Поиск по сайту

05 Декабря 2017

Через -измы к человеку

Произведения авангарда в фокусе личности


Мне нравится!

В Екатеринбургском музее изобразительных искусств сейчас проходит выставка русского авангарда 1910–1920-х годов «Ясновидцы грядущего». В рамках выставки гости музея имеют возможность познакомиться со специалистами авангарда, раскрывающими ту или иную тему этого явления в культуре. На прошлой неделе в музей с лекцией и экскурсией приезжал Кирилл Светляков, главный специалист по современному искусству Государственной Третьяковской галереи.

На лекции специалист поделился своей идеей о том, что авангард не умер: художники этого направления жили будущим и создавали проекты, которые частично были реализованы только через 50 или 100 лет, а некоторые еще ожидают своей очереди. Авангард – не утопия и пока что не архив, это незавершенный проект.

Нам же посчастливилось побывать на авторской экскурсии Кирилла Светлякова по экспозиции, где он вписывал -измы в жизнь конкретных художников, их творческие и жизненные искания, демонстрируя различные практики анализа произведений, что вырисовывало его слушателям образы людей, живших 100 лет назад. Экскурсия длилась два часа, у нас нет физической возможности передать все интересное, о чем рассказывал Кирилл Светляков, но мы постараемся остановиться на важных для осмысления той эпохи вещах.

Первое, на что обращает наше внимание экскурсовод, – это то, что все возникающие течения авангарда, его появление и схлопывание, – все это занимает от силы 10 лет. Мы подолгу останавливаемся не только возле картин, но и афиш того времени, бездонного, но немного недооцененного посетителями музея источника информации о культурном контексте. Итак, «Бубновый валет» – первая выставка авангардистов проходит в декабре 1910 года, она дает мощный заряд российскому искусству начала XX века.

Первый зал начинается с серии Венер Михаила Ларионова, который своей миссией считал создание новой культуры – неевропейской. Перед нами образ из классического искусства, но осмысленный через призму наива: алтарь из домашних фотографий и розочка у «Еврейской Венеры», фон из вышивок у «Кацапской Венеры» – при общем огрубленном рисунке (толстые темные контуры, плоские части тела) мы видим глубокое пространство вокруг, тонкую раскладку цветов, практически цветовой мираж. Художник работает на противоречии грубости и чувственности. Это заигрывание с академической живописью – салонными Венерами, и китчем, народным наивом, который изображал этих героинь на ковриках и клеенках.

Ларионов смотрит на классический образ уже сквозь призму наивного искусства – это признак современного искусства (актуальный прием и для сегодняшних современных художников), через эту призму проявляется чувственность образа. А мы понимаем, насколько авангард не завершен и актуален сейчас, насколько это искусство помогает нам понять то, что делают современные художники XXI века в своих инсталляциях.

Следующая картина, о которой нам рассказывает экскурсовод – это «Портрет дамы в кресле» Ильи Машкова. Этот художник взялся из ниоткуда: самоучка из казацкой станицы, в начале 1900-х переезжает в Москву, удачно женится, путешествует по Европе, учится в Училище живописи и зодчества. Вместе с Петром Кончаловским открывает курсы живописи – тусовку по образцу свободных парижских академий. Его картина «Портрет дамы в кресле» к 1913 году стала уже классикой авангарда – так быстро он развивался. Турецкая набойка – стилеобразующий штрих его портретов и натюрмортов. В этой картине мы видим, что художника интересует возможность выдержать в одной плоскости два плана – первый (портрет) и задний (набойку). Для этого он соотносит цвета планов, играет формами и плоскостями, и это уже не неопримитивизм, а скорее неоклассика. В «Женском портрете с зеркалом» (разница между картинами 5 лет) он уже драматизирует, закрывает цвет, вводит мотивы отражения, делает сложные игры с орнаментами, повторяет натюрморт в портрете. Мы видим его грубость с претензией на классику. Соцреализм потом возьмет на вооружение этот прием – сочетание изысканного и массового.

Сам же Машков останется в поисках обобщающих форм, будет продолжать эксперименты Сезанна по поиску пейзажного в натюрморте, натюрмортного в пейзаже, поэтому интересно остановится у его картины «Крым. Судак», в которой он изображает горы-булки, «лепит батоны» (как сказал Кирилл Светляков) в поисках соединения дальнего видения и ближнего, не пейзаж превращая в натюрморт, а применяя опыт объемного видения к пластам пейзажа.

«Портрет Рождественского» Петра Кончаловского – это сплав неопримитивизма и геометризации объема, которую он уже видел в картинах Пикассо в собраниях Морозова. Этот портрет не без иронии и пародии, и отсылка – к портретам Серова: глаз собаки, смотрящий на нас из-под мышки персонажа, – это сопоставление глаз животного и человека, серовского мотива.

Ольга Розанова показана на выставке в динамике, прошедшей через все -измы: если на первом этаже выставки мы видим ее картину, близкую к Венерам Ларионова, но уже в четком цветом ритме, сталкивании цветовых диагоналей, то потом можем отследить, как под влиянием усиливающегося ритма произойдет отказ от содержательной формы, переход в супрематизм.

«Косари» Натальи Гончаровой – одна из показательных для того времени картин. Художница находится под впечатлением от икон, наива. Ее белые контуры – от иконописи. Потом она будет изображать мифические мотивы, а в этой картине еще есть привязка к пейзажу. Работа строится на ритме, который ускоряется к нижнему правому углу. В итоге – ритм обособляется, показывая нам, как бессознательно художник движется в сторону абстракции. Она не совершит этого прорыва, но это сделают Розанова и Попова.

На втором этаже музея представлена еще одна исторически важная вещь, еще одна картина Наталии Гончаровой – «Жатва» (футуризм). В ней мы видим образы апокалипсиса, сбор урожая, момент кульминации пословицы «Что посеешь, то и пожнешь». Это практически вселенский миф, сплав язычества, солярных культов, скифства. В это время художница общается с Мариной Цветаевой, и можно проследить влияние друг на друга двух художественных сознаний – взаимообогащение языческого пантеизма и христианской культуры. Следующая работа художницы «Крестьяне собирают виноград» – это уже влияние кубофутуризма и Пикассо, этакие роботы-трансформеры, протокрестьяне и виноград.

Мы же возвращаемся к неопримитивизму в виде сезаннизма – «Портрету девочки» Фалька. Художник разрывает пространство цветовыми плоскостями – так прослеживается движение кубизма обратно к сезаннизму у художника, который не может порвать с натурным восприятием. Он пишет пространство: сквозь форму мы углубляемся в воображаемое пространство, что достигается зыбким контуром между фоном и формой, но где-то художник оставляет фактуру, которая и возвращает нас обратно из иллюзий.

Ученики Петрова-Водкина стоят отдельной глыбой в авангарде, один из них – Павел Голубятников. Интересны два его натюрморта – «Натюрморт с сахаром» и «Натюрморт с бутылкой». Вслед за учителем пытается изобразить теорию относительности в простом натюрморте: предметы должны быть не просто изображены точно, они должны передавать движение Земли вокруг своей оси и вокруг Солнца.

Поэтому у Голубятникова в натюрмортах невесомость, интерпретация любого простого предмета с глубоким смыслом, а в «Натюрморте с сахаром» – сусальное золото иконы.

Огромным плюсом выставки назвал Кирилл Светляков построение экспозиции, в которой книги идут наравне с картинами – не довеском или бонусом, как это часто бывает. В совместной работе художников и поэтов можно проследить, как они пытались стереть разницу между текстом и изображением – актуальную тему для сегодняшнего дня, когда идут споры о возможности существования исключительно визуальных медиа. В иллюстрациях Ларионова к книге Алексея Крученых «Полуживой» мы видим, как изображение сливается с текстом, мы видим то ли человечка, то ли букву, такой рисунок может раскрыться и в пейзаж, и в портрет.

Пройдет еще много лет, и такой опыт родит автоматическое письмо сюрреализма, а пока намечена революционная зыбкость структур текста. В этих играх, экспериментах художники XX и XXI века будут черпать не просто вдохновение, а готовые идеи: отсюда вырастут Булатов, Пригов и т.д.

Еще одна мощная фигура на выставке – Василий Кандинский. Он прошел путь от юриста к художнику через увлечение этнографией, интерес к своим корням, в которых тесно переплелись немцы, русские, манси. В 1880-е он даже пишет научную работу «Представление манси о душе». Есть исследователи, в основном зарубежные, которые изучают его картины на предмет психоделических мотивов, настаивая на его опыте трансгрессии (перехода между мирами при помощи галлюциногенов). Было это или нет – не суть важно, когда мы смотрим на его картины: он художник, и вполне можно допустить силу художественного воображения, порождающего другие миры. Его мироощущение строится на рациональной немецкой философии, русском фольклоре, символизме шаманства. Его «Импровизация №217» – это мир в мире. Мы чувствуем пейзаж в этом полотне, хотя художник и отпустил форму, но как только мы ловим какой-то предмет – лодку, дерево, гору, мы начинаем все глубже и глубже раскрывать для себя смысл картины, вытаскивая образы один за другим, как цепочку.

 

Заключительная часть выставки – это наглядное представление того, куда привел авангард, утилитарный подход к его идеям, которые вылились в идеи дизайна, архитектуры, промышленности, полиграфии, рекламы. Новому обществу требовался новый человек, новая среда, новая культура, новая одежда, новый визуальный ряд. Обложки журнала «Леф», оформленные Родченко, – это пример того, как язык авангарда оказался востребованным в молодой коммунистической стране. Красный квадрат – авангардно и коммунистично, если добавить к нему портрет Ленина, то это уже готовый коммунистический плакат. Бригады художников в то время делают площади для праздников по всей стране: оформить их традиционно – это дорого и долго, а пара красных квадратов, черных прямоугольников и портретов вождей – и настроение создано, создано со скоростью супрематизма.

 

В натюрморте Давида Штеренберга мы видим искаженность пространства, планетарность, авангардистское отношение к цвету, почти фальковское, очень необычную по пространственному ощущению картину, привязанную к действительностью фактурой салфетки. Это обжективизм (стилизованный кубизм и экспрессионизм), который в XX веке перерастет в поп-арт в Америке, станет платформой для полиграфии и рекламы.

Что может быть более отвлеченным от реальной человеческой жизни, чем деление искусства на течения? В последнее время, все-таки 100 лет революции, мы видим много проектов, посвященных событиям 100-летней давности: история показывается нам в художественных и документальных фильмах, проходят дискуссии на тему, в музеях – выставки, посвященные работам того времени; театры ставят постановки по пьесам начала XX века или о нем. Но приближает ли нас эта вся обширная и разносторонняя информация к знанию и чувствованию людей, которые прошли через тот слом эпох? Скорее нет. Потому что человек находится на стыке всего этого, постоянно ускользает от внимания.

Авторская экскурсия Кирилла Светлякова «Произведения авангарда в фокусе» через описание течений, анализ картин рисует нам поиски человека того времени, его осмысление происходящего, отражение слома эпох на мировоззрении, выливающееся в абстрактные формы, отказ от конкретики, ритм времени, проходящий через сознание человека-современника и выплескивающийся в экспрессию форм. Мы видим выходы на современность, созвучные нам темы, и понимаем, что глобальный поиск человечеством ответов на вопросы еще не закончен.

В рамках выставки «Ясновидцы грядущего» в скором времени пройдут еще лекции и авторские экскурсии, раскрывающие нам русский авангард и человека им осмысляемого с несколько другой стороны. 6 декабря в 18:30 состоится лекция «"Роман" авангарда с наивом = неопримитивизм», читает зав. отделом наивного искусства, кандидат философских наук Андрей Бобрихин. 13 декабря в 18:30 пройдет авторская экскурсия «Шедевры выставки «Ясновидцы грядущего». Выбор куратора» от куратора выставки, заведующей отделом отечественного и зарубежного искусства Ольги Горнунг.

Автор фото на заставке: Екатерина Фроленко.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга