Поиск по сайту

26 Июня 2020

Зачем художник в пандемию и зачем пандемия художнику?

О public talk с акционисткой Катрин Ненашевой


Текст: Дарья Санникова Текст: Дарья Санникова
Мне нравится!

В рамках pubic talk от музея «Гараж» художница-акционистка, психоактивистка, режиссер Катрин Ненашева поделилась опытом своего исследования «Художник в пандемию: тактики и стратегии». Несмотря на обобщенное название, речь шла не о художниках вообще, а о Катрин в частности. Тем не менее, рассуждения и воплощенные проекты Катрин как представителя художественного сообщества чрезвычайно интересны и наверняка отражают если не мнения сообщества в целом, то по крайней мере его части.

В начале мероприятия Катрин поделилась собственными ощущениями, которые она испытала в связи с наступлением пандемии. Художница проиллюстрировала свое состояние картиной Босха и подчеркнула, что чувствовала нагнетание, внутреннюю и внешнюю катастрофу, панику. Она понимала, что настало время искать свое новое место в мире, новую роль.

 

«Я сказала себе: окей, я просто буду делать то, что приходит мне в голову. Я не буду себя ни за что винить, озираться на какие-то школы, традиции. Пусть это будет в какой-то степени моя терапевтическая творческая практика. Никто не знает, как делать правильно, и важно просто слушать себя и в исследовательской форме перебирать разные форматы, какие только могут быть», — отметила Катрин.

Пробуя себя в разных форматах и акциях с апреля и до сегодняшнего дня, художница пыталась ответить на несколько вопросов. Какие практики прямого действия могут быть актуальны? Как можно вовлекать в акции новых людей (и нужно ли)? Новые отношения с властью – какие они? Смогу ли я изменить свой художественный язык?

Начала художница с проекта «С любовью от изолированных граждан». На эту акцию Катрин вдохновил город – гигантский и внезапно пустой. Пространство нового города заворожило ее, и акционистка решила ответить себе на вопрос: что в нем может сделать художник? Как показать, что в городе есть совершенно разные люди, как обозначить их присутствие? Как узнать, что эти люди хотят сказать городу?

В попытке ответить на эти вопросы Катрин собрала в соцсетях фразы людей, которые соблюдают самоизоляцию. «Было довольно страшно читать все эти послания, потому что они были про одиночество, безысходность, потерянность», — говорит Катрин. А еще отмечает, что многие фразы, которые люди писали на фоне пандемии, были не только о ней – например, фраза «Устал бояться». Эти послания Катрин и ее соавторы в самой простой технике нанесли на разные фоны в городском пространстве – и это пространство будто бы наполнилось голосами людей. «Я не сидела в самоизоляции, я чувствовала себя ужасно одиноко, и мне хотелось разговаривать с городом, с людьми. И форма «наскальной живописи», которую мы использовали, была моим способом взаимодействия с ними», — делится художница.

Следующим проектом – «Эй, меня слышно?» — это общение продолжилось. Только на этот раз Катрин попросила людей, сидящих в самоизоляции, передать послания тем, кто выходит на улицу и обслуживает карантин – курьерам, таксистам, фармацевтам. Этот проект привел к новой форме коммуникации – проекту «Окей, а если так?»: художница с единомышленниками придумали «говорящие маски» — с прозрачными элементами в области рта, благодаря которым можно было увидеть черты лица, эмоции.

На эту акцию Катрин вдохновила ее мама – работая фармацевтом во время пандемии, женщина не раз сталкивалась с угрозами, открытой агрессией. «Мне было страшно, я поразилась, насколько люди готовы работать и делать свое дело. Таким жестом хотелось их поддержать», – признается она. Маски сшили из подручных материалов и раздали их фармацевтам. Но Катрин говорит, что не получила совершенно никакой обратной связи. Вместо этого масками заинтересовались… слабослышащие люди: такое изобретение могло бы существенно облегчить жизнь тем, кто читает по губам.

Услышав запрос, Катрин попыталась организовать краудфандинг: маски, сшитые «на коленке» из дешевых материалов, конечно, не годились для продолжительного использования. Увы, идея провалилась: «К сожалению, у нас не принято доверять художникам, не принято думать, что акционисты могут давать какие-то важные живые идеи и общими силами их внедрять», — жалеет Катрин.

Помимо прочего, Катрин занимается психоактивизмом и является одной из создательниц проекта «Психоактивна» — движения, которое работает с людьми с ментальными особенностями. Представители движения с 2018 года выходят на первомайские демонстрации с плакатами, лозунгами, мини-инсталляциями про психическое здоровье. В этом году это стало невозможно. Участие в онлайн-демонстрации художница отвергла сразу. Вместо этого придумала «Балконный Первомай».

«Мы предложили людям вывешивать плакаты и лозунги, связанные с психическим здоровьем. Когда ты заявляешь о том, что у тебя есть то или иное психическое расстройство, это новый уровень дестигматизации. Многие не согласились. Но для 30-40 человек по всей России это был новый уровень откровенности, доверия к людям вокруг, в отношениях с самим собой. Пандемия немножко нам в этом помогла», — говорит Катрин.

Но любимой акцией Катрин стал проект «Завались», в котором художница собирала деньги на то, чтобы избавить людей от очередного всплеска собственного искусства. Чувствуя, что контента стало слишком много, она выступила с предложением помолчать, соблюдать онлайн-дистанцию. «Я собирала 40 тысяч рублей на то, чтобы ничего не делать, — смеется Катрин. — Но акция провалилась, люди скинули около 10 тысяч рублей, и я решила, что могу с чистой совестью продолжать что-то делать».

Такое решение в итоге вылилось в самый крупный проект исследования – «Поругайся со мной», в котором художница предложила жителям спальных районов Москвы публично обсудить их домашние конфликты и пережитый опыт насилия. Проект возник на фоне сведений о возрастающей статистике домашнего насилия. И хотя в период пандемии художница с ним не сталкивалась, в ее жизни был травмирующий опыт: в мае 2018 года на территории самопровозглашенной Донецкой народной республики ее пытали вооруженные сепаратисты.

«Когда я столкнулась с насилием, я могла говорить о своем опыте только с психотерапевтом, но мне было важно говорить, слышать истории других людей. И я искала принимающие пространства помимо соцсетей. Я не могла найти такое пространство и подумала, что его было бы классно создать, — говорит Катрин. — Акционисту важно работать с чувством собственной безопасности и создавать его у других людей».

поделились
в соцсетях


Комментарии пользователей сайта

Комментариев пока нет, оставьте первый комментарий.

Оставьте комментарий

Добавить комментарий

Официальный сайт Управления культуры
Администрации Екатеринбурга

Новости
Диалог
Арт-терапия
Афиша
Места
Прямая линия
Управление культуры