Поиск по сайту

12 Декабря 2019

Книгопремьера: «Благоволительницы»

Рецензия на роман об офицере СС


Текст: Дмитрий Ханчин Текст: Дмитрий Ханчин
Мне нравится!

Недавно в книжные поступил второй роман Джонатана Литтелла «Благоволительницы». Впервые российский читатель получил возможность познакомиться с этим текстом без сокращений, в полном соответствии с авторским замыслом. Рассказываем, почему на эту книгу стоит обратить внимание.

«Благоволительницы» – это глыба. Это непроницаемый черный монолит, как в фильме «2001 год: Космическая одиссея», – одновременно пугающий и притягивающий. Это более 800 страниц, набранных убористым шрифтом (в зарубежных изданиях – вся тысяча). Это главы по 200 страниц. Это огромные блоки текста, редко делящегося на абзацы. Это страшная вещь, один сплошной кошмар. А еще это европейский бестселлер, лауреат Гонкуровской премии, фаворит критиков и одна из знаковых книг XXI века.

Автор романа – Джонатан Литтелл, француз американского происхождения с еврейскими корнями, писатель, журналист и режиссер-документалист. Он переводил на английский романы Маркиза де Сада и Жана Жене, писал репортажи из горячих точек: Сирии, Боснии, Сьерра-Леоне, Афганистана. В 2001 году в Чечне он попал в засаду и был ранен. Черновик «Благоволительниц» Литтелл написал за 112 дней в зимней Москве. На момент публикации ему было 39 лет. Этот факт до сих пор повергает читателей в шок: откуда молодой автор мог все это знать? Одного только досконального знания истории тут явно недостаточно – тут замешан какой-то сверхъестественный талант.

«Как и большинство людей, я никогда не хотел становиться убийцей», – эти слова звучат почти в самом начале романа. Тут же, рядом: «Если вы родились в стране или в эпоху, когда никто не только не убивает вашу жену и детей, но и не требует от вас убивать чужих жен и детей, благословите Бога и ступайте с миром. Но уясните себе раз и навсегда: вам, вероятно, повезло больше, чем мне, но вы ничем не лучше». И еще: «Я – человек, как и вы. Уж поверьте мне: я такой же, как и вы!». Это слова Максимилиана Ауэ, бывшего офицера СС. Мы сразу узнаем, чем завершилась его история: после окончания Второй мировой войны он успешно покинул Германию, обосновался во Франции под чужими документами, заступил на пост управляющего фирмы по пошиву кружевного белья, женился – словом, стал вести жизнь благообразного буржуа. По непонятной причине он решил написать воспоминания о военных временах, и дальнейшее действие книги разворачивается с июня 1941 года по май 1945-го.

Мы застаем Ауэ, юриста по образованию, молодым офицером СС. Он получает назначение в айнзацгруппу, которая действует на Украине и занимается «окончательным решением еврейского вопроса». Большую часть времени он держится в стороне от военных действий, занимая позицию наблюдателя, но на массовых расстрелах в Бабьем Яру ему приходится встать возле рва с винтовкой в руках и спустить курок. Получив нервный срыв после этих событий, герой отправляется лечиться на Кавказ. Там он проводит научное исследование на предмет того, являются ли горские евреи собственно евреями с точки зрения расовой теории, и вскоре обретает врага в лице неуравновешенного офицера, издевающегося над заключенными. Подергав за ниточки, тот добивается, чтобы Ауэ отправили в Сталинград, в пекло последних дней Сталинградской битвы. Это лишь первая треть романа: впереди – ранение, возвращение в Германию, путешествие во Францию, работа в концентрационных лагерях Польши и Венгрии, и это далеко не все.

Первое, что бросается в глаза читателю, – обилие исторической фактуры. Страшно представить, сколько отчетов, хроник, дневников и воспоминаний перелопатил Литтелл во время подготовки к написанию, но его роман полон масштабных сцен, густо наполненных мельчайшими деталями, населенных реальными историческими лицами: от деятелей Третьего рейха Шелленберга, Мюллера, Гиммлера, Бормана и до французского писателя-националиста Робера Бразийяка. Книга гудит от разговоров представителей всех слоев – от верхушки рейха и до рядовых. Дотошное, где-то даже утомительное повествование об операциях, переговорах и заседаниях временами без предупреждения проваливается то в мучительные воспоминания главного героя о детстве, то в отстраненные размышления об истории и культуре, то в галлюцинации, то в сексуальные фантазии – подобным вещам в «Благоволительницах» отведен не один десяток страниц. Это обусловлено личностью главного героя: Максимилиан Ауэ не простой офицер СС, выполняющий приказы без особых мыслей, не маньяк и убийца, а интеллектуал, меломан, знаток литературы и живописи, человек, отягощенный сложными сексуальными пристрастиями, одержимый стремлением к преодолению границ, тягой к абсолюту: «Я всегда мечтал мыслить радикально; вот и государство и нация тоже выбрали радикальное и абсолютное; и что же теперь — пойти на попятный, сказать «нет», предпочесть комфорт бюргерских законов, пресловутую надежность общепринятых норм? Никак не возможно. И если радикальность оборачивается пропастью, а абсолютное — абсолютным злом, следует, я в этом совершенно уверен, идти до конца, широко раскрыв глаза». С каждой главой Ауэ все выше взбирается по служебной лестнице, и чем выше титул, тем меньше человеческого остается в нем, что в какой-то момент приводит к полному распаду личности.

Главный герой без устали говорит о гении Баха, а особенно любит французских клавесинистов Куперена и Рамо. Этим музыкальная часть романа не ограничивается: каждая из глав «Благоволительниц» носит название какой-либо старинной танцевальной формы: «Сарабанда», «Менуэт», «Жига», «Аллеманда». Само повествование устроено по всем музыкальным законам и порой достигает симфонической мощи. Еще более многомерная у книги литературная база: по мере чтения вспоминаются как роман Гроссмана «Жизнь и судьба» и античные трагедии, так и «Американский психопат» Эллиса. Третий рейх здесь изображен как кафкианская бюрократическая машина. А когда герой оказывается в Минеральных Водах, он бродит по горам с томиком «Героя нашего времени» и в итоге попадает в ситуацию, идентичную той, в которой оказался лермонтовский Печорин. «Благоволительницы» не впадают в зависимость от литературной классики, а вступают с ней в полноправный диалог. Собственно, книга Литтелла – это уже состоявшийся роман, современная классика, пусть и очень трансгрессивного характера.

Помимо художественных достоинств ценность «Благоволительниц» заключается в том, что автор книги предлагает слишком необычный взгляд на вещи, чтобы ее проигнорировать. Нет, Литтелл не пытается оправдать нацистов, не пытается вызвать у читателя жалость к этим людям. Монстры в этой книге, как и положено, выглядят монстрами. Другое дело, что не весь Третий рейх состоял исключительно из них: многие герои романа – обычные люди, которые любят свою страну и просто выполняют то, что им велено. Один написал указ, другой поставил печать, третий довез его до места назначения, четвертый открыл газ, пятый убрал тела, шестой очистил помещение – и все из любви к своей стране.

«После войны много говорили о бесчеловечности, пытаясь объяснить, что произошло. Но бесчеловечности, уж простите меня, не существует. Есть только человеческое и еще раз человеческое», – рассуждает Ауэ в первой главе. А Литтелл на протяжении 800 страниц ставит перед читателем вопрос: где проходят границы этой самой человечности?

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры