Поиск по сайту

05 Июля 2018

Книгопремьера: «Открой глаза»

Рецензия на книгу лауреата Букеровской премии Джулиана Барнса


Текст: Александра Петкау Текст: Александра Петкау
Мне нравится!

Книга лауреата Букеровской премии Джулиана Барнса «Открой глаза» состоит из семнадцати очерков о жизни и творчестве преимущественно французских художников XIX–XX веков. Выбор героев обусловлен, прежде всего, журналистским заданием: значимым событиям в мире искусства, будь то выставка Эдуарда Мане или выход в свет новой книги о Поле Сезанне, Джулиан Барнс давал свою оценку, сплетенную из тонких наблюдений с утонченной иронией. Название, под которым книга впервые вышла в датском издательстве «Tiderne Skifter», характеризует ее точнее, чем русскоязычный вариант заглавия, – «Как я это вижу».

Сборник очерков Джулиана Барнса «Открой глаза» напоминает книгу российского художника Максима Кантора «Чертополох: Философия живописи», в котором представлено тридцать эссе о путях развития искусства и основных эпизодах европейской живописи. Их объединяет не только тематика и формат, но и сугубо личный взгляд на произведения искусства. У авторов нет цели дать исчерпывающую историю искусства, как, например, это было сделано в знаменитой книге профессора Эрнста Гомбриха, которую нередко соотносят с точной картой, которая не даст неопытному путешественнику потеряться в мире искусства. Их задача кроется в другом – представить другой ракурс зрения на знакомые полотна и, тем самым, дать возможность читателю поразиться и заново влюбиться в классические произведения искусства.

Композиция книги «Открой глаза» выдержана в хронологическом порядке: от романтизма к реализму, от модернизма к постмодернизму. Особенность прозы Джулиана Барнса заключается в том, что каждая его книга практически ничем не похожа не предыдущую: ни по тематике, ни по формату, ни по стилю. Так, журналист Мира Стаут в статье «Романист-хамелеон», посвященной творчеству Барнса, отозвалась о нем следующим образом: «Как только вы пытаетесь дать ему определение, он снова меняет цвет». Такой подход достаточно необычен, потому что писатели из своих произведений обычно формируют «роман жизни», в котором вкраплениями видны основные интересующие их темы и проблемы. Сам Джулиан Барнс объясняет любовь и к малым (рассказ, эссе) и к большим (роман) жанрам и спектр затрагиваемых им проблем (от сотворения мира до политической ситуации в Восточной Европе) следующим образом: «Я считаю, что моя творческая задача – отражать окружающий мир во всей его полноте и противоречивости».

В этом убеждении Джулиан Барнс идет вслед за практикой английских модернистов – Джеймса Джойса, Вирджинии Вулф, Дэвида Герберта Лоуренса, Томаса Стернза Элиота и других. Так, наверное, его самое знаменитое произведение – «Попугай Флобера» – сложно причислить к какому-либо одному жанру: в нем есть и черты биографии, и эссе, и романа-исповеди.

Книга «Открой глаза» исключением не стала. Цикл очерков открывается и закрывается двумя разноформатными и разножанровыми главами. Первая глава о Теодоре Жерико и его картине «Плот Медузы» представляет собой литературную фантазию, сплетенную из известных фактов. Последняя глава посвящена художнику Говарду Ходжкину, в ней представлена история их личного знакомства и последующих знаковых разговоров.

Творчество Джулиана Барнса антропоцентрично. Какая бы литературная форма не была выбрана этим экспериментатором, сюжетное пространство будет посвящено таким нравственным категориям, как любовь, дружба, счастье, старение.

Теодор Жерико «Крушение плота Медузы» 

При описании картины Жерико он скажет важную вещь, которая может послужить ключом к его мировоззрению: «Но тут есть и полезная подсказка зрителю: вам предлагают картину, а не мнение». Для Барнса не существует никаких авторитетов, все подвергается сомнению: и версии ученых, и версии любителей. Можно ли быть уверенным в чем-то на сто процентов, особенно когда мы говорим о живописи? Отрицательный ответ для Барнса очевиден: «Я помню, как впервые увидел «Бичевание Христа» Пьеро делла Франческа в Урбино. Любое великое полотно заставляет зрителя высказаться, поделиться впечатлением, хотя мы прекрасно понимаем: что бы мы ни произнесли, мы лишь повторим то, что уже сказали до нас люди более компетентные и знающие. Итак, мне в голову пришла мысль, которую я незамедлительно высказал, – мысль о сочетании плотной структуры и прозрачного воздуха, о ясности и непостижимости; краткое замечание о том, что величайшие произведения искусства сочетают в себе красоту и тайну, утаивают что-то (Вермеер, Джорджоне), даже когда говорят ясно. И тут же – встречное замечание: а вдруг то, что мы считаем тайной, в действительности лишь незнание или забывание, характерные для человека другого времени?».

Ценность сборника «Открой глаза» заключается в том, что автор ломает привычные стереотипы прежде всего для самого себя, и подспудно это же начинает делать за ним и читатель: «Мне предстояло постепенно узнавать, что бывают художники, из которых вырастаешь (например, прерафаэлиты), художники, до которых дорастаешь (Шарден), художники, к которым всю жизнь остаешься тоскливо равнодушным (Грёз), художники, которых внезапно замечаешь после того, как годами игнорировал (Лиотар, Хаммерсхёй, Кэссет, Валлоттон), художники, несомненно, великие, к которым ты относишься слегка пренебрежительно (Рубенс), и художники, которые, сколько бы тебе ни было лет, остаются неизменно, неопровержимо великими (Пьеро, Рембрандт, Дега). А затем – это далось, пожалуй, труднее всего – я разрешил себе думать или, скорее, увидеть, что не весь модернизм целиком прекрасен. Что кое-что в нем лучше остального, что Пикассо бывал тщеславным, Миро и Клее – приторными, Леже мог повторяться и так далее». Вспомните свой последний визит в музей, и вы поймете, что тысячи людей бегут без оглядки по нему с аудиогидом в руках и инструкцией о том, как увидеть шедевры музея за один час. Немногие люди способны себе (прежде всего, именно себе!) признаться, что не любят Пикассо и ничего не чувствуют к Рембрандту, а ведь искусство нужно именно чувствовать – сердцем, душой.

Феликс Валлоттон «Ложь»

В центральной части произведения Барнс исследует семантику черного и белого цветов у Эдуарда Мане или, например, рассуждает о трактовках картины Феликса Валлоттона «Ложь». Автор пишет именно о том, что ему интересно и что его тронуло, а не то, что принято говорить об этих картинах – для этого есть специальные пособия. Между тем, недооценивать интеллектуальный уровень текста было бы ошибкой: несмотря на то, что в книге есть хорошие цветные иллюстрации, подразумевается, что читатель знаком с основными биографическими вехами знаменитых художников и знает их прославленные работы. Джулиан Барнс пишет с уважением к читателю, но в тексте вы не встретите подробного объяснения тому, что такое набизм (течение, предшествовавшее фовизму) или историю создания «мягких штук» Класа Ольденбурга (метафорических инсталляций, сделанных скульптором из папье-маше, например, бельевые прищепки или гигантские гамбургеры).

Книга Джулиана Барнса «Открой глаза» – настоящий подарок, потому что после прочтения остается ощущение, что, во-первых, побывал в хорошем европейском музее и увидел детали разных произведений (согласитесь, около некоторых картин можно простоять и час, и два), во-вторых, обсудил увиденное с умным собеседником, который в чем-то подтвердил твои же догадки, в чем-то их опровергнул, дал новую пищу для размышлений, а где-то и вовсе тонко пошутил. Будьте уверены, книга запомнится надолго, потому что в ней есть все составляющие хорошего текста: интересная история, широкий авторский кругозор, отточенный стиль, приправленный английским юмором. Рекомендуется к прочтению.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга