Поиск по сайту

15 Августа 2018

Вокруг Бажова

Лекция Майи Никулиной о Павле Бажове


Текст: Екатерина Юркова Текст: Екатерина Юркова
Мне нравится!

В марте в книжном магазине «Пиотровский» состоялась лекция под названием «Урал Бажова. Тайная сила места». Вспомнить слова Майи Никулиной мы решили потому, что в столице Урала уже вовсю идет «Бажов-фест», тема которого формулируется так: «Бажов как прием». От того факты, рассказанные Майей Петровной, нам вдвойне интересны, ведь говорила она в первую очередь не о том, что имел в виду автор сказов, а о том, откуда он мог черпать свои силы, кто еще использовал похожие на бажовские приемы и как любовь к собственному краю сказалась на уральской мифологии. Ниже представлены тезисы выступления.

В доме-музее Павла Петровича Бажова

То, что сделал Павел Петрович Бажов — автор уральской мифологии, совершенно невероятно. Равных случаев в мировой практике нет. Можно, конечно, вспомнить, что Толкин тоже создал свою мифологию. Но миф Толкина соотносится с тем, что сделал Павел Бажов, как классический сад и дикий лес. Тот автор подошел к своему творению как лингвист и сделал все совершенно правильно, то есть создал классический сад. Бажов создал совершенно другое: он вернул нас на наше уральское место и показал, что все описанное им было и было оно здесь. Просто раньше не было записано: вроде как сказания хранились веками, тысячелетиями в виде всяких страшилок, заговоров, оберегов, примет — того самого, что существовало и существует, не претерпевая никакой убыли.

Прежде всего, Урал — место очень давнее и, естественно, вписанное в мировую древность. Мы никогда не были окраиной мира, эдакой «Черной провинцией». Вот примеры, которые это явно подтверждают. Аркаим старше египетских пирамид, но этого мало. Русские в Уральских горах недавно: мы живем после Ермака примерно 400 лет. Вообще-то, это земли предков угров – хантов и манси. Они здесь жили еще до нашей эры: они эту землю обдумали, они ее и возделали. Поэтому вся мифология принадлежит им. Наша заслуга только в том, что в силу своего национального характера мы это все переняли. Ведь раньше существовали такие связи, с которыми мы должны считаться и сегодня. Урал — место настолько невероятное, что здесь и должны происходить невероятные вещи.

Майя Никулина читает свои стихи на сцене Камерного театра

Место чрезвычайно важно для Бажова. Каждый его сказ начинается с названия места, в котором происходят события, и это очень важно потому, что это было здесь – на Урале. Мало того, что наш город находится на немыслимой точке — Уральском хребте, так в самом низком месте его пересекает одна из древнейших в истории человечества дорог: дорога с европейского континента на азиатский. Она проходила по реке Чусовой и реке Решетка, которая впадает в Исеть на территории города Екатеринбурга. Значит, город стоит на великом древнем пути. Если смотреть с минералогической и геологической точки зрения, говорят, что место не самое богатое, но в Березовске Алексей Кузьмич Денисов-Уральский нашел то, чего в природе не может быть — жилу кварца в граните, а в ней изумруд. Следовательно, мы на меченом месте живем.

Павел Петрович Бажов очень любил Екатеринбург, а сказы создавал не для печати, а для того, чтобы эти истории оставались в памяти и мы их не забыли. Когда он ехал из Крыма и его спросили, красиво ли там, он ответил: «Чем ближе к дому, тем красивее». Он был человек очень плодовитый: писал под двадцатью шестью разными фамилиями. Павел Петрович Бажов имеет перед собой тринадцать поколений рудничных и горнозаводских рабочих. Он человек абсолютно «здешний», что для Урала чрезвычайно важно. Для нас код «свой – чужой» стоит на первом месте. Город Екатеринбург никогда не жалеет о человеке, который из него уехал. Не важно — ты мастер спорта, артист или президент России.

Павел Петрович слушал живое говорение старожилов и считался с ним, ведь в нем вся наша мифология и содержится. Ее пишут люди на протяжении всей истории человечества. Наука может с ней не считаться и вообще к ней относиться как угодно. Молва все равно живет, ведь ей абсолютно все равно на чужое мнение.

В доме-музее Павла Петровича Бажова

Существуют великие, блистательные мифологии: греческая, шумерская, майя… И если мы к ним обратимся, то заметим огромное количество сюжетов, которые повторяются из мифа в миф. Но есть одна, которая имеет к нашей мифологии самое близкое отношение, — шумерская, а именно «Сказание о Гильгамеше». У этого мифа очень древняя история, потому что Гильгамеш — четвертый царь после потопа. В «Гильгамеше» содержится невероятное знание о камне. Шумеры знают камень как явление географическое, геологическое, как материал для создания всевозможных изделий, как руду для производства оружия, как метеориты. Их обожествление камня тоже имеет к нам прямое отношение. Только у нас — малахит, а у них — лазурит. В их сказаниях тоже есть хозяйка, которая ходит в лазуритовой одежде и живет в лазуритовом дворце. Такое ощущение, что их Гильгамеш и наш Данила-мастер спускаются в один «подвал».

В XII веке нашей эры один арабский ученый-энциклопедист и мыслитель Аль-Бируни написал книгу «Минералогия». В ней он собрал все сведения о камне, имеющиеся к тому времени, и ввел огромный массив ненаучных сведений. Он доказательно показал, что одной только наукой не объяснить тайну камня. Тайна места и заключается в тайне камня и отношении человека к этому месту. Аль-Бируни пришел к интересному выводу о том, какое место имеет камень в нашем миропонимании и в литературе. Он первый сказал, что камень является «несудимым подлинником и абсолютным критерием».

Если поговорить не только с жителями деревень, но и с современными камнерезами и ювелирами, то становится ясно, что мифология, описанная Бажовым, жива до сих пор. Я много лет хочу записать то, что о камне говорят люди на «Минерал-шоу». Например, вот одна из услышанных мной фраз, которая демонстрирует уральское отношение к камню: «Вот ведь камень какой. Такой один раз увидишь — и не зря жизнь прожил». Она была сказана о демантоиде невероятной красоты. И в ней разгадка всех наших «горщиков», они делают это не корысти и не славы ради — это ниже достоинства уральского мастера, а ради встречи с этим чудом. Даже Мамин-Сибиряк сказал: «Если камни фальшивые, то жить не стоит». Да и самый главный герой Бажова — Данила-мастер — за тайну мастерства отдавал все. Ведь главная цель уральского мастера – показать красоту камня.

Майя Никулина читает свои стихи на сцене Камерного театра

Неправильной будет мысль о существовании литературных источников, влияющих на Павла Петровича Бажова. Обычно все ссылаются на немецкого романтика Людвига Иоганна Тика и его сказание о горной деве. Оно очень красиво написано, но абсолютно невозможно никакое сравнение его девы и Хозяйки медной горы. У Тика дева гор продиктована эстетикой романтизма и исполняет роль, предписанную ей немецким романтизмом того времени. Медной горы хозяйка ничего общего с этой фигурой не имеет. Стоит вспомнить, что хозяев гор, лесов, лощин, ям со времен язычества полно – они были всюду. В алтайской мифологии есть горные девы. Они относятся к классу нижней демонологии, наподобие наших русалок. В них сильно сексуальное начало. Но Медной горы хозяйка не имеет ничего общего с низшими демонами. Она — богиня подземного царства, хтоническое существо и путать ее с другими существами не нужно. И поскольку она находится в столь высоком ранге, она может явиться кем угодно. Тем более она старше девы гор немецкого романтизма, ибо ее истоки на тысячу лет раньше.

Почему именно Гумешки выбрал Бажов для Хозяйки Медной горы, ведь когда он сам там жил, оно уже было вытоптанной промзоной без особенной красоты. Это доказывает, что Павел Петрович ничего не придумал — как все помнил с рассказов старожилов, так и записал. Он всегда говорил, что пользоваться нужно не литературой, а преданием и документом. Потому что в литературе присутствуют пестрота и полемика, которой нельзя верить. Это абсолютно правильно. Литературное произведение, даже интересно и талантливо написанное, — я не говорю о том, которое актуальное и модное, — оно пишется не только талантом от бога, но и субъективными чувствами, настроениями, обидой и так далее. Бажов говорил, что как источник это ему не годится, а куда больше подходит предание, потому что оно выслушанное и сохраненное общей памятью, хоровым слухом, оно свободно от обид, субъективности и выражает ничейное общее мнение. Ведь молва, которая живет тысячу лет, давно ото всей шелухи отчистилась, сохранив только ту память, от которой человек отказаться не может. И раз Бажов настаивает именно на этом месте, значит с ним нужно считаться.

В доме-музее Павла Петровича Бажова

Основой «Малахитовой шкатулки» Павла Петровича Бажова называют рабочий фольклор, но этого недостаточно. Рабочий фольклор безумно молодой, он занялся с тех пор, как началось промышленное освоение Урала. Его было чрезвычайно мало, писатель и сам понимал, что он не отстоялся еще. Больше того, я скажу, он не отстоялся и сегодня. Хочу вам сказать о том, что то, что мы здесь сделали в начале XVIII века, – просто невероятно. Ведь самыми мощными промышленными державами того времени были Швеция, Германия и Англия, и для создания своей горнодобывающей металлургической промышленности они потратили по 400–500 лет. И к тому времени, как мы начали развивать свою, у них была уже отлаженная промышленность, образование, система законодательства, а у нас — ничего. Но в 1703 году с уральских заводов ушел первый железный караван, а в 1728-м мы вышли на европейский рынок, и наш металл был лучше и дешевле. То, что здесь происходило, — удивительно и надо помнить, потому что оно имеет прямое отношение к тому, что сделал Павел Петрович Бажов.

«Малахитовая шкатулка» была издана перед самой Великой Отечественной войной, и это не случайно. Она сразу была признана — люди себя в ней узнали. «Мы живем, под собою не чуя страны», — фраза самого великого поэта ХХ века Мандельштама. Ее всегда любили повторять в качестве объяснения смятой «красным колесом коммунизма» судьбы. В это же самое время была сказана другая фраза: «Кого мне бояться, если я в горе роблю?». Она была озвучена на Урале, в той самой «Малахитовой шкатулке». Мы настолько привыкли к этой земле, что даже не замечаем великий смысл этой фразы. А значит, она то, что у человека есть опора более существенная, чем социология, дежурные идеи и так далее, и эта опора — твоя земля.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов