Поиск по сайту

20 Декабря 2017

Слово в модной шляпке

Наше исследование феномена модных слов 2017 года


Автор исследования: Александра Петкау Автор исследования: Александра Петкау
Мне нравится!

На днях экспертный совет при Центре творческого развития русского языка, в который входят признанные писатели, филологи, лингвисты, журналисты, культурологи и философы, выбрал ключевые слова и выражения 2017 года. Уже в одиннадцатый раз акция «Слово года» проводится по всему миру и позволяет наметить главные словесные очертания уходящего года. Мы решили составить свой рейтинг с региональным уклоном и спросили 100 студентов Уральского федерального университета о модных словах 2017 года, а затем дали аналитический комментарий к их ответам.

Феномен моды притягателен для исследования специалистами разных областей, так как каждый находит свой аспект в этом бездонном море. Традиционно моду соотносят с внешним обликом человека, который служит и социальным маркером. В русский язык слово пришло в XVII веке, и уже тогда оно взяло на себя функцию разделения высшего и низшего сословий. Помните известные строки: «Вот мой Онегин на свободе; острижен по последней моде, как dandy лондонский одет» – так охарактеризовал своего героя Александр Пушкин и фактически сказал о нем все. Встретив по модной одежке, мы уже можем считать психологический портрет человека, выдающий без оглядки его статус. Существует простое правило, которое понимается всеми людьми на интуитивном уровне: хочешь быть в определенной группе – соблюдай правила, ею установленные. Таким образом, мода как культурный образец задает, с одной стороны, нормативное начало (надо следовать), с другой – ценностное начало (стремлюсь следовать). Эту добровольность в следовании культурным канонам сумел ухватить и язык, в котором слова являются маркерами общества и времени.

По инициативе лингвиста Михаила Эпштейна в России с 2007 года экспертным советом составляется вербальное изображение уходящего года. В 2017 словами-символами стали «реновация»; «биткоин»; «хайп»; «токсичный»; «батл»; «допинг»; «криптовалюта»; «фейк»; «безвиз»; «домогательство/харассмент» и другие. Ровно десять  лет назад, в 1997 году, актуальными словами были «инвестиция»; «интернационализация»; «карма»; «конвергенция»; «конверсия»; «сепаратизм»; «трудно». Время оформилось в них и затвердело. Как к хорошему альбому с фотографиями, так и  к ним можно вернуться, и ветер воспоминаний легонько дунет в спину и воссоздаст в памяти все присущие им контексты. Слова отражают общественно-политическую ситуацию, подобно огурцу в соленом рассоле: бросьте его в банку и как бы он ни хотел, ему придется стать соленым, стать, как все.

Перед студентами Уральского федерального университета стояла непростая задача – вспомнить актуальные слова уходящего года и учесть нашу региональную специфику. Сразу же отметим, что сделать это смогли не все, и объяснение этому очень простое. Языковой «рассол» является общим для всех, разве что «петрушка» на донышке разнится. Оглянитесь по сторонам: реклама на многочисленных носителях, сюжеты федеральных каналов и репосты в социальных сетях  – вот информационное цунами, в котором существует, если не сказать – тонет,  каждый человек. Он начинает мыслить в тех понятиях, словах, которые преподносят ему и газеты, и радио, и телевидение, и интернет. Ситуация казалась бы печальной, если бы не одно «но», удачно подчеркнутое Гербертом Маркузе, который так сказал о рекламе: «Полное ее отсутствие погрузило бы человека в болезненный вакуум, лишающий его возможности удивляться и думать, узнавать себя (или скорее отрицательное в себе) и свое общество».  

Мы попросили ответить на вопросы об актуальных словах 2017 года студентов разных специальностей, потому что именно молодые люди формируют завтрашнее языковое сознание. Они дышат полной грудью модным воздухом медиаканалов, поэтому и выдают вердикт времени без долгой заминки в ответ на просьбу: «Предложите слово или фразу 2017 года. Попробуйте сделать акцент на словах и словосочетаниях, которые стали знаковыми именно в Екатеринбурге? Пожалуйста, не отвечайте на вопросы односложно. Развернутые и полные ответы с комментариями и пояснениями приветствуются».

Лингвистически можно разделить полученные «модные слова» на две группы. К первой группе мы отнесли единицы, которые уже существуют в языке, но расширили значение: «айфон», «анонимность», «байт», «блогер», «бомбить», «вебинар»,  «выборы», «дедлайн», «инклюзивный», «маяк», «мем», «митинг», «санкции», «президент», «пруд», «провокация», «революция», «теракт», «тренд», «троллинг», «феминизм», «фиаско», «чемпионат», «эвакуация» и другие. Ко второй – новые слова, находящиеся вне русского литературного языка: «хайп», «биткоин», «криптовалюта», «кусь», «батл», «лайфхак», «спиннер», «биеннале», «ждун» (распространенное в русском интернете название скульптуры Homunculus loxodontus голландской художницы Маргрит ван Бреворт), «жиза», «лайкальщик», «треш», «йеп («yep» – да)», «изи («easy» – легко)», «лампово», «кибербулинг», «мастхэв», «печалька», «спич» («speech» – речь)», «харассмент («harassment» – сексуальные домогательства)», «эмодзи», «ядерная война» и другие.

Слова-персоналии выступили ключами к дому по имени «2017 год», жильцами в нем стали «Дональд Трамп с яркими изречениями», «Алексей Навальный с фильмом «Он вам не Димон», «Алексей Учитель с  фильмом «Матильда», «Ольга Бузова с поклонниками», «Харви Вайнштейн с красивыми девушками», «Кирилл Серебренников со зрителями», «Ксения Собчак с предвыборной кампанией».

Заимствование иностранных слов – один из возможных путей развития любого языка. Как видно из представленного списка, культурно отдаленное слово искусно вплетается в речь и находит там себе местечко. Интерес представляет собой языковая игра с этими словами: к модной одежке начинают прикреплять брошки и бусы. Так появились слова «байтить», «батлить», «гуглить», «лайкальщик», «лайкер», «хайпово», «по фану жить» и другие.

Слово «хайп», которое с английского языка переводится как «шумиха» и «ажиотаж», бьет рекорды по частотности. Сложно найти хоть одну анкету, где оно не было бы указано. Между тем, принципиально новым оно не является. В 30-е годы оно использовалось в США для обозначения дозы наркотиков: «hypodermic needle» – «игла для подкожного впрыскивания» – сократилось до «hypе». Журналисты подхватили тренд и внесли метафорическое значение в слово, которое сейчас тонко отражает ход жизни. Так, по данным журнала BusinessWeek, в 1971 году человек получал около 500 рекламных сообщений в день, сейчас же 5000. События мирового масштаба тоже не могут оставить равнодушными: выборы нового Президента США и Франции, острые разногласия на спортивной и политической мировых аренах, о которых, кажется, слышал даже дедушка из самого дальнего села –  разве «шумиха» в год Огненной обезьяны не самое четкое слово?

Слова и выражения с региональным оттенком пускают пунктиром произошедшие общественно-политические события и становятся их хроникой, среди них: «недопуск (отказ в участии в выборах Евгения Ройзмана)»; «транспортная схема (она вызвала отрицательные отзывы со стороны жителей города)»; «постройка центрального стадиона»; «ложное минирование (эвакуация граждан из екатеринбургских торговых центров)», «наш футбол (игры чемпионата мира по футболу-2018 в Екатеринбурге)». Кроме того, были отмечены события, получившие широкий резонанс по всей России, в частности, к выражениям, ознаменовавшим это, относятся:  «Храм на воде» и «акция «Обними пруд» (флешмоб против строительства храма святой Екатерины)».

Модное слово может иметь и узкий круг «поклонников», который будет инициировать внедрение его  в массовый обиход: «Закрытие Линча (это связано с закрытием клуба Lynch в Екатеринбурге)», «Сделано на Урале (made in Ural – название бренда уральской одежды, который продвигают авторы, дизайнеры, музыканты)»; «Екатеринбюргер (песня группы «Курара»)», «одинокая трибуна (временная трибуна на центральном стадионе)».  Нельзя не отметить и такое понятие как «непреходящая мода», которая превращает некогда модные слова в стертые, рутинные аналоги. Перечисленные лексемы интересны пульсацией времени «здесь» и «сейчас». Слова, также как и живопись, не могут существовать вне среды: как только она уходит, в агонии сгорают и ее поданные.

Миру модных слов свойственна еще одна черта – публичное отрицание такового при внутреннем его принятии: «Я не смотрю телевизор», «Я вне моды», «Я не в тренде». Подобные выражения частотны и формируют собой оксюморон: «сейчас модно быть не модным». Когда модное слово только начинает «вбрасываться» в речевой обиход, так и хочется отгородиться от него, застегнуться на все пуговицы, чтобы сохранить  индивидуальность.  Пример, который дал один из студентов, подтверждает правомочность наблюдения: «Спич – данное слово стало популярно весной 2017 года, причем настолько, что даже один из преподавателей начал лекцию с него: «Я хочу начать свой спич…» Это было обычно и необычно одновременно». Преподаватель подал сигнал своим слушателям, что он идет в ногу со временем, но реакция – «обычно и необычно одновременно» – говорит сама за себя. Вчера еще слово было свежим, оригинальным, а уже сегодня оно может наскучить и даже начать вызывать раздражение. То, что в начале кажется волшебным, со временем может начать резать слух. Отмахиваться от «прошлых любимцев», как от надоедливой мухи, наверное, не самый лучший выход, ведь они могут дать ценный материал для самоанализа, так как все, что нас окружает, нас и отражает.

Новый год скоро вступит в свои права, а, значит, пора прислушаться к словам, к чувствам, мыслям и поговорить с самим собой о важном на модном или принципиально не модном языке.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга