Поиск по сайту

16 Августа 2019

Сюжеты, интриги и метафоры меццо-тинто

В Екатеринбурге открылся Пятый международный фестиваль меццо-тинто


Текст: Анастасия Мошкина Текст: Анастасия Мошкина
Фото: Максим Субботин Фото: Максим Субботин
Мне нравится!

С 17 августа, в День города Екатеринбурга, начинает работу для зрителей Пятый международный фестиваль меццо-тинто, организованный Екатеринбургским музеем изобразительных искусств. Какой еще может сделать подарок городу музей, как не обозначить авторитетно его имя на международной карте истории искусств?

Пятый международный фестиваль меццо-тинто – действие сложносочиненное: множество участников со всех сторон света – тридцать две страны представлены; разнообразные жанры событий – выставки, лекции, экскурсии, конкурсы, интерактивы, мастер-классы, artist talk с мастерами; несколько площадок – сам музей, Международный центр искусств «Главный проспект», Ельцин Центр; а набор тем, затронутых художниками, и вовсе приближается к бесконечности…

Начнем с экспозиции в «Главном проспекте», где проходит основная программа фестиваля – открытый конкурс художников, работающих в технике меццо-тинто. Каждое из пространств (язык не поворачивается называть это залами) галереи представляет часть света – именно так сгруппированы художники в этот раз: Азия, Европа, Северная и Южная Америки… Именно такая композиционная выстроенность работ позволяет выявлять общие тенденции в тематике и технике, определить проблемы, которые волнуют художников в разных концах мира.

Азиатский зал начинается с Томиюки Сакуты (Япония), работы которого представляют собой несколько кадров на какую-нибудь философскую тему – о границах личности, о памяти, о соотношении прошлого, настоящего и будущего времени в человеке. Такая многокадровость напоминает японские комиксы.

Марудей Макуда из Таиланда представлен серией работ «Разбитый», на которой мы видим портрет «потрескавшегося» человека. Особенность этого выставочного пространства «Главного проспекта» – свет с улицы, город, который отражается в стекле, закрывающем картину. Сама графика и отражающийся в ней день сегодняшний действуют на зрителя впечатляюще.

Экспозиция европейских художников задумана так, чтобы мы «спускались» с севера Европы к югу. Швеция, Великобритания, Ирландия сменяются Бельгией, Францией, Германией, затем уже Италией и Испанией…

Сара Гиллеспи (Великобритания) представляет философский «Конец лета»: шмеля, который непременно должен погибнуть в конце лета, уйти в темноту (красивая метафора меццо-тинто). Работы Шурда Тегеларса (Нидерланды) напоминают образы голландской живописи времен Брейгелей: его работы – это аллегории из литературы, национальный голландский колорит.

Шотландец (для него принципиально подчеркнуть свою страну-происхождение) Стюарт Даффин каждой работой заявляет политический лозунг: на повторяющейся из картины в картину кирпичной стене (образе сегодняшнего дня) рисуются граффити с лозунгом и набором актуальных символов. Так, при помощи тьмы и света в меццо-тинто запечатлевается современность.

На политические темы рассуждает и художник Хашми Азза (Бельгия): его сюжеты злободневны, чаще всего о войне, о несправедливости, о расизме. Этот художник меццо-тинто четко, без пудры символизма выражает свое отношение к тому, что происходит в мире. Кстати, Хашми Азза первым сделал ретроспективный дар своего творчества Екатеринбургскому музею ИЗО.

Немного расслабиться и подумать о вечном предлагают работы Пьера Ваке (Франция). Он, прежде всего, книжный иллюстратор, и его работы полны цитат из литературы, а некоторые даже названы строчками из «Алисы в Стране чудес».

В медицине тоже есть техника, похожая на меццо-тинто, – рентгеновские снимки. Именно Ксимена де Леон Лусеро придумала первой использовать эту метафору и «просвечивать» духовное человека: в названиях ее работ – глубокий смысл. Тут есть, о чем подумать.

Для тонко чувствующих цвет – работы Ги Брауна (Франция). У него можно увидеть, к примеру, как из черного рождается синий… В своих работах художник использует четыре доски: красную, желтую, синюю и черную.

Продолжает работу с цветом и Надежда Менье (Франция): она запечатлевает особенности народа когис – ускользающую натуру. А технику меццо-тинто разбавляет, к примеру, монотипией – отпечатком хрупкого осеннего листочка поверх изображения.

Мишель Жоффрион (Франция) успел «поймать» музыку в «сети» своей графики: его «Окружности» мелодичны и ритмичны.

Обнаженную женскую натуру изображает художник из Германии Йохен Кублик, но эротика для него наделена мифологическим смыслом – это Медея, Аркадия, Цирцея и другие женщины-мифы.

Даже обыкновенный на первый взгляд натюрморт у художника меццо-тинто наполняется потусторонними смыслами. К примеру, художницу Джейн Рид Джексон (США) привлекают обыденные повседневные предметы, очень часто можно увидеть в ее произведениях стекло, которое добавляет картине рефлексы и рефлексию на тему игры света и тени, преломления.

Некоторые художники добавляют к меццо-тинто другие техники. В работах Джулы Фриммель (Венгрия) сочетаются меццо и офорт, Мар Гаска Мадригал (Мексика) добавляет еще акварель и что-то, что можно назвать вытынанкой – тонко выполненной резьбой по бумаге.

Отдельно выделены в галерее двадцать девять работ художников на тему экологии океана – актуальная, волнующая весь мир тема. В этой серии затронуты проблемы микропластика, мусора, непоправимого влияния человека на природу.

Это лишь малая часть художников – вся выставка целиком и полностью требует длительного времени, чтобы ее посмотреть, подумать, поразмышлять, вглядываясь в детали. Здесь каждый найдет что-то свое, то, что волнует.

В параллельной программе в этом году значится выставка в Екатеринбургском музее изобразительных искусств. В обновленном пространстве представлены кураторские проекты: «Трансформация. Меццо-тинто Восточной Азии» Андрея Мартынова (Россия); «Классическое и современное меццо-тинто из собрания галереи «Epreuve d'Artiste» Крис Верхеен (Бельгия) и Зоры Петрашовой (Словакия); выставки даров «Мэтры меццо-тинто – Екатеринбургскому музею изобразительных искусств» (Арта Вергера (США), Ги Ланжевена (Канада)). Исторический проект представляют избранные гравюры из коллекции Александра Севастьянова (Москва).

Это меньшее по площади, но максимально насыщенное современным и классическим меццо-тинто пространство, основная задача которого – приглашение к диалогу о… Темы – разнообразны.

 

О самом меццо-тинто и значении екатеринбургского фестиваля мы успели поговорить с Андреем Мартыновым, которого знаем как куратора крупных международных фотографических выставок.

Что искать в меццо-тинто для себя зрителю

– Сложно понимать меццо-тинто? Надо верить в людей. У каждого человека свой жизненный опыт, исходя из которого он и будет понимать то, что видит на выставке меццо-тинто: кто-то почувствует дзен в работах старшего поколения японских художников, кто-то – влияние Магритта у молодого поколения.

Для меня меццо-тинто и фотография – вещи одной природы. Микио Ватанабе и Ги Ланжевен явно прибегают к фотографическим изображениям в своей работе – фотография чувствуется в основе. Мне кажется, это вообще сейчас тенденция в печатной графике, диктуемая тем, что в ней появляется компонент высоких современных технологий. У художника в руках уже не просто «качалка» (Инструмент – резец, при помощи которого наносится изображение на доску. – Прим ред.), а лазерная машина. Печатная форма уже создается при помощи высоких технологий – и это убийственно круто.

О значении екатеринбургского фестиваля

– Я помню, что несколько лет назад, когда я делал Фотографическое биеннале в Новосибирске, ко мне туда приезжал Никита Корытин (Директор ЕМИИ. – Прим. ред.) и спрашивал совета, делать или нет Фестиваль меццо-тинто. Я его отговаривал. Тот успех, которого достиг проект, – это результат титанических усилий самого Никиты Николаевича и его команды. Выставки – это верхушка пирамиды, а так – это колоссальная организационная работа. Я вижу интерес в самом музее к проекту – от первого до последнего по должности человека – это многое решает.

Выставка позволяет показывать современные печатные технологии – у нас в стране нет специалистов по лазерной гравировке пластин, к примеру, а здесь такие работы можно увидеть. Еще можно увидеть, что волнует художников в разных концах мира. Техника и темы – каждый будет смотреть на то, что интересно. Вообще, это важно – перемещаться для людей в пространстве, быть в контексте, смотреть, думать, задавать вопросы. С фестивалем в Екатеринбург перемещается само пространство – не надо никуда ехать, оно тут само приехало и сжалось в точку.

Кроме того, на фестивале собираются художники со всего мира и учатся друг у друга, знакомятся, обогащаются друг другом. Видят и учатся техникам, узнают приемы и профессиональные «секретики» – это делает их свободнее, а когда человек свободен в реализации своих идей – это большое дело. Я сейчас готовлю выставочный проект в Красноярске, посвященный современной фотографии в Тайване, и поражаюсь, какая широта проблем затронута этими авторами, какой богатой технической палитрой выполнена. Эти люди свободны в выборе идей и техник, и это впечатляет.

Еще в проекте ЕМИИ удачно соединяются маленький формат – тот, что исторически был в основе, – и большой – гигантский, выполненный при помощи современных технологий. Стоят традиционные станки, есть исторический проект – гравюры XVIII – XIX века, и есть «рок-н-ролл» – работы молодых художников, с другим настроением, другим чувством свободы, к примеру, работы Томаша Винярски.

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры
База тегов