Поиск по сайту

18 Апреля 2019

Лариса Петрова: «Мы доказали, что не столько потребляем внешние технологии и тренды, сколько формируем их»

Разговор о книге «Что-то новое и необычное», номинированной на премию Сергея Курёхина


Беседовала Екатерина Юркова Беседовала Екатерина Юркова
Фото: Татьяна Доукша Фото: Татьяна Доукша
Мне нравится!

Совсем скоро, 21 апреля, в Санкт-Петербурге состоится вручение Международной премии в области современного искусства имени Сергея Курёхина. В этом году среди лауреатов в номинации «Лучший текст о современном искусстве» фигурирует и екатеринбургское исследование — монография «Что-то новое и необычное»: аудитория современного искусства в крупных городах России». Мы поговорили с одним из редакторов издания — проректором по научной работе Екатеринбургской академии современного искусства Ларисой Петровой о том, какую реакцию уже вызвало исследование и что оно может изменить в Екатеринбурге.

Издание стало результатом огромного социологического проекта, который Екатеринбургская академия современного искусства реализовала вместе с Уральским филиалом ГЦСИ-РОСИЗО, Фондом «Социум» и издательством «Кабинетный ученый». О том, как проходила презентация книги, вы можете прочесть в нашем материале.

Лариса Евгеньевна, получили ли вы какую-то обратную связь от институций Екатеринбурга и регионов после публикации исследования?

— Исследование для книги «Что-то новое и необычное: аудитория современного искусства в крупных городах России» было реализовано в рамках гранта Благотворительного фонда Потанина. Книга тоже была издана в рамках гранта, потому первый тираж издания в книжных магазинах продаваться не мог. Мы распространяли его по списку институций и экспертов, которым наша работа могла принести пользу. К тому же, желающие могли заказать «Что-то новое и необычное» на сайте проекта. Удивительно, что с момента выхода книги — с сентября 2018 года — разобрали весь тираж в тысячу экземпляров. Оказалось, что интерес, действительно, есть.

Исследование инновационно, ведь впервые на русском языке дан солидный академический, теоретический, методологический обзор исследований Visitor studies, которые на западе идут последние пятьдесят лет. А потому обратную связь я разделила бы на нескольких типов.

 

Первый — сугубо академическая реакция и цитирование. Однако прошло слишком мало времени, и пока мы активного цитирования не видим. Второй возможный вариант — реакция практиков. Такую обратную связь мы уже получаем, и она довольно позитивна. Например, нас уже отметила кандидат социологических наук Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Алиса Максимова. Она написала, что книга отличная и очень здорово, что мы ее сделали. По ее мнению, «Что-то новое и необычное» может повлиять и на ситуацию с исследованиями, и на отношение институций к аудитории.

Мои коллеги из вузов отмечают, что в их среде издание было представлено меньше, чем у практиков. «Что-то новое и необычное» им хотелось бы увидеть в магазине. Я считаю, что наше издание вполне может через книжные магазины выйти на совершенно другую целевую аудиторию. Сейчас мы пока только мечтаем об этом, но, возможно, впереди нас ждет переиздание книги, ведь у потребителя есть к ней интерес.

— Как проведенное исследование может сказаться на жизни культурных учреждений?

— До недавнего времени в России мог существовать музей, которому не нужны посетители. Он хранил коллекцию, работал с художниками, покупал произведения искусства или организовывал выставки, на которые приходили лишь эксперты, специалисты, художники и их товарищи, критики и так далее. Простой обыватель посещал подобные события довольно редко. Но с этого года в критерии качества работы директора музея наконец-то оказалось включено число посетителей выставочных проектов. О таком развороте институций культуры в сторону потребителя мы и думали во время нашего исследования. В перспективе учреждения культуры перестанут быть «неприкасаемыми», и современный посетитель станет для них именно пользователем культурной и даже шире — социальной – услуг. Ведь любой человек, пришедший в культурное учреждение, не разделяет для себя культуру и быт. Потребительский взгляд горожанина мы и пытались продемонстрировать и доказать легитимность такого подхода к аудитории со стороны культуры.

Екатеринбург – очень продвинутый город. Во многом благодаря Управлению культуры Администрации города Екатеринбурга, которое инициирует крупные аналитические проекты. Они становятся большими шагами к нашему понимаю, что такое современная культура. Например, Екатеринбургская академия современного искусства еще в 2015 году проводила исследование по независимой оценке качества муниципальных учреждений культуры Екатеринбурга. Тогда мы составили рейтинг учреждений культуры и показали, что екатеринбуржцы высоко оценивают возможность получить саму услугу, но низко – условия ее предоставления. Это стало первым звоночком, который показал важность маркетингового подхода, которому мы и хотим научить культурные учреждения. Что, несомненно, изменит их взгляд на зрителя и неизбежно поменяет саму их миссию.

В книге «Что-то новое и необычное» мы вводим и такое понятие, как «гибридизация» – желание человека получить несколько услуг в одном учреждении. Пионером такого гибридного пространства в нашем городе стал Ельцин Центр. Некоторых возмутило, когда помимо музея там стали открываться никак не связанные с культурой институции: магазины одежды, продуктов, клиника, салон цветов, банк. Однако так проявляет себя современный подход: посетитель Ельцин Центра может провести в нем целый день и получить все «здесь и сейчас».

Это оборотная сторона господства торгово-развлекательных центров – ТРЦ наоборот. Они всегда исходили из примитивной триады шоппинг-еда-кино, но некоторые из них расширяют и культурную компоненту, проводя концерты и выставки. А Ельцин Центр как культурная институция двигается в прямо противоположном направлении, предлагая нам культурный контент и дополняя его разными потребительскими предложениями. Оказалось, что это очень востребовано.

Я глубоко убеждена, что любое культурное учреждение предназначено для того, чтобы обеспечить социальную гармонию и развитие общества. От элитарности культурных институций мы должны переходить к их диверсификации. Руководителям необходимо подходить к планированию работы, ориентируясь именно на изменение повседневной жизни людей в культурную сторону, на социальную дифференцию в конкретном городе, микрорайоне. Для этого нужно видеть свою аудиторию и знать, как ее развивать. В формировании такого взгляда и может помочь наша книга.

— На ваш взгляд, что может измениться в Екатеринбурге благодаря книге?

— Я – патриотка своего города.  Екатеринбург мне очень нравится в том числе по тому влиянию, которое он оказывает на другие города. Выход нашей книги стал демонстрацией того, как крупные культурные проекты города — например, Уральская индустриальная биеннале современного искусства — больше не могут обходиться без серьезного аналитического исследования аудитории. Все началось с того, что бессменный комиссар Уральской биеннале Алиса Прудникова задумалась над вопросом, правильно ли она видит горожан, которым интересно современное искусство. Она и инициировала проект исследования аудитории современного искусства в крупных городах России. Сейчас результаты нашего проекта активно используются Уральским филиалом ГЦСИ, в частности, Анной Пьянковой, для планирования 5-й биеннале.

Неслучайно именно в Екатеринбурге возникла потребность в таком исследовании. Важно, что и команда исследователей была тоже из столицы Урала. Отсюда мы ездили в полевые экспедиции в другие города, составившие нашу эмпирическую базу. Набираясь опыта, мы формируем уральскую методическую школу изучения аудитории. Это доказывает, что из нестоличного города мы можем провести исследования, способные репрезентировать если не всю Россию, то значительную ее часть. Типологически это существенно важно для характеристики всей страны. Мы доказали, что здесь, в Екатеринбурге, не столько потребляем внешние технологии и тренды, сколько формируем их. В данном случае это произошло путем издания инновационной книги по исследованию современной аудитории.

Также «Что-то новое и необычное» может изменить ситуацию в Екатеринбурге: помочь учреждениям культуры справиться с «бременем конкуренции», которая в нашем городе определенно есть.

— Стремятся ли другие, не вошедшие в вашу выборку города заказать у вас подобное исследование?

— Пока нет, и на это есть несколько причин. Одна из них — несформированная установка на значимость таких исследований для региональной и муниципальной власти. Екатеринбург — чуть ли не единственный нестоличный пример того, как Управление культуры использует результаты аналитических исследований для принятия решений. Это доказывают такие проекты, как исследование независимой оценки качества культурных учреждений и «Екатеринбургский пульс». Пока культура использования аналитических данных в муниципальном управлении не развита.

Другая причина — наше нежелание становиться «коробейниками», продающими свою услугу. Мы планировали дать культурным институциям «рыбу и удочку», как в известной пословице. Рыба – это результаты исследования, которые представлены в книге, а удочка — методические рекомендации по изучению аудитории, которые тоже в книге есть. Мы ожидаем, что активный процесс будет идти независимо от нас, благодаря этим методическим рекомендациям. Их мы разделили на несколько частей. Первая — как самому провести исследование. Оно, скорее всего, не будет профессиональным, но для внутренней работы вполне подойдет. А второе – если вы захотите выйти на иной уровень и вырасти из внутреннего контекста, заказав исследование у сторонних ресурсов. Для таких случаев мы описали рекомендации, как правильно найти заказчика и грамотно сформировать техническое задание. Я надеюсь, что наши рекомендации пригодятся коллегам.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры