Поиск по сайту

12 Июня 2019

Сидя на красивом холме

О выставке «Не только Хокусай» в Екатеринбургском музее изобразительных искусств


Текст: Дмитрий Ханчин Текст: Дмитрий Ханчин
Фото: Татьяна Доукша Фото: Татьяна Доукша
Мне нравится!

Якуся-э, муся-э, сюн-га и другие чудеса японской гравюры можно увидеть на новой экспозиции. Рассказываем, почему это интересно.

Вы можете не знать, кто такой Кацусика Хокусай, но наверняка видели одну из его работ: хрупкая лодка посреди бушующей водной стихии и гора Фудзияма на заднем плане. «Большая волна в Канагаве» – не только самое знаменитое произведение художника, но и своего рода символ азиатского изобразительного искусства. Название «Не только Хокусай» как бы намекает: одними волнами не ограничится, и посетителю выставки предстоит глубокое погружение в мир японской гравюры.

На экспозиции представлены работы из собрания коллекционера и антиквара Олега Малахова. Всего в его коллекции – более 500 листов, на выставку попало около 200. Многие из них не раз демонстрировались в Екатеринбургском музее изобразительных искусств, но настолько обстоятельной и разнообразной выставки эти стены еще не видели.

Экспозиция заняла несколько музейных залов. Работы разбиты по жанрам, каждый из которых символизирует свою эпоху. Общее название для представленных на выставке произведений – уике-э. Под этим словом понимается японское изобразительное искусство периода Эдо (1603-1868 годы) и, в частности, гравюра, особенно популярная во второй половине XVII века. Любопытно, что в то время работы производились массово, стоили недорого и украшали собой гостиные небогатых семей. После революции Мэйдзи, случившейся в 1868 году, границы Японии открылись, и страну захлестнули зарубежные веяния. На своей родине гравюры стремительно вышли из моды, уступив место новомодной фотографии, и в то же время обретали широкую популярность на западе: их массово скупали коллекционеры, они вдохновляли на свои собственные творческие подвиги таких титанов кисти, как Ван Гог и Моне. Ну а дословно уике-э переводится как «плывущий мир», что стоит понимать как «мир мимолетных наслаждений».

Прямое отношение к мимолетным наслаждениям имеют работы в жанре бидзин-га – на них изображены настоящие нарядные красавицы, зачастую куртизанки. В свое время произведения данного направления служили рекламой девушек из «веселых кварталов» – или, как вариант, рекламой кимоно. Несмотря на подобный подтекст, гравюры бидзин-га достаточно невинны. Один из выставочных залов расположен уединенно от других, вход в него предваряет надпись «18+». Здесь расположены работы в жанре сюн-га – эротическая гравюра. Произведения достаточно откровенные, но при этом забавные: органы непомерных размеров в сочетании с кислыми выражениями лиц персонажей и странными позами производят эффект скорее комический.

Впрочем, разного рода любовные утехи – далеко не центральный сюжет выставки. На гравюрах в жанре якуся-э можно увидеть сцены из пьес театров Кабуки. Под названием муся-э собраны захватывающие батальные сюжеты – например, визуальное переложение истории о 47 ронинах. Фукэй-га – это завораживающие пейзажи, а катё-га – изображения птиц и цветов, каждое из которых так и просится стать обложкой какого-нибудь модного музыкального альбома.

Выставка «Не только Хокусай» наглядно демонстрирует несколько национальных черт японцев. Во-первых, педантичность: «Тридцать шесть видов Фудзи», «Сто видов воды» – уже сами названия серий гравюр говорят о том, что их авторы стремились как-то систематизировать и даже каталогизировать действительность. Во-вторых, пристальное внимание к мелочам: несмотря на то, что представленные на выставке изображения далеки от какого-то ни было жизнеподобия, они полны мельчайших деталей, которые придают гравюрам практически документальность. В-третьих, мистицизм: духи и призраки в произведениях японских художников живут по соседству с обычными людьми, причем их присутствие не представляется чем-то ужасающим; из этого вытекает следующая черта – определенная покорность ходу вещей. Наконец, восточная созерцательность – как бы банально ни звучало это словосочетание, его не избежать: даже самые динамичные сюжеты, вроде той же «Большой волны в Канагаве», производят умиротворяющий эффект – кажется, что художники наблюдали за происходящим, сидя на красивом холме из старой песни БГ, а теперь предлагают и зрителю занять ту же позицию.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов