Поиск по сайту

17 Мая 2018

Трогать разрешается!

Наше исследование актуальных российских тенденций в музейной сфере


Текст: Дарья Санникова Текст: Дарья Санникова
Мне нравится!

Мы уже рассказывали вам о том, чем живут сегодня музеи мира, куда движутся и с какими противоречиями сталкиваются. Продолжая предвкушать Ночь музеев в Екатеринбурге, сегодня обратимся к опыту музеев российских. Помочь увидеть эту картину нам помогли руководители омского музея изобразительных искусств имени М.А. Врубеля, Выставочного центра «Эрмитаж-Выборг», Государственного музея-заповедника «Петергоф», Государственного музея-заповедника «Куликово поле».

I. Открытость современному посетителю, ориентированность на запрос аудитории

Как и мировые музеи, российские сегодня активно стремятся быть доступными для своего посетителя. Это вполне логично: музей не может существовать сам по себе – а значит, должен меняться, ориентируясь на того, кто входит в его двери. «В настоящее время, на наш взгляд, наблюдается смена культурной парадигмы – элитарность, закрытость, консервативность постепенно уступают место доступности, открытости, новаторству, созданию комфортной для посетителя среды, — отмечает директор Омского музея изобразительных искусств имени М. А. Врубеля Фарида Буреева. — И именно эти тенденции кажутся нам наиболее жизнеспособными, поскольку переход от монолога всезнающей и поучающей институции к диалогу со зрителем – единственно приемлемая форма работы в современных условиях «общества без границ».

С ней согласен и директор Государственного музея-заповедника «Куликово поле» Владимир Гриценко, называющий открытость, стремление учитывать максимально пожелания посетителей, стремление к расширению аудитории позитивными тенденциями в работе современного музея.

Быть открытым посетителю – значит и быть доступным для людей с ограниченными возможностями здоровья. И музеи всеми силами стремятся обеспечить возможность участия в культурной жизни посетителям с разными ограничениями: учитывают потребности такой аудитории и в ходе проектирования и строительства зданий, и при создании экспозиции. «В новом музее Куликовской битвы есть пандус и лифт, которые помогают перемещаться и в экспозиции, и подниматься на смотровую площадку. Организованы места общего пользования. В экспозиции пояснения выполнены шрифтом Брайля, продуманы тактильные экспонаты», – поясняет директор Государственного музея-заповедника «Куликово поле» Владимир Гриценко.

Однако отвечать на современные требования общества гораздо легче при создании новых объектов, гораздо более трудоемкая задача – трансформировать памятники архитектуры, в которых нередко располагаются музейные экспозиции. «Что касается других наших музеев –  Музея купеческого быта в Епифани, Музейно-мемориального комплекса героям Куликовской битвы в селе Монастырщино, Музейно-выставочного центра «Тульские древности» – работа ведется, и наши возможности будут улучшаться. Дело это более трудоемкое, но выполнимое», — приводит пример Гриценко.

II. Активное внедрение мультимедийных технологий в пространство российских музеев… и перенасыщение ими

Как отмечают представители Государственного музея-заповедника «Петергоф», активное внедрение мультимедийных технологий в пространство российских музеев можно было наблюдать еще 10 лет назад, тогда как в западных музеях этот бум начался намного раньше. На международных музейных фестивалях инженеры, специалисты из IT-сферы демонстрировали технологии, которые могут быть применимы в музеях, внедрены в экспозиции. «Однако последние три года появилось ощущение перенасыщения информационными технологиями, электроникой, виртуальным пространством, хочется снова увидеть «чистый», не дополненный музейный предмет. Поэтому сегодня надо стремиться к разумному балансу», — отмечают эксперты.

III. Активное внедрение рыночных тенденций

К этому, становящемуся все более явному, явлению, можно относиться по-разному. Так, директор Государственного музея-заповедника «Куликово поле» Владимир Гриценко считает эту тенденцию однозначно негативной: «Сейчас активно внедряются рыночные тенденции, окажутся ли они жизнеспособными, покажет время. И это зависит от нас, людей, работающих в музее. Пойдем на поводу коммерческих интересов – попросту превратимся в парки аттракционов».

Подобные опасение вполне понятны, однако на сегодняшний день дополнительное финансовое подспорье музеям подчас просто необходимо. Недаром, к примеру, директор Омского музея изобразительных искусств имени М.А. Врубеля Фарида Буреева называет активный фандрайзинг одной из главных тенденций в развитии российской музейной сферы: вероятно, музеи сегодня нуждаются в привлечении денежных средств и иных ресурсов, необходимых для реализации тех или иных проектов. Так, Музей Врубеля, помимо бюджетного финансирования, старается привлекать и иные источники дохода: гранты, спонсорскую помощь, партнеров, благотворительные фонды.

Сотрудники «Петергофа» отмечают, что зарабатывают в основном своими силами: на сегодняшний день процентное соотношение 70% — 30% (вторая цифра – деньги государства). Грамотная финансовая политика здесь очень важна: основной поток туристов едет в Петергоф с мая по октябрь, но это не должно отразиться на реставрации или зарплатах сотрудников на протяжении всего года. Выручает здесь спонсорская помощь, которая помогает при организации знаменитых праздников фонтанов и финансово поддерживает реставрацию уникальных объектов.

Представители музея-заповедника «Куликово поле» отмечают, что, будучи федеральным музеем, заповедник функционирует на федеральные средства, но при этом активно зарабатывает сам: доходы музея составляют 20-30% от общего бюджета. Это выручка сувенирных магазинов, доходы от экскурсий, кропотливая работа археологов. Благодаря собственным средствам музею даже удалось отремонтировать объект культурного наследия – Дом наследников тульского самоварного короля Василия Степановича Баташёва. Помогает музею и поддержка благотворителей: так, 19 мая на Куликовом поле состоится семейный фестиваль «Былина», который уже в десятый раз будет организован только на средства Фонда поддержки развития общества «Наши дети».

III. Стремление быть в тренде мировых музейных форматов…

Вряд ли кто-то из музеев станет отрицать, что он стремится следовать «модным» мировым тенденциям – например, принципу «культуры участия», позволяющей вовлекать зрителей в активный творческий процесс при создании разнообразных мероприятий (от проведения экскурсий до создания выставок). «Трендом» называют сегодня и грамотное преподнесение исторического материала актуальным современным языком: «Музей в современном мире – это некий бизнес-проект, который должен грамотно вести культурную политику, финансовую, знать каналы общения с аудиторией, ее интересы, но при этом помнить основную миссию музея – сохранение памятников культурного наследия», — отмечают эксперты Государственного музея-заповедника «Петергоф».

Стремлению следовать мировым трендам очень способствует опыт сотрудничества с зарубежными музеями. А благодаря тематическим перекрестным годам с европейскими странами многие музеи России создали крупные международные выставочные проекты как на территории России, так и за рубежом.

Отсутствие подобных проектов не становится препятствием к изучению мирового музейного опыта. Показателен в этом вопросе процесс создания нового музейного пространства под открытым небом «Богатырская застава», о котором рассказывает директор Государственного музея-заповедника «Куликово поле» Владимир Гриценко: «Хочешь добиться высоких результатов – анализируй не только свой опыт или опыт ближайших соседей, но и смотри как можно шире. Тем более, что сейчас это не проблема. Нет денег на поездки – ищи интересные примеры в интернете. Мы, к примеру, чтобы определиться с тем, каким должен быть новый музей на Куликовом поле, отправились зарубеж, чтобы изучить мировой опыт представления истории битв и полей сражения. Поехали в Шотландию, Англию, Германию, Польшу… Мы думали о масштабном проекте, который должен быть актуальным для нескольких поколений. Ведь подобные музейные комплексы открываются в нашей стране не каждый день. Сейчас опыт коллег, зарубежных и ближайших соседей (в Липецкой области, к примеру) мы анализируем, чтобы представить результаты многолетних археологических исследований древних поселений Куликова поля. Вскоре на берегу Дона появится новое музейное пространство под открытым небом «Богатырская застава».

Еще одна возможность быть в тренде – проводить междисциплинарные конференции, об успешном опыте которых также повествует Владимир Гриценко: «На Куликовом поле ежегодно обсуждают проблемы археологии, истории, естественнонаучных дисциплин. Это дает нам возможность не только рассказать про свои достижения, но и привлекать российских и зарубежных ученых к изучению Куликова поля».

IV. … и сохранение своей уникальности

Можно ли говорить сегодня о некоем уникальном пути российских музеев? И если да, чем обусловлена эта уникальность? Эксперты Государственного музея-заповедника «Петергоф» и Омского музея изобразительных искусств имени М.А. Врубеля уверены, что особый путь российских музеев обусловлен прежде всего историческими реалиями. Они призывают нас обратить внимание на события XX века: «Вектор общемирового музейного развития сменился в России в XX веке, когда наши музеи пережили национализацию, Великую Отечественную войну, восстановление и т.д. всего за несколько десятилетий», — отмечают эксперты «Петергофа».

Специалисты Омского музея изобразительных искусств имени М.А. Врубеля называют следующие факторы, оказавшие наибольшее влияние на формирование современной музейной системы: создание Государственного музейного фонда и формирование собраний провинциальных музеев, разработка принципов построения экспозиций и выставок в русле государственной идеологии, утвердившихся в советский период; жесткие реалии постсоветского времени, когда многие учреждения были поставлены в условия выживания при практически полном отсутствии государственного финансирования, а затем — современный этап в условиях открытого общества, характеризующегося рыночной экономикой, поддержкой многочисленных грантов, созданием фондов развития музеев и т.д.

Но обуславливает ли уникальное прошлое уникальное настоящее и будущее российских музеев? «Говорить о своем уникальном пути российских музеев не имеет смысла, мы входим в единое мировое музейное пространство, опыт ведущих музеев мира транслируется в музеях России, отличия возможны в деталях, — убеждена директор Омского музея изобразительных искусств имени М. А. Врубеля Фарида Буреева. — Здесь можно говорить скорее об американской модели и европейской, и российские музеи скорее существуют в парадигме второй, так как в отечественных музеях, и как во многих европейских, сильна научная деятельность».

При всем этом мы можем смело говорить об уникальности не российских музеев в целом, а каждого музея в частности, ведь у каждого из них – своя коллекция, коллектив и история.

V. Баланс традиций и инноваций

Тенденция к открытости современному посетителю, о которой мы сказали в начале нашего исследования, предполагает, безусловно, поиск новых интерпретаций музейных коллекций. Однако представители музеев ревностно оберегают свои традиции, а потому выступают за разумный баланс между хранением и изучением культурного наследия с одной стороны, и внедрением передовых достижений науки, техники, информационных технологий в хранение, реставрацию, изучение и экспонирование произведений, работу с посетителями – с другой.

«Опираться на традиции, но стремиться к инновациям» — таков принцип работы Омского музея изобразительных искусств имени М.А. Врубеля. «Если инновации способствуют широкому знакомству зрителя с коллекциями музея, работают на привлечение посетителя, делают музей интересным и нужным для общества, транслируют знания, образовывают, помогают изучению коллекций и не вредят их сохранности и безопасности, то они необходимы. Сегодня — инновация, через пару лет — традиция», — отмечает директор музея.

Выставочный центр «Эрмитаж-Выборг» считает себя уникальным и инновационными проектом уже потому, что в его создании выступили равными партнерами три стороны: Государственный Эрмитаж, Правительство Ленинградской области и муниципальное образование «Выборгский район Ленинградской области», которое и инициировало создание нового объекта культурного притяжения в историческом и мультикультурном Выборге. «В каком-то смысле мы пытаемся найти баланс традиций и новаций, одновременно и как эрмитажная площадка, и как современный музей, тем более находящийся исторически под одной крышей со старейшей выборгской детской художественной школой», — отмечает директор выставочного центра.

Эксперты Государственного музея-заповедника «Петергоф» отмечают, что оптимальное совмещение традиционного подхода и инновационных технологий возможно лишь при объединении знаний всех причастных к созданию выставки или экспозиции: хранителей, научных сотрудников, представителей выставочных отделов, дизайнеров.

Говоря о разумном балансе, нельзя не привести рассказ директора Государственный музея-заповедника «Куликово поле» о создании и работе музея: «Без традиций мы никуда. Вся наша работа базируется на том, что создавали наши предшественники. Сохраняя исторический ландшафт Куликова поля, мы помним, как Петр Первый приказал заклеймить вековые деревья в Зеленой Дубраве, чтобы их не рубили. Еще первые исследователи обустраивали на Куликовом поле свои домашние музеи и, показывая гостям реликвии Куликовской битвы, рассказывали о сражении. Сегодня уже мы исследуем поле сражения, и реликвии Мамаева побоища могут увидеть в Музее Куликовской битвы. Составляя программу празднования Куликовской битвы, мы опираемся на события полуторавековой давности.  Воинские ритуалы, ярмарки, концерты, литии по павшим русским воинам – так видели торжества в честь героев Куликовского сражения в 19 веке, эти элементы и сегодня являются ведущими на главном событии музея.

А без инновационного подхода современный музей не станет популярным у посетителя. Российский турист, по большей части, уже активно воспитывается на зарубежном опыте. Это и представление наследия, и возможности для комфортного путешествия. Создавая новый музей, мы познакомились с примерами лучших экспозиций, посвященных полям сражений. В итоге нам удалось учесть все потребности как музея, так и туристов, прибывающих на Куликово поле. Современная экспозиция и выставочные залы, комфортабельные гостевые дома, автомобильные стоянки и парковки для автопутешественников, сувенирные магазины, площадки для активного отдыха и места питания – все объекты музейной инфраструктуры нового комплекса превращают его в современный туристический объект, который способствует развитию внутреннего туризма и знакомству с наследием Куликовской битвы в ходе кратковременных и многодневных визитов».

VI. Осторожное отношение к полижанровости в музейном пространстве

Тенденция к размытости музейных границ хоть и присутствует в деятельности многих музеев, однако до сих пор с осторожностью воспринимается самими музейщиками. Так, эксперты Омского музея изобразительных искусств имени М.А. Врубеля отмечают, что в случае с краеведческими или научными музеями эта тенденция не только оправдана, но и является единственно возможным путем развития, тогда как для художественного музея она представляет определенную опасность. Впрочем, рисков можно избежать, если «держать высокую научную планку и соблюдать во всем меру». «Нельзя называть музеем то, что не является музеем, но вполне соотносится с магазином, аттракционом. Музей – это прежде всего наличие коллекции, реальной, представляющей историческую, художественную и культурную значимость», — считают эксперты.

Сотрудники Государственного музея-заповедника «Петергоф» также говорят о необходимости границ, при этом отмечая, что сами, готовясь к той или иной акции («Ночь музеев», «Ночь искусств»), ежегодно выходят за рамки традиционной работы, придумывая нехарактерные для музея программы. Подобные требования времени подталкивают сотрудников музеев смотреть на работу музея шире, под новым углом зрения, менять формат взаимодействия с посетителями, облекать исторические коллекции в новые выставочные формы.

VII. Активное развитие партнерских отношений

Сегодня российские музеи с большим воодушевлением привлекают к своим проектам различных партнеров и сами открыты для сотрудничества. Так, музеи сотрудничают с крупнейшими исследовательскими центрами (Фонд культурной инвентаризации, Нидерланды; ГосНИИР, Москва; Институт истории материальной культуры РАН, Петербургский государственный университет путей сообщения Императора Александра I, Центральный музей железнодорожного транспорта Российской Федерации, Государственный Исторический музей, Институт географии и Институт археологии Российской академии наук), коммерческими структурами («МЕГА», кафе «Скуратов»), крупными корпорациями – такими, как Группа компаний «Титан», ОАО «Российские железные дороги», организациями, занимающимися социальными проектами (благотворительная организация «Ночлежка», Омская библиотека для слепых, Всероссийское обществом инвалидов), IT-компаниями, реконструкторами, журналистами и студентами. «Таких примеров взаимопомощи – масштабных или, на первый взгляд, крохотных – масса. Поговорка «Не имей 100 рублей, а имей 100 друзей» в нашем случае просто девиз», — подчеркивает Владимир Гриценко.

VIII. Стратегия – хранить и беречь

Среди множества принципов стратегического плана развития музея, которые мы попросили назвать наших собеседников, красной линией проходит все же один – сохранить музей для будущих поколений, обеспечив его жизнеспособность в настоящем.  Что для этого нужно? По мнению экспертов Музея Врубеля, наращивать культурный потенциал и повышать роль отрасли культуры в процессе социально-экономического развития Омской области; увеличивать число партнеров и привлеченных внебюджетных средств, повышать результативность участия коллектива музея в выставках, конкурсах, фестивалях, культурных акциях российского и международного уровней; продолжать изучение музейных коллекций, истории художественной жизни Омска и Сибири, истории архитектуры Омска, археологических культур и народного искусства региона; продолжать комплектование коллекций и активную работу по внедрению новых информационных технологий в деятельность музея по всем направлениям; решать задачи, направленные на повышение уровня доходов работников музея, создание условий для карьерного и профессионального роста в сфере культуры; внедрять передовой европейский и мировой опыт управления культурными процессами. Приоритетной задачей музея на сегодняшний день является работа над масштабным проектом «Эрмитаж-Сибирь».

Сохранением потребности и жизнеспособности эрмитажного центра обеспокоен и Выборг: «Эрмитаж-Выборг» задумывается о прирастании на основе центра собственного музея современного искусства.

«Завершить реставрационные работы во всех четырех парках, продолжать активную выставочную деятельность как в России, так и в зарубежных странах, продолжать научно-исследовательскую работу, но, самое главное, помнить, что превосходный дворцово-парковый комплекс «Петергоф» должно увидеть еще не одно будущее поколение, поэтому хранить и беречь», — такие стратегические задачи видит перед собой Государственный музей-заповедник «Петергоф». «Мы всегда помним о нашей миссии – сохранении и представлении наследия Куликова поля и Куликовской битвы. Потребности вверенного нам культурного наследия страны, потребности современного туриста диктуют нам наше будущее», — вторит Государственный музей-заповедник «Куликово поле».

IX. Отзывы посетителей становятся критериями эффективности

Немаловажный факт: опрошенные нами музеи в голос говорят о том, что отклик общественности становится одним из главных индикаторов работы музея. «С каждым годом становится все меньше и меньше жалоб. Несмотря на плохую погоду в последние два летних сезона посещаемость у нас только растет, значит музей живет и развивается, — отмечают специалисты музея-заповедника «Петергоф». — Если люди хотят настоящего праздника, то Петергоф –прекрасное место для этого, он всегда был, есть и будет «увеселительной резиденцией», куда всегда приятно в любое время года приехать семьей, с друзьями, с девушкой на свидание. Мы понимаем это по посещаемости, по отзывам, которые оставляют в соцсетях».

Музей Врубеля первым критерием эффективности называет параметры, утвержденные Министерством культуры Омской области. Однако музей подчеркивает, что важен для него и отклик общественности. Музей исследует интересы и активность посетителей с помощью анкетирования и опросов, в том числе проводимых в социальных сетях.

Отклики посетителей входят и в комплекс критериев эффективности Государственного музея-заповедника «Куликово поле». «Об исследовании интересов нашей аудитории мы задумываемся, создавая новые экспозиции, планируя новые события. Анкетирование и опросы аудитории помогают узнать, что интересно было бы увидеть нашим посетителям в музее, какие обсудить темы в лектории, — рассказывает директор Государственного музея-заповедника «Куликово поле» Владимир Гриценко. – К примеру, опрос посетителей нашего нового музея Куликовской битвы выявил наиболее яркий объект в экспозиции. Несмотря на массу мультимедийных устройств, посетитель не отходит от макетов. На них мы сделали упор в новой экспозиции «Дон. Вся история на берегах одной реки», которая открылась годом позже».

X. Вдумчивая работа над созданием имиджа

Все большее внимание российские музеи уделяют созданию имиджа, используя для этого разнообразные инструменты – а это, безусловно, свидетельствует о понимании необходимости продвижения. Опрошенные нами музеи отметили, что имидж музея прежде всего обусловлен реализуемыми в нем проектами, однако они, безусловно, нуждаются в продвижении; инструментами здесь выступают социальные сети, реклама, точечная работа с целевой аудиторией (в том числе посредством организации семинаров, мастер-классов, презентаций), активная работа с волонтерами, работа со СМИ и спецпроекты с ведущими каналами региона, рекламные туры для турбизнеса, информационные марафоны, участие в международных туристических выставках MITT и «Интурмаркет».

Отметим, кстати, что Государственный музей-заповедник «Куликово поле» и Государственный музей-заповедник «Петергоф» входят в топ-20 музеев с самым большим числом подписчиков в соцсетях: они на 14-м и 19-м местах соответственно, с числом подписчиков 175 566 и 98 879.

Впрочем, несмотря на все усилия, стереотипы о музеях и музейщиках, увы, довлеют. «Наверное, главные музейные стереотипы все еще живучие: «главное – хранить» и «руками не трогать», — говорит директор Государственного музея-заповедника «Куликово поле» Владимир Гриценко. — Трансформировать это можно масштабной выставочной деятельностью (а мы ежегодно проводим более 40 выставок на своих площадках и в других регионах), представлением наших фондов для общественности, начиная с Государственного каталога Музейного фонда Российской Федерации, и в ходе разнообразных проектов в интернете. И, конечно, в ходе создания наших экспозиций мы придерживаемся принципа «Трогать разрешается!». Место реликвии – в музейной витрине, но точную реплику можно сделать и дать в руки каждому посетителю».

Каков же складывается облик современного российского музея? Если глобально обобщить вышесказанное, то лучше всего подойдет эпитет «противоречивый»: он стремится к открытости и доступности, стремится к внедрению мультимедийных технологий, но опасается перенасыщения ими, опирается на поддержку государства, но стремится зарабатывать самостоятельно, старается быть в тренде, но не терять собственную индивидуальность, балансировать между традициями и новациями, создавать собственный имидж, ориентируясь на запрос аудитории, но не слепо следуя ее пожеланиям.

Иначе говоря – музей стремится найти общий язык с посетителем, оставаясь при этом самим собой. Задача архисложная, но достойная.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга