Поиск по сайту

20 Декабря 2017

Музей – это не коробочка

Включенное наблюдение как способ познания музея посетителями


Текст: Анастасия Мошкина
Фото: Татьяна Доукша
Мне нравится!

В Екатеринбургском музее изобразительных искусств подводятся итоги первого опыта анализа музея с помощью своих гостей: результаты экспериментального исследовательского проекта можно увидеть на выставке «Музей: включенное наблюдение».

Есть какие-то явления и вещи в нашей жизни, которые мы привыкли считать само собой разумеющимися. Для чего существует музей? Для того, чтобы в нем что-то хранить. Это, пожалуй, самое распространенное и самое вредоносное для музея определение в современном мире, потому что в нем нет места человеку, в него приходящему. Музей, конечно, должен хранить, но не только…

В сентябре 2017 года Дарья Костина и Ирина Кудрявцева из Отдела современного искусства ЕМИИ объявили начало проекту «Музей: включенное наблюдение». Наблюдателем мог стать любой желающий, основное требование к нему формулировалось приблизительно так: «Постараться максимально освободиться от представлений, что у вас есть какие-то конкретные ожидания от результатов вашей прогулки по музею». Эта установка освобождала поток бессознательных реакций на все, что есть в музее. Начинались читаться скрытые кодовые языки (к примеру, стул как знак «стоп»); выплывали наружу травмирующие ситуации, которые впоследствии портят настроение при посещении (к примеру, один из наблюдателей вспомнил, как его однажды настойчиво просили покинуть музей в конце рабочего дня, и каждый раз, когда он приходил в учреждение впоследствии, он испытывал чувство вины и неловкости); проявлялись инсайты, цепочка художественных связей, новый взгляд на экспонаты (кто-то из наблюдателей увидел в Каслинском павильоне красную комнату из сериала «Твин Пикс», а кто-то почувствовал в каслинском литье дыхание вечности: «Мир рухнет, экономика развалится, а каслинское литье останется») и так далее.

Фиксирование наблюдений проходило в двух формах: наблюдатели могли ходить по музею в одиночку и делать рукописныезаписи, фотографировать, снимать видео, записывать свои размышления и ощущения на диктофон, а могли выбрать формат прогулки с кем-либо из кураторов, но куратор в данном случае не вмешивался в процесс, даже не влиял на маршрут. Таким образом, итогом работы наблюдателя был некий образ музея 5D – прочувствованный всеми чувствами объект, с моментами анализа – почему, как и что откуда берется. И таких субъективных образов в распоряжении музея оказалось сорок штук – именно столько наблюдателей поучаствовало в первом проекте.

Итогом, как мне кажется, промежуточным, потому что не все прогулки еще расшифрованы, стала выставка, и не только. Так как я сама была наблюдателем, могу сказать, что больше всего меня волновал вопрос, во что могут вылиться размышления и ощущения наблюдателей, как из нематериальных чувств можно сделать предметную выставку. Результат порадовал своей вариативностью. Во-первых, кураторы собрали информацию о самом задании на Воеводина, 5, поговорили с архитектором Анатолием Алексеевичем Пташником. Это видеоинтервью можно увидеть в музее, а также фотографии того, каким было здание до реконструкции, и проект реконструкции – смелый по тем временам. Во-вторых, на основе живых цитат из наблюдений была создана инструкция для посетителей (больше всего мне понравился пункт «Не думайте, что музей – это что-то старое. Живое общение с искусством ценно. Интернета недостаточно»). В-третьих, постоянные и долгоиграющие экспозиции музея дополнили включения современного искусства. К примеру, «Интерактивная инсталляция» Сергея Лаушкина, созданная на основе такого медицинского явления нашего зрения, как обратный последовательный образ. Хотим мы этого или нет, но на нашей сетчатке на несколько секунд отпечатывается то, что мы видим. Кстати, это ли не повод тщательнее выбирать то, на что смотреть, не размениваясь на некачественный визуальный ряд? Кроме того, в музее сейчас выставлены инсталляции Екатерины Юшкевич «Прогулка с другом, который не пришел», видео Павла Когана «Взгляните на лицо», аудио инсталляции Тимура Бабинина «Музвук» и Анастасии Богомоловой «В присутствии посетителя». А еще можно увидеть ментальные карты, которые рисовали исследователи, эмоциональную карту музея на основе расшифровки наблюдений, впечатления от увиденных экспонатов.

Несколько изменилось и пространство музея с точки зрения удобства: некоторые залы дополнились мешками-креслами для отдыха, на балконе теперь есть знак, который напоминает о том, что с этого ракурса удобнее смотреть на зал каслинского литья. В зале ювелирного искусства появился экспонат, который разрешено трогать руками, – а ведь именно этот зал (по крайней мере, у меня до мурашек) рождает потребность тактильно ощущать предметы искусства.

Когда ты видишь, как музей меняется по твоему желанию (даже если оно было высказано не тобой одним), то ощущаешь некое соавторство и одновременно важность собственной персоны в этом заведении. Это не только создает лояльность к отдельно взятому музею, а вообще пробуждает интерес к сфере музейного дела, пусть даже на любительском уровне. Может быть, поэтому проект «Музей: включенное наблюдение» можно рассматривать не только как оценку посетителем музейного пространства, но и как еще один способ общения музея с гостями: привлечь того, кто еще ни разу не был в музее, пригласив на такой отложенный диалог; повысить лояльность редкого посетителя; возможно даже найти таким способом общественного фандрайзера (а почему бы и нет?) среди постоянных посетителей. Опыт многих успешных в мире культурных учреждений показывает, что качественные изменения приносит именно персонализированная работа с гостями (мне вспоминается Кружок любителей оперы в Пермском театре оперы и балета, который капля за каплей делает Пермь столицей оперы, или опыт команды, успешно открывшей «Лувр – Ланс» там, где музею, на первый взгляд, было не место).

Мне кажется, что Екатеринбургский музей изобразительных искусств только встал на путь изучения зрительской психологии восприятия его – музея. Это не только выход наружу, за свои пределы (в зону социологии, психологии, философии культуры), но и навстречу – навстречу своему посетителю. И этот опыт требует продолжения.

Кстати, у проекта «Музей: включенное наблюдение» теперь есть свой блог, он адресован тем, кто теперь точно знает или еще только предполагает, что любительское музейное дело ему будет интересно.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга