Поиск по сайту

16 Октября 2017

Бесконечность одного шедевра

Портрет императрицы Марии Фёдоровны Крамского под увеличительным стеклом


Текст: Анастасия Мошкина
Фото: Георгий Сапожников
Мне нравится!

Екатеринбургский музей изобразительных искусств продолжает жанр выставки одного шедевра. В этот раз мы задерживаемся у картины «Портрет императрицы Марии Фёдоровны» И.Н. Крамского, предоставленной музею до 21 января 2018 года Государственным Эрмитажем.

Зал постоянной экспозиции ЕМИИ несколько преобразился: в центре выставлена работа Ивана Крамского «Портрет императрицы Марии Фёдоровны». Для пущей убедительности, что картина из великого музея, стена для экспозиции выкрашена в малиновый цвет – точь-в-точь как штоф, декорирующий стены Эрмитажа в конце XIX. Выставка одного шедевра – это шанс остановить внимание вечно спешащего гостя музея и заставить его погрузиться в детали, которые откроют бездну исторического контекста, сюжета и личности художника, героя.

Как и диктует нам жанр выставки, начинаем разбирать картину по крупицам. И первый же вопрос – почему именно эта картина выбрана из тех трех миллионов и даже больше шедевров Эрмитажа? Юрий Гудыменко, старший научный сотрудник Отдела русской культуры и куратор проекта от Эрмитажа, объяснил так: «Почему именно этот портрет Крамского? Это одна из лучших работ Крамского, при этом – малоизвестная. Ее первое появление из запасников Эрмитажа, где она находилась с 1918 года, произошло только в 2004 году. Почему именно портрет Крамского? Портретов Марии Федоровны много, но эта работа – работа крупнейшего русского живописца. У нас есть сейчас несколько художественных брендов, которые дико популярны в России и мире. К примеру, русский авангард. Но есть и еще один крупный художественный бренд, который в данный момент позабыт, но он не менее значим и интересен, – это русская реалистическая живопись XIX века». И конечно, если брать шедевры этого периода, то нельзя пройти мимо русского реалистического психологического портрета – в этом жанре творили Илья Репин, и Владимир Маковский, и, в первую очередь, Иван Крамской.

Екатерина Корнеева, заведующая сектором русского искусства Екатеринбургского музея изобразительных искусств, добавила, что выбор на этом портрете остановился еще и потому, что он глубоко отражает историю надрыва конца XIX – начала XX веков. Выставка открылась 13 октября, а эта дата была судьбоносной для главной героини картины (в 1866 году в этот день она приняла православие перед бракосочетанием с мужем Александром III, а в 1928 году умерла в Дании, в эмиграции, успев спастись, в отличие от своих сыновей и их семей).

Уникален творческий метод, которым написан портрет: доподлинно известно, что его художнику заказал муж Марии Федоровны – Александр III, он написан с фотографии, сделанной в ателье Левицкого. Художник доделывал произведение только после личной встречи с героиней – он проверял свои впечатления и выверял работу с натуры. Крамской явно сделал изображение менее торжественным, сосредоточив свое внимание на психологии личности – трогательной беззащитности молодой императрицы, а не на блеске бриллиантов. В этом было художественное кредо его творчества – писать с любовью и верой к людям, принимая их такими, какие они есть.

Работа закончена в июне 1881 года – страшного года для императорской семьи: в начале марта был убит народовольцами Александр II, и его сын Александр III (со своей женой Марией Федоровной) спешно перенимает трон. Убийство императора погрузило правящую элиту в смятение и страх, прежде всего, за свое будущее, а не за будущее страны. Преобразования Александра II начали сворачиваться – реакция, основанная на консервативно-охранительных взглядах новоиспеченного самодержца, приведшая, в том числе, к страшному по силе взрыву в 1917 году.

Фотография Пусетти во время коронации императора Александра III и императрицы Марии Федоровны

Фотография Пусетти коронации императора Александра III и императрицы Марии Федоровны (1883 год)

Но все это было потом, а пока в народ пошли репродукции картины новой правящей четы Романовых. Вот и Мария Федоровна в русском парадном платье. Что это за платье? Екатерина Великая ввела традиции венчального и коронационного платьев российских императриц: это должны были быть платья в русском стиле, непременно белые, с украшением соболями и блеском бриллиантов, с вышивкой славянских мотивов, с диадемой, похожей на русский женский кокошник. В этом смысле наряд Марии Федоровны – само изящество, без лишней пышности, присущей нарядам ее предшественниц. На шее у нее – украшение семьи Романовых –колье из 51 бриллианта с жемчугом.

Отсутствие излишеств – уже жизненный принцип семьи из династии Романовых. Александр III был прост в быту: надевал поношенную одежду, сапоги, брюки и вышитую рубаху; придворный этикет и церемониал при нем стали проще и дешевле. Единственное, на чем он не экономил – коллекционирование искусства: его коллекция стала основой создания Русского музея. А сам он, кстати, обучался живописи и рисовал в свободное время. Александр – практически единственный русский самодержец, не имевший связей на стороне, предпочитавший крепкую счастливую семью.

Мария Федоровна, до крещения Дагмара Датская, – жизнелюбивая и жизнерадостная по характеру женщина, которой повезло быть в счастливом браке с царствующей особой. Она покровительствовала искусству и, в частности, живописи, как и муж, сама рисовала. Работала в Российском обществе Красного Креста. Кстати, ее родная сестра – Александра Датская, супруга британского короля Эдуарда VII, сын которых – Георг V, двоюродный брат Николая II, был похож на него один к одному. Когда сестры были маленькими, то им рассказывал свои истории датский сказочник Ханс Кристиан Андерсен.

В судьбе этой женщины отразилась сложная смена эпох – века XIX и XX: убийство свекра; расстрел большевиками сыновей Михаила Александровича и Николая II и его семьи; сложные отношения с родственниками из Пруссии – русско-германские конфликты того времени; теплые отношения с сестрой, ставшей принцессой Уэльской, которые им приходилось ставить на паузу во время разных войн и конфликтов, в которых Англия и Россия были по разные стороны баррикад; эмиграция из Крыма в 1918 году с помощью племянника – короля Великобритании; отпевание после смерти, внесшее раскол в православную церковь в эмиграции; перенос ее останков из Дании в Санкт-Петербург в середине 2000-х.

И все это в рамках изучения одного шедевра, о котором можно говорить бесконечно: мы еще не затронули подробно историю царских украшений, судьбу Крамского и его семьи, историю самого полотна в XX веке. Такое погружение в исторический контекст одной картины, в детали ее создания, в личность героя позволяет нам, современным зрителям, более качественно проживать момент здесь и сейчас – не спеша, отгородившись от всего информационного и визуального шума, который давит на нас. Всего лишь вглядываясь в лицо молодой женщины, которая будет иметь все, а потеряет еще больше…

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов