторические особенности Мейнингенского театра – в тексте будет уточнение. Отдельно еще стоит отметить четыре объемных вставки цветных и черно-белых иллюстраций, разбросанных по книге. Их сейчас можно найти не в каждой книге.  Примечательна последняя фотография – «Снова в пути. Сергей Дягилев с артистами перед отъездом из Чикаго. 1916 год» и предпоследняя – фотография могилы Сергея Дягилева на кладбище Сан-Микеле в Венеции со знаменитыми пуантами, набитыми песком и камешками. Такое расположение символично – его творчество продолжает жить, поэтому он всегда будет в пути.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры